• Вход
  • Регистрация
аналитика
2 Июня 2016, 10:40


Банк России проверит финансовый сектор на стрессоустойчивость

18 794 0
Банк России проверит финансовый сектор на стрессоустойчивость Фото: Politrussia.com

Центробанк России предпринял очередную попытку оптимизировать деятельность банковской системы. На сей раз главный регулятор не хочет «бить по хвостам», отзывая лицензию у неблагоприятных финансовых организаций. Рисковый банк отследят еще на пути к финансовой пропасти, причем с его собственной помощью.

О введении так называемого превентивного надзора, когда ЦБ будет стремиться предвидеть совершение нарушения, а не реагировать на него постфактум, сообщил на днях заместитель председателя Банка России Василий Поздышев:

«Банк России в ходе надзорной оценки достаточности капитала банков будет оценивать качество и результаты стресс-тестирования, а также наличие у кредитной организации капитала, достаточного для покрытия рисков с учетом результатов стресс-тестирования».

По его словам, это означает, что, «если Банком России будет признано, что у кредитной организации недостаточно капитала, или стресс-тестирование банка (которое он проводит сам — ред.) не соответствует установленным ЦБ нормам, ЦБ сможет применить меры надзорного характера». Для чего необходимо подобное нововведение, зампред главного регулятора тоже пояснил:

«Развитие применения стресс-тестов в надзорной практике будет способствовать раннему предупреждению рисков банкротства банков по экономическим причинам».

Для не очень сведущих в банковской сфере нужно кратенько пояснить, что такое стресс-тестирование. Инструмент этот в системе банковского риск-менеджмента не новый. Он означает многовариантный анализ операционных и финансовых рисков. Заключается анализ в получении объективной информации и профессиональной оценке возможного воздействия на финансовое состояние коммерческого или инвестиционного банка ряда заданных изменений в факторах риска в непредвиденной или экстремальной ситуации.

Потенциальные риски прикидывает каждый человек, располагающий даже небольшой суммой. Планируя, к примеру, как потратить получку, обыватель учитывает и возможное повышение цен, и опасность увольнения, и состояние здоровья, и грядущие крупные семейные траты. Потому и не пускает бездумно деньги на ветер, а предусмотрительно делает заначку на «черный день».

Анализ на бытовом уровне, конечно, имеет очень отдаленное сходство с банковским многофакторным стресс-тестом. Однако, надо сказать, и банкиры, располагающие этим аналитическим инструментом, пользуются им далеко не всегда и зачастую кому как вздумается. Эксперты в связи с этим подразделяют банки на четыре группы с говорящими названиями: «Начинающие», «Юниоры», «Победители» и «Звезды». Понятно, что «начинающие» проводят стресс-тестирование от случая к случаю или не занимаются им вовсе. «Звезды» же, напротив, считают серьезное стресс-тестирование неотъемлемой частью системы управления банковскими рисками.

Подобный разброд объясняется тем, что в России пока нет единых методик, регламентирующих порядок проведения стресс-тестирования финансовой устойчивости коммерческих банков. ЦБ, по словам Поздышева, в настоящее время занимается уточнением параметров стрессовых сценариев и требований к стресс-тестам. Работа эта не одного дня. Потому и первые надзорные проверки намечены лишь на 2017 год, и направлены они будут поначалу прежде всего в адрес крупных игроков, чьи активы превышают 500 миллиардов рублей.

Но в том, что работа эта будет Центробанком проведена и доведена до логического результата, сомнений нет. Порукой тому целенаправленная деятельность регулятора, направленная на упорядочивание банковского сектора и проводимая им в последние пару лет. Причем превентивные меры Банк России уже вводил. Так, год назад председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме, заявила о необходимости усилить надзор за банками:

Сложности в экономике и финансовой сфере не повод сворачивать политику оздоровления банковского сектора, более того, мы считаем необходимым усилить надзор за банками.
Набиуллина Эльвира Сахипзадовна

Поводом стал участившийся отзыв банковских лицензий, что связано в первую очередь с нарушением банковского законодательства, проведением сомнительных операций, финансовых проблем, а также с тем, что кредитные организации зачастую скрывали свое финансовое положение.

Председатель Национального совета финансового рынка Андрей Емелин после выступления Набиуллиной предположил, что Банк России сделает упор на превентивном надзоре, который будет сопровождаться более тщательным мониторингом банков, особенно в рамках борьбы с незаконными финансовыми операциями. В своих прогнозах он не ошибся.

Непримиримая позиция ЦБ к нарушениям в итоге привела к значительному сокращению участников банковского сектора: если в 1998 года кредитных организаций в России насчитывалось 1697, то в начала 2016 года – уже 733.

Фото: Politrussia.com

А по состоянию на 1 мая текущего года в России действуют 696 кредитных организаций. Хотя зарегистрированных куда больше — 932. Однако несоответствие объясняется тем, что банки, у которых отозвана или аннулирована лицензия, пока просто не исключены из Книги государственной регистрации кредитных банков.

Такое жесткое «прореживание» многие представители банковского сообщества восприняли крайне болезненно, считая карательным и целенаправленным. К примеру, президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, выступая за дифференцированный подход к надзору за банками РФ, сетовал:

«Банки должны стать партнерами и союзниками ЦБ в борьбе с теневым оборотом, а не готовиться к очередным закручиваниям гаек».

Однако идея подсократить банковский сектор родилась не на пустом месте.

Во-первых, для этого есть политическая воля. Еще в начале 2014 года президент Владимир Путин заявил:

Сейчас у нас около тысячи банков, чуть поменьше. Для нашей экономики, конечно, это большое количество финансовых учреждений.
Путин Владимир Владимирович

При этом Путин привел в пример экономику Германии, которая обходится всего 250 кредитными организациями.

Во-вторых, сами банки делают немало для такого централизованного «секвестирования». На заре рыночной экономики «банчок открыть» мог любой желающий. И открывали, обогащаясь за счет соотечественников, многие, включая криминалитет. Бывший глава МВД, работавший также премьер-министром, а затем главой Счетной палаты, Сергей Степашин говорил по этому поводу:

Многие банки создавались криминальными структурами. Но ведь в те годы учредить «карманный» банк было, увы, делом нехитрым. Достаточно было, как выражались в криминальной среде, «уставняка» в размере 10 тыс. рублей.
Степашин Сергей Вадимович

В итоге на 1 января 1997 года в России действовало 2007 банков. Причем понятие «кинуть клиентов» было в банковской среде популярным и применялось на практике многократно, а о страховании вкладов речь тогда вообще не шла. Люди в результате оставались с вывернутыми карманами, а новоявленные банкиры-миллионеры осваивали зарубежные просторы.

К сожалению, менталитет у многих банковских служащих до сих пор остается прежним: урвать свой кусок и — в кусты. Зачастую после того, как у банка отзывают лицензию, правоохранительный органы возбуждают уголовные дела о мошенничестве в особо крупном размере.

Но и это не самое главное. Дело в том, что банковский сектор возомнил себя самым главным в российской экономике, да и власть случае кризиса спасала его в приоритетном порядке. Когда в 2008 году грянул мировой экономический кризис, бюджетные расходы на антикризисные меры составили
1089 миллиардов рублей (2,6% ВВП), причем расклад был такой: 785 миллиардов — на спасение финансовой сферы, и лишь 304 миллиарда — на поддержку реального сектора экономики. Тогда с помощью принятых мер удалось добиться стабилизации экономики.

Но новый виток кризиса, впоследствии «сдобренный» изрядной порцией санкций, поставил перед государством новые задачи: необходимо было укрепить реальный сектор, создать и воссоздать конкурентоспособных производителей и целые отрасли. И если бы правительство опять начало заботиться преимущественно о финансовом сектора, то это бы означало верную гибель реального. Хотя банки все же надеялись на помощь.

Politrussia.com
Собственно, ключевую ставку Центробанк тогда был вынужден взвинтить из-за жадности банков: получив рублевый кредит, они немедленно покупали валюту, раскручивая инфляцию.

В 2014 году, в отличие от 2008 года, власть пошла другим путем и руками главного регулятора начала «чистку» неустойчивых банков и других сомнительных финансовых организаций.

О том, что это не разовая кампания, свидетельствует нынешняя инициатива ЦБ о стресс-тестировании. Очевидно, представителям группы «новичков» в этой ситуации придется худо. Что же касается обычных клиентов, они окажутся в выигрыше. Ведь надежный банк для них — это сэкономленные деньги, время и нервы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Васисуалий Пупкин
Может я чего-то не понимаю, но почему крупные банки легко не давят мелкие конкурентными преимуществами?
0
Вячеслав  Картель
Жадность не позволяет
2
Leon Nikishin
зато теперь нельзя еще и еще кредитоваться.... а бизнес малый - эти колхозники банковские так вообще кинули, не говорю за людей ,которых реально швыряли... Помните доллар за 6 рублей ? А на следующий день доллар за 25 рублей ? Вооот.... представьте что это было...
0
Васисуалий Пупкин
Комментарий удален
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров