• Вход
  • Регистрация
аналитика
25 Мая 2015, 23:26


Нефть в Арктике. Часть II: без России нет прогресса

3 329 8
Нефть в Арктике. Часть II: без России нет прогресса Фото: Politrussia.com

Нефтяной гигант Shell может стать единственной компанией, добывающей нефть в Арктике, но Россия может предпринять некоторые меры, чтобы не допустить конкурентного преимущества, которого Shell не заработал. Но кроме Shell есть и другие конкуренты, против которых Россия может найти столь любимый нами асимметричный ответ.

В 2007-м году Норвегия и Россия тесно сотрудничали в области нефте- и газодобычи. Тогда NorskHydro объединилась со Statoil, чтобы совместно с Газпромом разрабатывать крупнейшее в мире Штокмановское газовое месторождение, находящееся в 50 милях к северу от Мурманска.

В 2010-м году Норвегия и Россия после более чем 40 лет переговоров определили контуры экономической границы в Баренцевом море. Международные нефтяные компании встали в очередь за правом добывать нефть  у берегов Гренландии, а американская Exxon получила право на разведку нефти в российской части Арктики на площадях больших, чем они имели в США.

Однако в прошлом году события пошли по другому пути. Воссоединение Крыма с Россией и эскалация насилия на востоке Украины, в которой обвинили Россию, породили напряжённость в отношениях нашей страны с Западом, которую западная пресса поспешила окрестить новой холодной войной. Это коснулось также проблем взаимоотношений приарктических государств и их хозяйственной деятельности в Арктике. Никто не знает, сколько точно нефти находится под арктическим шельфом. По некоторым оценкам это количество может составлять до четверти всех неразведанных запасов нефти.

Затраты на поиски нефти в Арктике очень высоки. Одна скважина может обойтись в 5 млрд. рублей. Пока нефтяной бизнес медленно продвигается на север. Когда США разработали новые технологии для добычи нефти и природного газа из сланцевых месторождений, они увеличили добычу газа до трёх миллионов баррелей в сутки. Это привело к снижению цены на нефть в два раза и образованию избытка природного газа в США.

Основным покупателем газа из Штокмановского месторождения должны были стать именно Штаты, но в силу новых обстоятельств им этот газ стал не нужен. Поэтому разработка Штокмановского месторождения была приостановлена. После же того, как ЕС и США ввели санкции против России и запретили западным нефтяным компаниям сотрудничать с российскими нефтяниками, Роснефть и Exxon были вынуждены отказаться от совместного проекта на Новой Земле. Но одну скважину удалось к этому времени пройти, и она показала большие запасы нефти. Русские окрестили эту первую и пока единственную скважину на Новой Земле «Победой». Российские власти даже заявили, что «мы открыли новую Саудовскую Аравию в Карском море».

В знак протеста против санкций министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отказался от участия в ежегодной встрече Арктического Совета, который объединяет страны, имеющие выход в Арктику. В этом году председатель Совета – США.

Но реальная возможность для России «отомстить» за санкции заключается в том, чтобы выиграть противостояние с Норвегией по вопросу о Шпицбергене. Согласно постановлению ООН континентальный шельф в Арктике делится на морскую часть и часть вокруг Шпицбергена. Норвегия утверждает, что Шпицберген не является частью континентального шельфа, а относится к материковой части Норвегии.

Фото: http://oko-planet.su/politik/politiklist/150718-novaya-geopolitika-rossii-na-vostoke.html

Ни одна из 40 стран, подписавших договор о Шпицбергене в 1920-м году, (кроме самой Норвегии, разумеется) не поддерживает норвежскую точку зрения. Хотя Норвегия получила суверенитет над островами архипелага, другие страны имеют право осуществлять там хозяйственную деятельность с минимальными налогами. Норвегия по-прежнему выдаёт лицензии на добычу нефти на спорной территории, против чего Россия выражала энергичный протест на дипломатическом уровне. Норвегия опасается, что Россия может поднять этот вопрос в Международном суде в Гааге, с которым у Норвегии уже есть неудачный опыт. Она проиграла иск в Гааге после того, как аннексировала у Дании восточную Гренландию в 1933 году.

Интересы всех сторон понятны. Норвегия, ссылаясь на Конвенцию о континентальном шельфе 1958 года, считает Шпицберген материковой частью Норвегии и требует платы за право добычи нефти в районе архипелага. 39 участников договора 1920-го года считают, что они не должны платить Норвегии за это. Суверенитет Норвегии над Шпицбергеном – чисто условный: там нет ни норвежских вооружённых сил, ни пограничного контроля. На лицо конфликт между двумя правовыми нормами. Поскольку Шпицберген попадает в 200-мильную зону вокруг берегов Норвегии, то Норвегия согласно Конвенции 1958-го года считает архипелаг своим, а потому требует оплаты лицензий за разведку и добычу нефти на нём. Но по договору 1920-го года все страны, подписавшие его, имеют равное право на хозяйственную деятельность на Шпицбергене.

До тех пор пока идёт тяжба за распределение шельфа в районе Шпицбергена, которая может затянуться на 10-15 лет, хозяйственная деятельность там достаточно затруднена. Впрочем, есть и чисто экономические причины, препятствующие добычи нефти в архипелаге. В начале мая в Хаммерфест прибыла платформа «Голиаф» для нефтедобычи, которая должна была быть установлена на норвежской стороне Шпицбергена. Строительство этой платформы затянулось на два года и обошлось на 15.4 млрд. норвежских крон (~100 млрд. рублей) больше, чем ожидалось. В начале строительства платформы ожидалось, что она окупится за 15 лет при цене на нефть 95 долларов за баррель. Сейчас баррель нефти стоит только 66 долларов. Сплошные убытки.

Как видим, падение цен на нефть ударило не только по России, но и по нашим конкурентам. Остаётся только ещё опасность, что Shell начнёт добычу уже летом этого года, став единственной компанией, добывающей нефть в Арктике. Экологи по этому поводу бьют тревогу, предупреждают о катастрофических последствиях нефтедобычи и вообще предлагают запретить хозяйственную деятельность в этой области, превратив её в международную природоохранную зону.

Россия является крупным игроком в арктическом регионе и может как побороться за свои права, так и осадить конкурентов. В самом деле, поскольку Россия по экономическим причинам, возникшим из-за санкций, вынуждена приостановить разведку и добычу нефти на арктическом шельфе, то она не может допустить, чтобы кто-то ещё получил за счёт этого конкурентные преимущества. В борьбе с Shell у нас есть поддержка экологических и правозащитных организаций, а против Норвегии – солидарное мнение 39 стран, не разделяющих норвежскую точку зрения на территориальную принадлежность Шпицбергена. Без участия России этот вопрос решить невозможно. 


Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Максим Федоров
Комментарий удален
-3
Mond Cinic
Mond CinicС нами навсегда!500 комментариев
На чьё лицо сел/лёг/встал конфликт между двумя правовыми нормами?
0
Евгений Радугин
Спасибо за то, что вы внимательно прочли мою статью.
0
Аноним
Климат несомненно меняется и северное побережье России постепенно станет доступным для обитания,как и более южные районы этой огромной территории. Поэтому газовую трубу или по крайней мере ее ветвь, надо строить не в сторону хитрых и политически капризных турецко-подданых, а вдоль северной границы России. За Уралом должен быть создан мощный индустриальные комплекс. До него будет далеко как с Запада,так и с Востока. А может быть и до Аляски, где можно построить мост через Берингов Пролив.
0
Борис Швецов
Алеуты устали жить под гнётом США. Аляска жаждет вернуться в родную гавань.
))
0
dima albaev
dima albaevС нами!5 комментариев
Комментарий удален
-3
Аноним
Аноним
Россия, Вологда
так радуйся молча.... здесь то это к чему?
0
Борис Швецов
Перешёл на кожаные сигары?
1
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров