• Вход
  • Регистрация
аналитика
24 Апреля 2015, 20:03


Человек, который "отменил" Прохорова

5 470 28

Крым разделил не только российскую историю на «до» и «после», но и в буквальном смысле взорвал российский политический класс. Каждый политик и каждая партия были вынуждены определиться с четким ответом на вопрос: Крым наш? Ответ на этот вопрос принес неожиданные результаты. Например, партия Гражданская Платформа, которая считалась карманной партией Михаила Прохорова и его окружения, вдруг взбунтовалась против своего создателя. Олигарха выбросили за борт политической жизни, и теперь партией руководят люди, которые исповедуют совсем другие ценности. После успешной смены власти в Гражданской Платформе, мне захотелось поговорить с человеком, который «отменил» Прохорова и ответить на вопрос: может ли либерал быть патриотом?

Дорогие читатели, я предлагаю вашему вниманию стенограмму эфира программы "Глобальная Деревня", которую я веду на радио Говорит Москва. В прошлое воскресенье я пригласил на эфир Рифата Шайхутдинова — человека, который возглавил патриотический мятеж в Гражданской Платформе, бросил вызов Михаилу Прохорову и победил.

На мой субъективный взгляд, поражение Прохорова было обусловлено тем, что рядовые члены партии, а это региональные бизнесмены, представители свободных профессий и среднего класса, оказались намного патриотичнее, чем казалось тем, кто изначально создавал партию. Эти рядовые члены партии, для которых собственный успех, неотделим от успеха страны, фактически уволили Прохорова и, возможно, тем самым спасли будущее российского либерализма.

Рифат Шайхутдинов уже был у меня на эфире еще до того как конфликт в Гражданской Платформе перешел в горячую фазу, и уже тогда на меня произвел положительное впечатление тот факт, что он был единственным представителем оппозиции, который отказался идти на консультации в Посольство США перед выборами московского мэра, несмотря на то, что такое приглашение от политического отдела Посольства США в Москве им было получено. Сейчас обновленная партия под его руководством работает над новой политической программой, смысл которой можно описать формулой: поддержке внешнеполитического курса Путина — твердое да, поддержке экономического блока правительства — твердое нет.

Я очень внимательно читаю сообщения, которые приходят на сайт радио Говорит Москва, и смс сообщения, которые приходят во время эфира. Судя по реакции слушателей, некоторые из них все равно не верят, что Гражданская Платформа может выйти из тени Прохорова и стать патриотической либеральной партией. Другие слушатели считают, что именно такая партия, которая выступает за смену экономического курса, стимулирование экономики и предпринимательства, но при этом поддерживает внешнеполитический курс президента, сейчас очень нужна России.

Я хочу чтобы у вас, моих читателей, была возможность самостоятельно сформировать свое мнение и я буду с нетерпением ждать ваши комментарии!


Стенограмма эфира "Глобальная Деревня". Радио "Говорит Москва". 19 апреля 2015

Ведущий: Руслан Осташко

Гость: Рифат Шайхутдинов

Добрый вечер, с Вами Руслан Осташко и программа «Глобальная деревня». Программа об интернете, политике и политике в интернете.

Дорогие слушатели, наблюдая за реакцией интернет-комментаторов, политологов и блогеров на очередную линию с Владимиром Путиным, я никак не могу отделаться от ощущения дежавю. Снова, как и год назад, как и два года назад, интернет полон разочарованными комментариями тех, кто почему-то ожидал от Путина резких заявлений, революционных изменений и махания шапкой в прямом эфире. Президент многократно говорил, что он не революционер, и вся его политическая биография это подтверждает. Путин совершает радикальные изменения с помощью медленной и часто малозаметной эволюции, избегая ненужных спецэффектов. Однако хочу отметить, что прямая линия этого года отличалась от прошлых программ тем, что Президент очень много времени посвятил малому бизнесу во всех его проявлениях. Детально обсуждая, что можно сделать для его развития. Раньше такого акцента на малом бизнесе не было. В интернете я видел комментарии о том, что прямую линию с Путиным захватила так называемая партия «Холодильник», которая обсуждает надои коров и продвижение отечественного молока в сети гипермаркетов вместо того, чтобы больше говорить про борьбу с Америкой и ситуацию на Украине. А мне кажется, что Президент правильно делает: с пустым холодильником невозможно добиться больших успехов на международной арене. СССР и Российская империя сломались как геополитические проекты во многом из-за того, что слишком мало думали о холодильниках своих граждан. Иногда создается впечатление, что в нашем политическом, да и медийном поле представлены интересы только трех категорий граждан: чиновников, олигархов от нефтегазового сектора и олигархов от металлургии. А Путин должен постоянно напоминать: и Думе, и Правительству о том, что у нас в стране еще живут пенсионеры, ветераны, бюджетники и малый бизнес, который обеспечивает почти 20 миллионов рабочих мест. Получается, что у так называемой «партии Холодильника» нет своей политической партии, нет своих министров в Правительстве и вообще нет своего политического голоса, кроме Президента. После прямой линии я уверен, что эта ситуация изменится. А вот о том, как она изменится, мы поговорим с моим гостем, Рифатом Шайхутдиновым, главой политического комитета партии «Гражданская платформа», которая в принципе, на мой взгляд, и борется за звание (уж простите за такое сравнение) «партии Холодильника», которая борется за то, чтобы наши холодильники были полны.

Руслан Осташко: Здравствуйте, Рифат!

Рифат Шайхутдинов: Здравствуйте.

Руслан Осташко: Вы согласны с моим вводным словом по поводу того, что эта прямая линия отличалась в сторону интереса к малому бизнесу и на этом был большой акцент?

Рифат Шайхутдинов: Да, прямая линия отражает ситуацию, которую сегодня мы видим в России. Есть Правительство, особенно экономический блок, которые ведут антикризисную программу в сторону снижения издержек, в сторону сокращения расходов, то есть не в развитие, и по сути, никакой программы развития не предлагают. И есть президентская программа, она идет вопреки действиям Правительства: это программа импортозамещения, амнистия капитала и практически это программа создания национальной буржуазии, где появятся люди, которые в своей стране зарабатывают, в своей стране тратят и осуществляют реальное импортозамещение. Потому что нам же нужно заместиться не так, чтобы мы сперва покупали в Германии, в Италии, нам нужно самим производить. Поэтому это реальная проблема, которая сегодня есть. В условиях же, когда идет экономический рост, проблем малого бизнеса не возникает. Малый бизнес испытывает проблемы, когда экономика подает. Потому что жирка у них нет, мобильности мало, кредиты дорогие, поэтому, конечно, огромная часть населения сегодня испытывает проблемы. И Путин показывает им: ребят, вот есть для вас возможность, участвуйте в импортозамещении и давайте реально там возрождать нашу экономику. Вот собственно это мы и увидели на прямой линии.

Руслан Осташко: То есть никаких подковерных игр и неожиданных ходов нет, и все логично? Это, наверное, должен видеть, в принципе, каждый политолог, каждый журналист, каждый интернет-комментатор в том числе. Но если Вы следили за интернет-комментированием во время прямой линии, то, когда стали подробно вдаваться в удои коров, то интернет этот мем активно выводил в топы и в твиттере, и в фейсбуке. И думали, что все это несерьезно. Хотя на самом деле, можно, кончено, рассуждать о противостоянии с Америкой, о проблемах на Украине, о необходимости сотрудничества с ЕС, о санкциях, но от этого молока не появится в холодильнике.

Рифат Шайхутдинов: Это правда, Руслан, и это говорит о том, что раз Президент этим занимается — это показатель того, что Правительство не справляется. Это раз. Во-вторых, посмотрите вопросы, которые задал Кудрин и которые задал Титов. Казалось бы, человек (Титов), который защищает бизнес России, малый бизнес, средний бизнес, задает такой вопрос, из которого ясно, что этот человек защищает бизнес одним образом: вставить малый и средний бизнес в бюджет, чтобы к ним относились как к такому классу, который просит социальной поддержки.

Руслан Осташко: А малому бизнесу, наверное, это и не нужно?

Рифат Шайхутдинов: А малому бизнесу нужно другое. Чтобы от него отстали, чтобы к нему перестали посылать проверки, чтобы были более-менее дешевые ставки по кредитам, а не 25-30%, как все говорят Президенту.

Руслан Осташко: А Президент начинает напоминать. И я, кстати, нашим радиослушателям напомню, что у нас есть программа субсидирования для малого бизнеса, и ставка по этим кредитам должна быть порядка 5-6%. Но покажите малый бизнес, который это видел. А программа есть, и деньги на это выделены, но реально эти деньги не доходят до малого бизнеса. Почему, как Вы считаете?

Рифат Шайхутдинов: Во-первых, попробуйте их получить, потому что у малого бизнеса была программа по субсидированию, и мы разговаривали с разными бизнесменами. Они говорят: мы взяли на лизинг оборудование — 35 тыс. рублей, и три года отчитывались. И потом им сказали, когда они опоздали с одним из отчетов, что будут огромные штрафы, чуть ли не уголовное дело и так далее. Поэтому многие опасаются такого подхода, поэтому и не берут.

Руслан Осташко: Рифат, мы сразу начали с конкретного разбора, но я не могу обойти вопрос: что стало с «Гражданской платформой» в последнее время, потому что новостей от вас в последнее время было много, сперва одного характера, потом другого, сейчас все более-менее стабилизировалось. Я слышал две версии того, что произошло с «Гражданской платформой»: первая сводится к тому, что вы с коллегами, как настоящие рейдеры, отжали у семьи Прохорова их партию. Вторая сводится к тому, что члены партии, как акционеры в компании, как, собственно говоря, и должно быть, пришли к выводу, что Прохоров их больше не устраивает, как менеджер, и заставили его уйти. По этой версии Вы не рейдер, а скорее кризисный менеджер. Какая версия Вам ближе и что на самом деле произошло с партией?

Рифат Шайхутдинов: Мне ближе, действительно, вторая, потому что рейдерство к партиям не применимо.

Руслан Осташко: Но многие об этом говорят.

Рифат Шайхутдинов: Это же не вопрос собственности Прохорова. Если бы это была собственность Прохорова, если бы Прохоров реально хотя бы 5% от своих активов, от 20 млрд. потратил бы на партию, у нас было бы не 73 депутата, а тысячи. По сути партия существовала и существует за счет своих региональных отделений, которые всегда были на самофинансировании. И сами региональные отделения потребовали от партии, от Прохорова прежде всего, чтобы он определился. Он определился тем, что ушел из партии. И нельзя, понимаете, строить партию либеральную и свободную, когда ты сам не свободен. Михаил Дмитриевич был зависим и от американских активов, и от российских активов. Поэтому в такой ситуации противостояния России и Запада, которая установилась сейчас, он сделал такой выбор. Ему сейчас не до политики, ему надо спасать свои активы. Он определился.

Руслан Осташко: А как проходил процесс? Вы говорите, что члены партии приняли решение. Они голосовали? Как разделились голоса, если это не секретная информация. У Вас же одна из самых демократичных партий. Были ли кто-то, кто встал на его сторону?

Рифат Шайхутдинов: Да, четыре отделения: Калининградское, Псковское, Тверское и Саратовское полностью поддержали Михаил Дмитриевича, и вышли, соответственно. А все остальные 54 отделения приехали на съезд, поддержали новый руководящий состав политкомитета партии.

Руслан Осташко: То есть получается, что по большому счету партия «Гражданская платформа» никогда и не была партией Прохорова.

Рифат Шайхутдинов: Так оно и было. Это была партия сильных региональных отделений. Взять того же Ройзмана. В Екатеринбурге. Конечно, его связывали свои отношения с Михаилом Дмитриевичем, еще исходя из «Правого дела», но по сути то, что он выиграл и стал мэром, это его заслуга, а не заслуга партии. Или, если взять Эрнста Березкина, который остается в партии. Который набрал 30 % в Якутии на выборах губернатора, это тоже его заслуга, а не партии.

Руслан Осташко: Я опять же специалист в интернет-медиа и в интернете четкая ассоциация, что партия «Гражданская платформа» — это партия Прохорова, и я сейчас по тому, что Вы рассказываете, прекрасно понимаю, что 4 отделения, которые вышли, — это те люди, которые, наверное, его поддержали. Остальные же, громадное большинство, почти 90 %, они поддержали Ваше предложение — отстранить Михаила Прохорова. Но имидж-то остался. И опять же: Макаревич, Пугачева создали имидж партии с привкусом русофобии. Кому-то они нравятся, и эта аудитория есть, но это опять же в пределах тех же 10 %, которые поддержали Прохорова. Что Вы будете делать, будете ли менять имидж и есть ли эта задача?

Рифат Шайхутдинов: Эта задача есть. Безусловно, будем дальше наращивать ту политическую позицию, которую партия определила. Мы поддерживаем внешнеполитический курс Президента. Это раз. Второе: мы не занимаемся пиаром, как это раньше было, что у нас там есть медийные лица, которые практически сильнее партии и партия должна их уговаривать, отвечать потом за их деяния и т.д. Этого не будет. Партия будет вести планомерную политическую работу, в основном, с общественными деятелями, с общественными организациями, с теми, кто поддерживает и как-то ориентирован на наш электорат. И по электорату мы тоже определились. Наш электорат — это кормильцы, люди, которые зарабатывают, хотят зарабатывать. Не хотят никаких подачек от государства, они по сути хотят правовых гарантий своей деятельности. Это и малый бизнес, и средний бизнес, люди свободных профессий, рабочая аристократия, те, кто привык не зависеть от государства. И в этом смысле мы эту двойственность, что Прохоров олигарх, а почему-то поддерживает широкий круг среднего класса, — эту двойственность мы убрали. Это важно.

Руслан Осташко: Да. Если бы я сейчас говорил с господином Прохоровым, я бы сказал, что олигарх не может защищать интересы малого и среднего бизнеса. Если он сам олигарх, а говорит, что будет представлять интересы малого и среднего бизнеса, это фактически как кит и планктон, которым кит питается. Олигарх, защищающий и продвигающий интересы малого бизнеса, — это из серии волк стережет овец.

Рифат Шайхутдинов: У нас есть, кому защищать олигархов в этом смысле. Я считаю, что экономический блок Правительства и «Единая Россия» — они все-таки поддерживают и защищают олигархов и чиновничество. У них есть своя партия, а вот у нашего электората, у малого и среднего бизнеса, у этих вот кормильцев, у них своей партии нет. Не было до сегодняшнего дня. Но вот уже как два года партия «Гражданская платформа» поддерживает этот электорат в разных органах законодательной власти, горсоветах и так далее. И собираемся представлять его и в Государственной Думе.

Руслан Осташко: А вот опишите своего избирателя, кто он, сколько лет, где живет, чем занимается, какие ценности у него.

Рифат Шайхутдинов: В основном это люди, независимые от государства, которые привыкли рассчитывать на себя, им нужно сильное государство, чтобы защищать их бизнес от коррупционеров, от олигархов, от монополий. С другой стороны, это жители крупных городов, которые точно понимают, что без возрождения нашей российской промышленности, без импортозамещения, нам сейчас не очень-то возможно выстоять в этом противостоянии, которое сейчас проверяет наш политический суверенитет экономическим суверенитетом. Поэтому нам придется провести разбор того, что нам нужно все-таки свое в России сделать. Конечно, в основном, это люди среднего возраста, которые понимают, что ни одним чиновничеством живет Россия, и нужно все-таки заботиться о людях, которые приносят доход, а не только распределять бюджет. Вот такой, наверное, наш избиратель.

Руслан Осташко: Вы довольно часто в своих интервью используете слово неолиберал, обозначая им тех политиков, которые с Вашей точки зрения очень далеки и не в ту сторону отошли от классического либерализма. Я могу сказать, что меня, например, раздражает в неолибералах. Меня раздражает то, что они постоянно жалуются на неправильный народ. То есть они все такие умные и эффективные с дипломами MBА и Высшей школы экономики, а вот мы, народ, им попался неподходящий: ленивый, безынициативный, не желающий брать на себя ответственность и т.д. Это мнение разделяет практически вся российская так называемая либеральная тусовка, в том числе и медийная. Я считаю, что так может думать только недалекий человек и таких людей вообще нельзя допускать к власти. В этом плане мне кажется, что даже наши олигархи поумнели. Например, Евтушенков в своем недавнем интервью заявил, что он «плоть от плоти России». А как бы Вы описали свое отношение к России? У него есть свои недостатки?

Рифат Шайхутдинов: Мы смотрели все открытия и закрытия олимпиады в Сочи: это было очень яркое, красивое событие, но помимо этого там было очень важное послание: Россия — это не только матрешки, валенки, ленивый народ и медведи, но и то, что Россия — это наши авангардисты, наш балет, наши великие математики и композиторы, Россия — это страна, которая выиграла войну и не дала развиться фашизму и так далее. Поэтому наш народ таков, каков он есть.

Руслан Осташко: Со своими плюсами и минусами.

Рифат Шайхутдинов: Да, как и любой народ.

Руслан Осташко: А вот какие плюсы у нашего народа есть, как Вы считаете? И какие минусы?

Рифат Шайхутдинов: Наш народ, безусловно, трудолюбив. Наш народ, безусловно, терпелив. Наш народ уважает государство и власть. Наш народ, я думаю, готов защищать свою Родину, он патриотичен. И последние опросы показывают, почему все поддерживают Путина (примерно 80%), но не очень — «Единую Россию» к примеру 40% — почему? Это особенность нашего народа: они хотят гордиться за свою страну, они устали уже не гордиться за нее. И они видят, что есть государственная власть и она пытается нашей стране вернуть некое былое величие. На самом деле в какое-то время мы сами себя высекли, 20 лет перестройки дали нам такую ситуацию, в которой сформировалась неолиберальная идея, что наш народ он такой весь плохой, глупый, неработоспособный и все примеры надо брать с Запада. Вот мы себя высекли тем, что полностью декапитализировали нашу экономику, соответственно, разрушили целые промышленные кластеры: машиностроение, станкостроение, радиоэлектронику. Мы практически отказались от своей финансовой системы в пользу доллара. Это то, к чему приводят такие мысли неолибералов: надо все туда, а там нам найдут место. И вот сейчас мы увидели, что никакое место (кроме того, что нас рассматривают как некий сырьевой придаток) мы не нашли. А как только мы начали о чем-то заявлять и как-то подниматься, выяснилось, что не очень-то нам Европа и рада.

Руслан Осташко: О плюсах говорить, особенно политику, всегда приятно. А минусы? Есть ли они? Понятное дело, наверное, у каждого есть свои минусы.

Рифат Шайхутдинов: Главный минус, я бы сказал в том, что не любят у нас богатых.

Руслан Осташко: Это минус? Для партии, которая защищает малый и средний бизнес?

Рифат Шайхутдинов: Это минус, потому что за годы советской власти сложилось мнение, что богатым быть стыдно, что богатым честно стать невозможно и так далее. Это минус, потому что наша партия будет доказывать, что надо быть богатыми, это очень важно быть богатыми, что чем больше будет богатых, тем богаче будет страна. Это, кстати, Руслан, тоже те цели в кавычках, которые ставили себе неолибералы. Они же, когда проводили массовую приватизацию, говорили, что им надо создать массового собственника, а на самом деле, обманули, потому что создали очень узкую группу собственников, такой вот олигархат, и создали массового покупателя. Получилось, что нефть продаем за доллары, затем покупаем там холодильники, о которых Вы говорили в начале передачи, и продаем нашим же потребителям. Но такая экономика неустойчива, как мы это видим.

Руслан Осташко: А богатый человек и олигарх — это разные для Вас понятия?

Рифат Шайхутдинов: Сильно разные.

Руслан Осташко: Может, тогда говорить, что наш народ не любит олигархов?

Рифат Шайхутдинов: Наш народ пока только-только начал различать, чем отличаются олигархи и богатые люди. Я не устаю повторять, что проблема не в коррупции, а в том, что у нас произошли монополизация и клановость. Малый бизнес испытывает очень важную проблему: практически во всех регионах ему практически никуда невозможно пробиться. Есть определенные группы лиц, которые используют государственную власть, чтобы практически превращать это в некий бизнес для себя. Это главная проблема для нашего избирателя. Он сталкивается с этими монополиями, он не может ничего с этим делать, и от этого его надо, соответственно, защищать, а не от того, что говорит Титов, наш бизнес омбудсмен. Надо начать кормить наш средний класс.

Руслан Осташко: Я не могу спросить, как Вы относитесь к ситуации на Украине, потому что с одной стороны Вы сказали, что поддерживаете внешнеполитический курс Президента, а с другой стороны, мы сейчас увидели, что Европа и США сейчас активно сопротивляются этому внешнеполитическому курсу и от этого страдает бизнес. То есть с одной стороны, поддержка внешнеполитического курса Президента мешает развитию бизнеса.

Рифат Шайхутдинов: А в чем она мешает развитию бизнеса? Я считаю, наоборот.

Руслан Осташко: Я говорю о том, что такое ощущение сложилось в обществе и некоторые неолибералы эту идею продвигают.

Рифат Шайхутдинов: Нет, это как раз миф некоторый и идеология, которую навязывают нам неолибералы, которые там держат свои денежки и которые будут нашему народу рассказывать, что так вот помешали их бизнесу. Но мешает это олигархату, а для среднего и малого бизнеса это наоборот шанс поднять свою промышленность.

Если продолжить тему Украины, то основной удар санкций и всей этой истерии по поводу того, что наш бизнес страдает, он направлен, конечно, на тех, кто держит деньги за рубежом. Им говорят, ребята, помните, где ваши деньги находятся и давайте выбирайте для себя: либо вы давите на правительство, либо вы, соответственно, лишаетесь своих средств.

Руслан Осташко: Я боюсь в этой связи спрашивать про Прохорова. Да Вы уже и ответили в начале передачи.

Рифат Шайхутдинов: Это и есть основа той борьбы, которая ведется против нашей страны. Давят, конечно, на элиты. Хотят их, конечно, расколоть. Вот и посмотрим. А тот бизнес, который делает деньги в России, так называемый, национальный капитал, он от этого не страдает, он ведет свой бизнес, ему нужны, конечно, свои какие-то дешевые кредиты, ему нужна информация, которую мы сейчас требуем от Росстата: покажите, что вы собираетесь импортозамещать. Чтобы наш малый бизнес хотя бы знал и планировал.


Звонки и вопросы от радиослушателей


Руслан Осташко: Здравствуйте, как Вас зовут?

Радиослушатель: Меня зовут Константин. У меня буквально три вопроса:

Я тоже внимательно смотрел и слушал прямую линию с Президентом, и у меня складывается ощущение, что в принципе, между ним, его окружением и народом существует прослойка — чиновничество, например, которое мешает. И как Вы считаете она будет разрушена сверху или снизу? А то, что она будет разрушена, я не сомневаюсь.

Второй вопрос: Насколько я понимаю, «Гражданская платформа» в свое время была создана для того, чтобы подобрать электорат городской интеллигенции, которая настроена либеральна, держит фигу в кармане государству, но не такая маргинальная, как наши РПРы, Парнасы и прочая чушь.

И вопрос последний: Вам не кажется, что, если Вы создаете партию под старым названием и в новом формате, что прежде всего надо как-то разделить, обозначить границу между олигархатом и интересами крупных игроков на рынке и малым и средним бизнесом. То есть, если будет такая система разделения, то мне кажется, дело пойдет на лад.

Руслан Осташко: Спасибо, Константин. Вот, Константин, как профессиональный политолог подошел к вопросам, и фактически, ответив на них, можно тезисно обозначить программу Вашей партии.

Рифат Шайхутдинов: Да, спасибо Константину. Можно прямо сказать про него, что это наш избиратель. Приходите в партию.

Значит, что с прослойкой: я действительно считаю, что экономический блок в Правительстве не справляется с ситуацией, он ответственен за курсовые скачки, которые сейчас есть у нас. И это послужило причиной, что такой круг вопросов был задан Президенту. И это круга вопросов и не было бы, если бы было нормальное правительство.

Руслан Осташко: Я еще немного добавлю: мне кажется, именно потому что такая прослойка существует, прямую линию готовят люди, которые не относятся к правительству, и были подготовлены вопросы, которые помогли Президенту понять и услышать ситуацию.

Рифат Шайхутдинов: Вполне может быть. Второе, по электорату: я уже достаточно много сказал. Здесь можно добавить только одно, что когда мы поддержали Антимайдан, меня многие коллеги из партии спрашивали, а зачем вы поддерживаете? Майдан же был на Украине революцией, восстанием против миллионеров и миллиардеров. Почему бы у нас тоже такое не поддержать. На что я им ответил и продолжаю отвечать: что в Украине олигархи это и есть власть, это и есть государство. И когда там восставали против олигархов, они восставали и против власти. А у нас это разделено. И если мы выступаем против нашей власти, то мы выступаем против государственности, а олигархи у нас отдельно. Практически сидят там, равноудаленно от государства. Поэтому мы и поддержали Антимайдан.

Вопрос про старое название: да все-таки в это название уже столько вложено, за нас голосовало такое количество людей, что мы даже посчитали 2 года выборов в Заксобрания, горсоветы, на разных уровнях — уже больше миллиона граждан за нас проголосовало, за это название. И сейчас его поменять нельзя, поэтому придется, конечно, год, как минимум, разъяснять, что мы та «Гражданская платформа», которая не с Прохоровым. Обновленная.

Руслан Осташко: И к думским выбора успеете?

Рифат Шайхутдинов: Думаю, да. Вовремя все произошло.

Руслан Осташко: Думаю, вообще в последнее время события в нашей стране происходят в нужное время в нужном месте. Сейчас очень многое будет видно и понятно: кто есть кто.

А мы продолжаем принимать звонки. Добрый день!

Радиослушатель: Добрый день! Константин тоже, но из Щелково. Прежде всего хотел поблагодарить Вашего гостя за мужественные действия по убиранию русофобской пены с партии. Вопрос следующий: на самом деле те, кого Ваш гость называет неолибералами — это псевдолибералы, вот их либерализм он того же сорта, что мы наблюдаем на Украине, это крайне жестокие люди, которые готовы проливать моря крови и говорить, что они либералы — это абсолютно неправильно. Кроме того, я считаю, что идея либерализма она себя исчерпала. Вот у нас в деревне есть фермер, который засеял поле культурными растениями и когда они взошли вместе с сорняками, он сказал, что пусть культурные растения доказывают свою жизнеспособность, я им помогать путем прополки поля не буду. Поэтому применение либеральной идеологии в нашей культуре привело к тому, что мы видим эти абсолютно безобразные поступки этих псевдолибералов, творцов от искусства, Вы сами их прекрасно помните, я не буду их перечислять. Представляете, что либеральная идеология — это не есть хорошо, это банкрот.

Руслан Осташко: Спасибо, Константин, за Ваш вопрос. Константин из Щелково — это постоянный наш слушатель, который редко соглашается с гостями моей студии, вот в Вашем случае он согласился.

Рифат Шайхутдинов: Спасибо Константину за оценку нашего политического действия. Что касается либерализма, согласен, абсолютно с Константином, что незаконно присвоили себе имя «либерал» те, кто создавал нашу российскую экономику: Гайдар, Чубайс и иже с ними. Потому что не читали они видимо наших истинных, классических либералов: Бердяева, Струве, Франка. Тех, которые говорили, что в России должна быть сильная государственность, которая и охраняет те свободы нашего предпринимателя, который трудится. Поэтому да, согласен с тем, что незаконно они присвоили себе это имя.

Руслан Осташко: Подтверждая тезис Константина о мужественности Вас и готовности отвечать на неудобные вопросы, я позволю себе вспомнить неудобный вопрос, на который я уверен, Вы сможете найти ответ, и который может даже будет интерпретирован тоже, как мужественный. Вы поддерживаете движение «Антимайдан», и мы сейчас это обсудили, тем не менее, мэр Екатеринбурга — Ройзман, активный друг консула США в Екатеринбурге. Как Вы это прокомментируете?

Рифат Шайхутдинов: Евгений Ройзман вышел из нашей партии вслед за Михаилом Прохоровым и когда приезжал американский посол, и был прием в мэрии, я написал и своим партийцам и своим коллегам, что это лишний раз доказывает, что партию для чего-то в принципе собирались использовать. Потому что, раз нам заявили на гражданском комитете 13 марта, что партию не собирались использовать для выборов, значит, она нужна была для чего-то другого.

Руслан Осташко: Это кто заявил?

Рифат Шайхутдинов: Ирина Дмитриевна [Прохорова - прим. ред.].

Руслан Осташко: Не обращал на это внимание. Это важное заявление.

Рифат Шайхутдинов: Да это важное заявление. Я ее там и спросил: а для чего же вы тогда использовали ее, если не на выборы ходить?

Руслан Осташко: Мужественный ответ. И правдивый.

А мы принимаем следующий звонок. Здравствуйте. Как Вас зовут?

Радиослушатель: Владимир Николаевич, Москва. Я часто слышу о богатых. Нехорошо заглядывать в чужой карман, а вот почему-то вытряхивать мой карман — очень даже хорошо. У меня и малый бизнес вытряхивает, и средний, и большой, и правительство — все. Я плачу буквально за все: за рекламу, за футболистов, за спонсоров, за всех.

Руслан Осташко: Спасибо. Это типичный звонок. И типичный вопрос людей, которые к вашей партии относятся критично. Если вы бизнесмен и у вас свой бизнес, значит, людей, у которого этого бизнеса нет, вы их обворовываете, как считает Владимир Николаевич. Я думаю, у Вас есть, что ответить.

Рифат Шайхутдинов: Давайте разделим воровство и заработки, потому что с теми, кто завышает цены, безусловно надо бороться. Каким образом? Смотрят за ценами сами профессиональные гильдии, государство, но суть не в этом. Если мы не будем говорить о доходной составляющей нашей экономики, то есть о людях, которые приносят доход за счет налогов, за счет того, что они производят здесь товар, и наш производитель не будет здесь подниматься, то мы будем кормить не нашего производителя, а зарубежного. Вести оттуда и там будет оседать прибыль.

Руслан Осташко: Но Владимиру Николаевичу все равно, откуда будет товар поступать, ему главное, чтобы было качественно и подешевле.

Рифат Шайхутдинов: А качественно и подешевле — это наш товар, российский.

Руслан Осташко: Конечно, товар, привезенный с Запада априори не может быть дешевле. А если наш российский товар получается дороже, то что-то не так с бизнесом. Владимир Николаевич, если бы Вы повнимательнее ознакомились с тезисами партии и с тем, что Рифат рассказывает, Вы бы поняли, что наоборот выступает на Вашей стороне. И если будет много малого и среднего бизнеса, который конкурирует между собой, и не будет бизнеса, который будет использовать административные ресурсы, не будет монополистов, то цены будут ниже.

Рифат Шайхутдинов: Да, надо будет убирать монополию. Если есть конкуренция, то цена падает.


Руслан Осташко: Звонков очень много и приходят сообщения с сайта. Нам пишут, что «неправда, что в советское время учили ненавидеть богатых, такого не было. Можете удивляться, но интересы богатых представлялись примитивными». Вот такой комментарий.

Еще спрашивают: не пора ли вернуться к политике в интересах народа и эффективной экономике, одним словом, к социализму?

Рифат Шайхутдинов: Не пора, к сожалению, вернуться. Потому что у социализма есть свои плюсы и свои минусы. Плюс, наверное, в том, что каждому раздается по распределительной системе, но есть же люди, которые не хотят по распределительной системе жить, они хотят, чтобы у них было больше, лучше. И это плюс. Потому что, когда есть те, кто куда-то бежит, стремится, достигает, пытается больше заработать, то и для других есть стимул.

Руслан Осташко: Честный капитализм, наверное, очень близок к социализму. Вопрос в том, что честного капитализма ни одна страна в мире еще не достигла.

Рифат Шайхутдинов: Я бы считал, что социализм нам нужен в наших монополиях государственных прежде всего.

Руслан Осташко: Чтобы Владимир Николаевич говорил, что не покупают игроков для футбольного клуба, а тратят деньги на повышение пенсий.

Рифат Шайхутдинов: Да, там точно нужно ввести прозрачные системы, провести деоффшоризацию, ввести распределительный принцип, чтобы не было каких-то золотых парашютов. Даже Президент уже говорит: пора им все-таки свои декларации опубликовать. Настойчиво рекомендовал главам корпораций. Вот там можно сделать социализм. Но есть сферы, где нужно устраивать реальную конкуренцию.


Руслан Осташко: Вопрос от Константина пришел на сайт: как Вы думаете, если бы время на телевидении перед выборами все участники получали поровну, а Путин участвовал в дебатах, то какие бы Вы видели результаты?

Рифат Шайхутдинов: Прямая линия показала, что Путин хороший оратор и в дебатах он бы мог спокойно и с Владимиром Вольфовичем, и со мной, и с Зюгановым легко сразиться. Он достаточно сильный оратор. Что касается равного доступа: мы только за. И чтобы партии типа «Единой России» не уклонялись от дебатов и столкновения.

Руслан Осташко: Я думаю, что следующий год будет показательный, потому что опыт в мэрской кампании в Москве, где мэр Сергей Собянин, который получил 50 с небольшим процентов, отказался от участия в дебатах, они все-таки в минус пошли. Это уже все признали. Я думаю, что больше экспериментов таких не будет. Пришло новое время.

Еще вопрос с сайта: поддерживаете ли Вы точку зрения, что федеральная власть должна отвечать за безопасность, а все остальные функции должны быть переданы регионам?

Рифат Шайхутдинов: Нет, не поддерживаю, потому что помимо безопасности, у нас еще есть внешняя политика и, соответственно, в Министерстве Внутренних дел ее должны осуществлять, должны быть общие стандарты образования и ее нельзя регионализировать.

Руслан Осташко: А расширять полномочия регионов надо?

Рифат Шайхутдинов: Расширять полномочия регионов надо.

Руслан Осташко: Ну вот, это, наверное, ключевой тезис.

Рифат Шайхутдинов: Но так, чтобы это не вело к сепаратизму. Потому что в нашей же партии почему мы от Соломона Гинзбурга избавились? Потому что он внес законопроект, который давал бы политическую самостоятельность Калининградской области. А это практически путь на выход из страны.



Руслан Осташко: Вопросов очень много, но коротко традиционная рубрика «Запад-Восток», в которой мы обсуждаем темы пользователей американского и китайского, как правила, сегмента соцсетей. Начнем с Востока. С легким опозданием китайские пользователи интернета начали обсуждать перспективу избрания Хиллари Клинтон президентом США. Почему китайцев это так волнует? Клинтон известна своей жесткой позицией по внешнеполитическим вопросам, и она очень много критиковала Китай: и за слишком дешевый юань, и за Тибет, и за территориальные споры с соседями, и за подавление майдана в Гонконге, и за права человека, и за свободу слова. Это все Клинтон. В общем, китайские пользователи сети в большинстве своем считают, что Клинтон будет проблемой для Китая и ничего хорошего в плане отношений с США после 2016 года они не ждут. Опять же не могу не заметить, как много общего у нас и у китайцев. А как Вы относитесь к перспективам отношения США и России, если Клинтон будет президентом.

Рифат Шайхутдинов: Я считаю, что для нас, что Буш, что Клинтон — хуже не будет. Но что интересно, про демократию два слова: дожились демократически, что американцы выбирают между семьей Буша и семьей Клинтона, уже который раз.

Руслан Осташко: А говорят, клановости нет.

Рифат Шайхутдинов: По сути, если бы у нас дали бы возможность семье Ельциных избираться, то может и у нас говорили и писали бы, что у нас тоже есть демократия.


Руслан Осташко: Запад. Обычно про американский интернет говорю, но сегодня про Европу. Потому что там тема, наверное, близкая к вашей партии. В Европе сейчас самая горячая тема — Греция и ее возможный дефолт. Сейчас эта тема напрямую относится к России, так как европейские СМИ пишут о том, что Россия готова дать Греции аванс в 5 млрд. евро на продолжение строительства турецкого потока на территории Евросоюза. Потому что Турция еще не является частью Евросоюза, а Греция уже является. И эти деньги могут спасти Грецию от финансового коллапса. Песков уже опроверг эту информацию, но показательна реакция европейских пользователей: некоторые радуются за греков и надеются, что им с помощью России удастся избежать дефолта, а другие, и таких много, беспокоятся, что если Россия поможет Греции, то потом Греция наложит вето на продление европейских санкций, что скорее всего и произойдет. Вот об отношении с ЕС и о том, что нам делать с санкциями. Может быть, действительно, купить у европейской страны право вето и ничего плохого в этом нет. Потому что американцы покупкой европейской политики занимаются уже 40 лет.

Рифат Шайхутдинов: Руслан, думаю, что не поможет, потому что купить-то можно: потому что если что-то можно купить в политике, то надо это делать, это раз.

Руслан Осташко: То есть надо покупать и молчать?

Рифат Шайхутдинов: Да. Надо покупать и молчать, если есть такая возможность. Нам вообще важно, чтобы Европа стала субъектом, потому что тогда у нас будет с кем вести переговоры. Иначе получается, что ведешь переговоры с какой-то страной, которая говорит, что она против санкций, а на следующий день она уже от своих слов отказывается после того, как ей позвонили откуда-нибудь из Вашингтона. Поэтому нам важно, чтобы партнерство с Европой у нас наращивалось и таких голосов становилось больше и больше. Та же Испания, Италия, Австрия.

Руслан Осташко: И даже Германия, бизнес в Германии.

Рифат Шайхутдинов: Да. Они уже говорят о том, что не надо полностью ложиться под Америку, потому что это вредит собственным странам.

Руслан Осташко: Только бывший президент Польши может говорить о том, что против России нужно применить атомное оружие, при этом польские бизнесмены говорят, давайте опять яблоки продавать в Россию.


Программа потихонечку заканчивается, Рифат, вот если бы Вы сейчас обращались к своим избирателям, чтобы Вы им хотели сказать?

Рифат Шайхутдинов: Я бы хотел сказать, что, первое, нам все-таки надо заканчивать с монополизмом не только в бизнесе и экономике, но и в политике. Нужна все-таки правая партия, которая будет отстаивать интересы широкого круга собственников и кормильцев в нашей стране. Они должны получить свою долю во власти, нужно их представить, иначе это самый угнетённый и зависимый класс получается. Второе: экономический суверенитет, на который нас сейчас проверяет весь мир, безусловно требует, чтобы мы отказались от псевдолиберальной модели, которая все же выстроена в пользу монополии и олигархов. Надо вернуться к промышленному капитализму и провести новую волну индустриализации в нашей стране. А это требует того, чтобы мы хотя бы денежную массу по отношению к ВВП утроили, как минимум. Потому что сейчас это 32%, а нам нужно, как минимум, больше ста для того, чтобы экономика развивалась. Нужна программа развития нашей страны, а не та программа, которое правительство предлагает.

Руслан Осташко: Спасибо.

Рифат Шайхутдинов: Спасибо Вам.

Руслан Осташко: Я думаю, что очень многим запомнилось то, как на прямой линии выступил фермер Джон, который вот уже как 15 лет пытается наладить свой агробизнес в России. Он жаловался Путину, просил помощь, кредитов и субсидий. Уже позже, после прямой линии, на ту же тему высказался другой американский фермер, который также живет и работает в России, Джастас Уолкер, известный в интернете, как «веселый молочник». Уолкер выложил видео на YouTube, в котором он раскритиковал фермера Джона и сказал следующее: «В России можно зарабатывать деньги и вообще не надо ныть». И добавил, что, если бы у него была возможность что-то сказать Президенту или чиновникам, он бы попросил не столько денежную или какую-то другую помощь, а, чтобы ему не мешали работать и легче выделяли землю.

Я понимаю, что государство должно помогать бизнесу, но мне позиция «веселого молочника» кажется продуктивнее. На помощь не всегда есть деньги, а вот заставить государство не мешать, и создавать условия, при которых бизнесу комфортно будет работать, можно прямо сегодня и для этого не нужно каких-то финансовых вливаний. Мне кажется, что будущее России зависит в том числе от того, насколько государство готово поддержать тех, кто готов сам работать, давать работу другим и ожидать от государства не столько помощи, сколько того, чтобы государство не мешало им увеличивать ВВП, о котором Вы сказали. Если убрать барьеры на пути у инициативных и работоспособных граждан, то через 10 лет мы будем жить в совсем другой стране. Я верю, что это возможно и что так произойдет. Все у нас получится, берегите друг друга, любите Россию.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Аноним
Аноним
Россия, Челябинск
Цитата " Эти рядовые члены партии, для которых собственный успех, неотделим от успеха страны, фактически уволили Прохорова и, возможно, тем самым спасли будущее российского либерализма."
Вопрос: "зачем нужно спасать российский либерализм?"
1
Михаил Сафонов
Капитализм (либерализм) — это когда один получает 1 млн, а остальные по копейке. Социализм, когда все получают по рублю, кроме может партийных, те — по 2 рубля. Где больше справедливости, где больше равенства? Кстати, о равенстве. При капитализме почти любой спор выиграет богатый, потому что наймет целую свору первоклассных адвокатов. А что сделает бедняк — наймет какого-то адвокатишку, закончившего позавчера университет?
2
m_vb Vb
m_vb Vb Долгожитель200 комментариев
Стратегически соглашусь. А вот тактически - вокруг нас сплошной капитализм и надо быть реалистом, завтра социализм не появится. Поэтому пусть будут вменяемые правые партии.
1
Максим Исаев
Гражданская платформа остается карликовой партией с невнятным электоральным потенциалом. Поэтому обсуждать ее сейчас вообще бессмысленно. Так можно каждому клубу по интересам отдельное обсуждение посвящать. Если говорить теоретически, то синтез либерализма и патриотизма возможен. Во-первых, для него нет никаких препятствий на самом-то деле, как бы не пытались доказать обратное наши убогие, живущие на подкормке у Госдепа. Во-вторых, такой синтез уже существовал в истории России. В качестве примера можно назвать дореволюционную партию кадетов, выходцем из которой являлся основоположник национал-большевизма Устрялов. Но вот вопрос нужен ли вообще такой синтез в условиях стойкого неприятия либерально окрашенных идей большинством народа и приватизации имени либералов сектой государственных изменников? На мой взгляд, нет. Чтобы такой синтез мог играть сколько-нибудь положительную роль внешне- и внутриполитическая ситуация должна кардинально измениться.
0
Аноним
Аноним
Белоруссия
Искусственно можно скрестить и ужа с ежом, но надо ли это делать?
Сами понятия либерализма и патриотизма являются противоположными. Либерализм - это "сначала я, потом государство". В такой ситуации государство обречено быть слабым. Патриотизм - "сначала государство, потом я". Для патриотов сильное государство обязательно. Это противоречие неразрешимо.
0
Максим Исаев
Не надо рассуждать о том, чего Вы очевидно не понимаете. Ваши максимы о том, что сначала, что потом, никакого отношения к либерализму как идеологии не имеют. Чтобы не заставлять Вас читать скучные учебники, вот наглядный пример: США, в которых вполне либеральная идеология замечательно скрещена не только с патриотизмом, но и американским шовинизмом вообще.
0
Аноним
Аноним
Белоруссия
Т.е. вы не согласны, что именно с утверждением, что либерализм ставит интересы человека впереди интересов общества/государства?
0
Максим Исаев
Конечно нет. Либерализм как идеологический концепт это набор достаточно формальных конструкций. Как-то: рыночная экономика, представительская демократия, классический комплект "неотъемлемых" политических свобод (слова, совести и т.д.), и минимальное, а не слабое государство. Минимальное - это государство, ограничивающееся функциями "ночного сторожа". Может слабое государство быть хорошим сторожем? Да очевидно нет. Индивидуализм играет в либерализме, конечно, значимую роль, но восприятие его как какого-то самодовлеющего компонента ошибочно и порождено как раз наблюдением за умственными потугами наших "либерастов", на мой взгляд, либералами не являющихся.
0
Аноним
Аноним
Белоруссия
Всё-таки в либеральной модели государство должно быть именно слабым.
Например, возьмем экономику. Типичная ситуация - некие экономические агенты в погоне за сиюминутной выгодой ведут ситуацию к проблемам в долгосрочной перспективе.
С точки зрения либеральной идеи нужно допустить кризис, т.к. вмешательство в деятельность экономических агентов со стороны государства недопустимо.
Допустим у нас сильное государство, тогда у него возникает соблазн нарушить либеральную идеологию и вмешаться в ситуацию. Вот чтобы такого соблазна у государства не было, оно и должно быть слабым.
Не имея существенных рычагов влияния на рынок, государство будет просто вынуждено вести себя как ему положено в рамках либеральной теории.
0
Аноним
Аноним
Белоруссия
Считаю пример с США не очень удачным.
Берем определение либерализма из википедии, чтобы далеко не искать: "Либерали?зм[...] — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека."
При этом по факту США управляется очень жестким, если не сказать тоталитарным государственным аппаратом. Т.е. с моей точки зрения - это не пример либерализма. Хотя точно определить государственную идеологию США я затрудняюсь.
0
Максим Исаев
Если Вы посмотрите на то, что провозглашается американской элитой в качестве ориентиров и то, что предлагается амеромассам через СМИ и масс-культуру, то увидите, что идеология США вполне либеральна. Просто не надо путать фасад с реальной политикой.
0
Аноним
Аноним
Белоруссия
Вы призываете не путать фасад с реальной политикой и тут же путаете.
Декларировать/пропагандировать США могут всё, что угодно. Но смотреть-то надо на дела, а не на декларации.
О США я сужу об их политике верхнего (федерального) уровня, которая мне более доступна. Возможно на более низких уровнях (муниципалитет в Техасе) всё получше и ближе к либерализму.
И вот на федеральном уровне я демократии уже не вижу. В России такую ситуацию назвали бы олигархатом. То же касается и различных личных свобод, которые жестко подавляются, как только начинают вступать в конфликт с интересами государства. Свобода слова тонет в потоках пропаганды. Опять же сужу по федеральному уровню.
Также вижу в США либерализм в экономике. Хотя это "дикий капитализм" лично мне не нравится. Я предпочитаю про-социалистический подход, который обеспечивает хотя бы минимальный уровень социальных гарантий всему населению (медицина, образование).
Но в целом, из того, что я вижу, назвать США либеральным государством
0
Аноним
Аноним
Белоруссия
Но в целом, из того, что я вижу, назвать США либеральным государством не могу.
0
Кот Баюн
Оппозиционную партию судят не по делам, а по идеям, проектам и статьям. По делам судят министров и мэров. Часто эти люди и составляют партию, но путать теоретиков и власть всё-таки не надо. Хочется пожелать партии побольше хороших спикеров и экономистов.
1
ivan navarov
ivan navarovС нами!
Комментарий удален
0
Александр Борисов
Уважаемые читатели, мыслители, товарищи!
Скажите, вот есть политик, который декларирует с одной стороны популярные среди населения идеи про развитие экономики страны и поддерживает внешнюю политику ВВП, с другой стороны при написании его ФИО в Яндексе всплывает сплошной компромат, как вы к этому относитесь и какие у вас мысли на этот счет?
0
Илья Гончаров
А давайте просто посмотрим на то, что конкретно их партия будет делать хотя бы в течении текущего года (не на словах, а по делу). Тогда и вынесем вердикт.
Т.к. сейчас обсуждать их деятельность это просто напросто пустозвонство.
0
Александр Борисов
С одной стороны соглашусь, что о партии и её партийных деятелей имеет смысл судить по их делам. Но есть понятие доверия. Ведь людям нужно принимать решение о том, голосовать за ту или иную партию или нет. И на что смотрит избиратель? Я смотрел бы на программу партии и на то, кто ее представляет. Репутация в политике очень много значит!
0
Илья Гончаров
Комментарий удален
0
Илья Гончаров
Доверие не появляется из ниоткуда, его нужно заслужить.
Перед кем-то словами, лично для меня - делами.
0
Александр Борисов
Так в том, то и дело, что Генпрокуратура обвиняла его в умышленном банкротстве Главного агентства воздушных сообщений и присвоении госимущества.
По данным следствия, руководство ГУП "умышленно создало неплатежеспособность предприятия перед группой коммерческих структур", к которым после банкротства перешло имущество. Однако депутаты Думы не вынесли решения по лишению Шайхутдинова неприкосновенности.
1
yuko-sama
yuko-samaС нами навсегда!200 комментариев
Вот это поворот!
0
Аноним
Аноним
Россия, Москва
Вообще хотелось услышать комментарии Рифата Шайхутдинова по поводу банкротства ГАВС. Сложно верить человеку с подмоченной репутацией, хотя могу сказать, что репутацию могут и умышленно подпортить. Хотелось бы услышать его версию.
1
Руслан Осташко
Обязательно задам ему этот вопрос при встрече.
0
Игорь Александрович
Вот именно такими либералы и должны быть, надеюсь "гражданская платформа" изменится в лучшую сторону, что то в этом татарине есть, что заслуживает внимания.
0
Виталий Нифантов
Радует что есть либералы с позицией которых есть точки соприкосновения. С ними можно и нужно разговаривать. Пытаться же разговаривать с радикалами (даже если они себя позиционируют как "патриоты") - бессмысленная трата времени.
0
Илья Гончаров
Согласен, внешнюю политику ВВП поддерживаю, но вот половину чиновников (не только крупных, но и рядовых) надо бы уволить. А отдельных личностей и посадить.
0
Вася Пупкин
Прикрепите аудиозапись для ленивых жоп и меня, пожалуйста!
1
Андрей Бесков
Да, без Прохорова дела у партии пойдут явно веселее. Ибо с Прохоровым от неё просто веяло мертвечиной.
1
Рамиль  Юсупов
Да ни как не пойдут дела у этой партии,потому что по жизни аутсайдер.На выборах без шансов.
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров