• Вход
  • Регистрация
аналитика
12 Августа 2016, 13:10


Зачем Россия тратится на СПГ-проекты

1 845 0
Зачем Россия тратится на СПГ-проекты Фото: Politrussia.com

Природный газ сегодня является наиболее перспективным видом топлива: экологически чистый, относительно легкодоступный, обладающий достаточно высокой удельной теплотой сгорания он уже занимает значительную долю в мировом энергобалансе. Сегодня на него приходится более 20 процентов получаемой в мире энергии, в будущем же его доля в энергобалансе может увеличиться до одной четверти и даже до половины. И это только по самым скромным подсчетам.

Волею природы Россия стала одним из главных обладателей этого драгоценного ресурса. По последним данным, которые представлены в ежегодном статистическом отчете BP, доля разведанных запасов природного газа в нашей стране равна 32,3 трлн куб. м, что составляет 17,3% всех мировых запасов. При этом ежегодно добывается почти 643 млрд куб. м, или 18,03% от всего добываемого газа за год.

Справка: Свыше 90% природного газа добывается в Западной Сибири, в том числе 87% — в Ямало-Ненецком и 4% — в Ханты-Мансийском автономных округах. Здесь расположены крупнейшие месторождения: Уренгойское, Ямбургское, Заполярное, Медвежье и др. Промышленные запасы природного газа этого региона составляют более 60% всех ресурсов страны.

Такое богатство, безусловно, дало России значительное преимущество. Газовая промышленность не просто стала важной бюджетоформирующей отраслью экономики. Несмотря на то, что президент России Владимир Путин неоднократно подчеркивал нежелание Российской Федерации связывать экономические вопросы с политикой, поставки газа постепенно превратились также в мощный инструмент геополитического воздействия.

При этом для России получение выгоды как было, так и осталось основной целью. Однако ее достижению зачастую мешает политизация ситуации со стороны партнеров, за которой скрывается либо банальная жадность, либо трусость.

Непосредственное подтверждение этому мы можем увидеть в развернувшейся сегодня борьбе в Европе: конкуренция за российский газ, которую грозит создать реализация «Турецкого потока», подтолкнула к достаточно громким заявлениям не только сторонников альтернативных проектов: «Северного потока 2» и «Южного потока» - но и повлияла на сговорчивость Украины, согласившуюся увеличить объем транзита российского газа в Европу.

Стоит ли говорить, что вопросу транспортной инфраструктуры со стороны России всегда уделялось значительное внимание. Газотранспортная система, которой располагает «Газпром», в силу специфики рынка занимающий господствующее положение в отрасли, является крупнейшей в мире: ее протяженность превышает 170 тыс. км и охватывает не только территорию России от Дальнего Востока до ее европейской части, но и трубопроводы, компрессионные станции, подземные хранилища и другие установки, построенные на территории Старого Света и Азии.

Эта единая система призвана не только удовлетворить потребности в энергии российских потребителей, но и обеспечивает газом европейские страны, причем в некоторых из них его доля в энергобалансе достигает существенных величин.

Российский газ пользуется спросом по вполне понятным причинам: он сравнительно дешев, легкодоступен, а в надежности его поставок, особенно если они идут не транзитом через Украину, можно быть уверенными. Однако видимая идиллия, сложившаяся на рынке, естественно не могла нравиться конкурентам, как и не приходилась по душе сторонникам диверсификации источников газа под предлогом мнимой опасности потери газового суверенитета.

Постепенно ситуация с природным газом стала напоминать перемены нефтяного рынка второй половины XX века, когда на смену трубопроводам постепенно начали приходить танкеры, с помощью которых стало поставляться покупателям значительное количество нефти. Аналогично в начале XXI века одеяло на себя стал перетягивать транспортируемый морским путем сжиженный природный газ (СПГ): за последние 40 лет объемы продаж СПГ выросли в 110 раз и, как прогнозируется, будут увеличиваться на семь процентов ежегодно в последующие десять лет.

Естественно, новый тренд не остался незамеченным сторонниками диверсификации в Европе. В Старом Свете бурными темпами стали строить терминалы СПГ и производить эксперименты по «избавлению зависимости от России», в том числе и с участием США. Не меньшей скоростью рынок СПГ стал развиваться в Азии.

Россия на этом празднике жизни была лишней. Она продолжала полагаться на проверенную систему газопроводов и разрабатывала варианты ее развития на восток и запад. Так появились идеи уже упомянутых потоков, а также идея строительства газопровода «Сила Сибири». Более того, долгое время в Российской Федерации вообще не было понимания, зачем стране вообще развивать СПГ-проекты, когда труб для обеспечения внутренних потребностей и потребностей покупателей и так достаточно?

Пожалуй, единственным исключением в данном контексте стал проект «Сахалин-2», который стал первым российским заводом по производству СПГ. Работы на нем начались в 2009 году, и уже в следующем году он вышел на проектную мощность в десять миллионов тонн в год. Около 65 процентов сахалинского СПГ покупает Япония, остальные объемы поставляются в Северную Америку и Южную Корею.

Примерно в это же время, на рубеже 2010-х, появилось и определенное понимание того, что отсутствие проектов по добыче и производству сжиженного природного газа может резко ударить по позициям России на газовом рынке. Дорожающая нефть лишала российский газ главного преимущества – цены, и в результате в некоторых регионах СПГ оказывалось покупать куда выгоднее.

Фото: "Селадо"

Поспособствовала росту популярности СПГ и катастрофа на АЭС «Фукусима», после нее в Японии в одночасье были остановлены все реакторы, а недополученный объем энергии стал покрываться за счет поставок газа, который в островное государство можно было поставить только по морю.

Реакция России на произошедшие трансформации хоть и запоздала, но последовала. В результате на сегодняшний день речь идет как минимум о пяти актуальных проектах добычи и переработки СПГ: «Балтик СПГ», «Печора СПГ», «Дальневосточный СПГ», «Владивосток СПГ».

Однако промедление все же имело свои последствия. Процесс согласования проектов, поиска инвесторов и строительства занял значительное время, за которое рынок энергоносителей опять переформатировался. Теперь уже падение цен на нефть сделало сжиженный природный газ менее выгодным по сравнению с традиционным. К тому же спрос на СПГ в Азии постепенно перестал соответствовать ожиданиям, в результате чего многие поставщики начали искать счастье в Европе, что, в свою очередь, создало дополнительные трудности для «Газпрома», который даже моментами был вынужден продавать газ по цене на 20% меньше рынка.

На этом фоне голоса скептиков, призывающие отказаться от идеи разработки СПГ-проектов, вновь стали звучать громче. Тем не менее отказываться от них никто не стал. Так, в начале 2016 года окончательная определенность появилась по проекту «Ямал СПГ», окончить строительство первой очереди которого планируется уже в 2017 году. Более того, на ПМЭФ-2016 стало известно, что «Газпром» и Shell договорились о сотрудничестве в рамках реализации завода «Балтийский СПГ» (должен быть пущен в эксплуатацию в конце 2021 года) и расширении проекта «Сахалин 2».

Конечно, кто-то может назвать это лишней тратой денег. Однако вполне имеет право на жизнь и мнение о том, что в данной ситуации все же правильнее было бы говорить об игре Российской Федерации на перспективу. Ведь несмотря на сиюминутную неблагоприятную ситуацию на рынке СПГ, его экспорт (а речь идет в первую очередь об экспорте) имеет целый ряд преимуществ.

Во-первых, СПГ в разы проще и дешевле транспортировать на расстояния, которые превышают 6 тысяч км, что достаточно важно в контексте борьбы за рынки, «недоступные для трубы».

Фото: "Селадо"

Во-вторых, всестороннее развитие газовых проектов гарантирует, что в будущем Россия сохранит, а в идеале – улучшит свои позиции на энергетическом рынке, который, кстати, в обозримом будущем должен будет значительно трансформироваться в пользу газа. Это неминуемо окажет свое благоприятное влияние, конечно, с точки зрения поставщиков, на его стоимость.

Фото: Минэнерго

При этом российский СПГ, как ожидается, сможет составить достойную конкуренцию газу из Австралии, США, Норвегии и других стран. Специалисты сегодня выделяют целый ряд его преимуществ, из которых самое главное – низкая себестоимость добычи и сжижения газа за счет экономии удельной энергии в условиях низких среднегодовых температур.

В-третьих, в схеме с СПГ экспортная монополия теряет смысл, ведь никаких газопроводов для доставки газа не нужно. В этом кроется возможность снизить степень политизации вопроса закупок голубого топлива, которая пока что является камнем преткновения в сотрудничестве с европейскими странами. Во многом именно поэтому еще в 2013 году президент России подписал закон о либерализации экспорта СПГ, что напрямую открыло доступ на рынок проекта «Новатэка» и «Роснефти».

Так что можно констатировать, что развитие СПГ-проектов для России является вопросом по-настоящему стратегической важности. Это позволит нашей стране удерживать статус энергетической сверхдержавы, на который в последнее время начали активно покушаться те же Соединенные Штаты, развивать инновационные технологии и инфраструктуру, а также обеспечит участие нашей страны в геополитически важных и перспективных проектах, попутно опровергая изъезженные мифы всех популистов и пессимистов.

Согласитесь, на это не жалко денег?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Аноним
Аноним
Россия, Оренбург
Не жалко!!!
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров