• Вход
  • Регистрация
аналитика
27 Февраля 2015, 14:52


США бросили в бой секретное рейтинговое оружие

11 438 5

Новостные ленты с начала года пестрят заголовками о снижении кредитных рейтингов России, отдельных ее регионов, а также многих крупных компаний. Разномастные эксперты в связи с этим делают неутешительные прогнозы, заранее хороня нашу экономику. Но редко кто из них при этом задается закономерным вопросом: а чем именно так ужасны для нас вердикты рейтинговых агентств? Давайте разберемся, что же это за организации такие, почему нас должны пугать их оценки, чем на самом деле грозят стране низкие рейтинги, отчего весь мир с замиранием сердца следит за приговорами трех коммерческих компаний, а главное — что со всем этим делать.

Для начала копнем историю. Первые рейтинговые агентства появились в конце прошлого века в Америке. В то время они были далеко не столь влиятельны. Их возникновению способствовало развитие железнодорожного сообщения в США. Строительство железных дорог там оплачивали, в основном, частные инвесторы. Учитывая, что предложений, куда можно вложить деньги, было море, и все они предлагали схожие условия, выбор, порой, оказывался непрост. Тогда и появились компании, которые начали анализировать этот рынок и выставлять рейтинги, исходя из качества облигаций.

Долгое время система рейтингования была особенностью лишь Соединенных Штатов. Однако все поменялось в конце прошлого века, когда Комиссия по ценным бумагам США официально признала некоторые агентства. А дальше свое дело сделали глобализация финансового рынка и единое валютное пространство — аккредитованные в Америке рейтинговые компании выползли на международный уровень. «Большая тройка» (Moody's, Fitch, S&P – Авт.) любит говорить, что рынок за 100-150 лет оценил, что их рейтинги очень правильные, есть спрос на них со стороны инвесторов, поэтому они такие крупные и уважаемые. На самом деле, это не совсем так. Крупными они стали реально только после того, как их признало государство. Как только их признали в Комиссии по ценным бумагам, а потом уже в ряде других стран, они стали действительно крупными. То есть до официального признания этот бизнес был не крупным и таким влиятельным, а реальный спрос был гораздо ниже. Как только произошло официальное признание, рейтинговый бизнес получил настолько сильный импульс, что рейтинговые агентства сейчас - очень крупные корпорации, которые имеют очень мощное влияние», - объясняет причины раскрученности своих международных коллег заместитель генерального директора рейтингового агентства "Эксперт РА" Павел Самиев.

Вроде бы само по себе явление неплохое. Бывает, что банки одного государства кредитуют компании другого или даже саму страну. Разумеется, кредиторам хочется быть уверенными, что их деньги вернутся назад сполна, и желательно вместе с причитающимися процентами. Удобно же, когда есть специальная компания, которая заранее все просчитала и со знанием дела советует, кому в долг давать можно смело, а кому — лишь на свой страх и риск. И тут возникает первый вопрос. А насколько компетентны сами рейтинговые агентства, чтобы давать советы другим?

Методики анализа отличаются в разных компаниях. По-хорошему, рейтинговые агентства учитывают сразу массу факторов, которые черпают как из информации, представленной самим эмитентом, так и через собственные источники. Однако ни за качество анализа, ни за достоверность источников крупнейшие агентства отвечать не берутся. «В отличие от мнения, скажем, врача или юриста, мнение аналитика, лежащее в основе кредитного рейтинга, не является прогнозом или рекомендацией. Его основное назначение - проинформировать инвесторов и других участников рынка об относительном уровне кредитного риска, которому подвергаются эмитенты долговых обязательств и сами долговые обязательства», - честно предупреждают об отсутствии каких-либо гарантий в S&P.

Но ладно бы аналитики рейтинговых агентств тыкали пальцем в небо и пичкали кредиторов надуманными сведениями — их рано или поздно просто перестали бы слушать. Увы, стратегию они выбрали иную. Отвечающие реальной картине рейтинги, как правило, выдаются вперемежку с искаженными, и определить, где вымысел, с ходу не всегда удается. Зачем это делается? Ради шкурных интересов, разумеется. Либо для личной прибыли, которую получат заинтересованные фигуры, причастные к «большой тройке», либо для решения геополитических задач, которые в результате опять же пополнят их собственный карман.

Я сейчас говорю не только о недавнем снижении суверенного кредитного рейтинга России. Примеров хватало и прежде. Один из них связан с американской энергетической компанией Энрон. Ее рейтинговали все три крупнейших международных агентства, и оценки каждой из них говорили о процветании корпорации. Однако на деле выяснилось, что это не отражало истинного положения, и Энрон обанкротился, оставив кредиторов ни с чем. Конечно, разразился скандал, дошло до разбирательств в конгрессе США, однако из-за того, что компания была связана с кланом Бушей, все в итоге спустили на тормозах.

Куда громче лопнул пузырь, раздутый «большой тройкой» вокруг банковского холдинга Леман Бразерс. Присвоенный последнему наивысший кредитный рейтинг ААА+ был отозван … лишь за несколько часов до того, как учреждение признало себя банкротом. Именно с него, к слову, началась череда банкротств финансовых структур США и Европы, обернувшаяся мировым финансовым кризисом 2008-го.

Для того, чтобы понять, кому все это нужно, стоит посмотреть, кто стоит за компаниями, входящими в «большую тройку». Этими серыми кардиналами окажутся такие именитые финансовые воротилы, как клан Ротшильдов и Уоррен Баффет. Кто-то еще сомневается, что подобные персонажи предпочтут объективность личной выгоде?

Да и сотрудники рейтинговых агентств повсеместно используют свое место работы в качестве оружия. Многие сотрудники этих компаний переходят на работу в банки и пользуются старыми связями, чтобы манипулировать рейтингами своих клиентов. «Высшее руководство рейтинговых агентств вмешивается в независимые оценки аналитиков. Откровенный конфликт интересов пронизывает все ступени служебной лестницы, от аналитиков начального уровня до председателя совета директоров и главного управляющего директора корпорации Moody's. Результат - ипотечный кризис середины 2000-х гг», - с обезоруживающей простотой уличал свою бывшую компанию экс-глава Moody's Уильям Харрингтон.

Но даже это - мелочи по сравнению с политическим использованием рейтингов. Их снижение для России — пример из последних, практиковалось такое и прежде. Так, в 2012 году S&P понизил кредитный рейтинг для девяти из 17 стран Европы. Тогда это здорово усложнило финансирование Европейского фонда финансовой стабильности, который был призван побороть кризис суверенного долга ЕС. То есть, проще говоря, США не слишком-то жаждали, чтобы Еврозона разобралась со своими долгами, ослабив наброшенный на нее Вашингтоном аркан.

Нечто похожее происходит сейчас с Россией. С точки зрения реальных последствий снизившиеся кредитные рейтинги нам не страшны. Да, некоторым структурам запрещено вкладывать деньги в страны, чьи показатели признаны «мусорными». Однако введенные против нашего государства санкции и без того изрядно затруднили получение кредитов. Да и не так активно мы берем в долг в последнее время. Давят на нас рейтингами с другой целью. Одно из обоснований S&P, к примеру, заключается в том, что гибкость нашей денежно-кредитной политики снизилась. То есть причиной снижения рейтингов стали действия правительства, направленные на адаптацию российской экономики к нынешним непростым условиям. Видимо, действия эти верные, раз за океаном так засуетились. Благо, Минфин под этим явным давлением отступать не намерен. «Мы должны подстраивать бюджет и экономику под новые условия, независимо от того, какими будут решения рейтинговых агентств. Нам нужно четко соблюдать решения, которые правительство приняло в области социально-экономического развития», - заявил на днях министр финансов Антон Силуанов.

Тем не менее, сама возможность политического давления на Россию при помощи «большой тройки» несколько напрягает. Решения этой проблемы предлагаются разные. К примеру, замминистра финансов Сергей Сторчак призвал к радикальным мерам - вовсе разорвать отношения с международными рейтинговыми агентствами. «Кое-кому мы за эти договора еще и платим. Вот надо это прекращать, взять паузу, сами пускай поддерживают эти свои рейтинги, хотят — пускай не поддерживают», - возмущенно заявил чиновник.

Однако, думается, это не самый лучший выход, как минимум, по двум причинам. Во-первых, можно быть уверенными, что поддерживать рейтинги агентства продолжат. И более чем вероятно, что показатели наши после этого «упадут» еще ниже. Именно так, кстати, произошло после того, как ВТБ перестал предоставлять информацию агентству Fitch. «Вызывает удивление и то, что S&P и Moody’s, имеющие доступ к инсайдерской информации ВТБ, не изменили рейтинги банка, а Fitch, лишенное этого доступа, сочло такое изменение возможным. Это изменение похоже на месть за разрыв деловых отношений», - вскрывает подноготную неприкрытого шантажа начальник аналитического управления и член совета директоров Банка БКФ Максим Осадчий.

Во-вторых, отзыв рейтингов потянет за собой требования досрочного возврата долгов российских госкомпаний. Выплата по ним, вопреки прогнозам «Большой тройки», нам по силам, однако эти траты не стоят экономии на обслуживании договоров с рейтинговыми агентствами и потешенного самолюбия.

Куда разумнее пойти другим путем. Его, кстати, избрали в 2012 году и европейские страны, да так ни шагу в этом направлении и не сделали. «Важно, чтобы и в Европе мы создали независимые, европейские рейтинговые агентства, потому что мы видели, какая может возникнуть ситуация: рынок еще не успел немного расслабиться, как тут же из-за новых рейтингов агентств на рынках снова начинается напряженность», - призывал тогда глава МИД Германии Гидо Вестервелле. Именно так нужно поступить в свою очередь и России. Во-первых, на фоне неприкрытых политических и финансовых игрищ «большой тройки» в глазах финансистов растет авторитет иных крупных рейтинговых агентств. К примеру, китайского Dagong, который, между прочим, оценивает российскую кредитоспособность выше американской. Во-вторых, вскоре заработает российско-китайское агентство UCRG, которое будет рейтинговать страны БРИКС. В третьих, прозрачность работы рейтинговых агентств собираются установить законодательно — соответствующий проект уже внесен в Госдуму.

Именно такие шаги, наряду с переходом на взаиморасчеты с международными партнерами в местной валюте, созданием национальной платежной системы и открытием Банка БРИКС в качестве альтернативы МВФ, позволят нам сломать однополярную финансовую систему, которую Вашингтон, будто удавку, набросил на весь остальной мир.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Лилия Ишмухаметова
хорошая статья
0
Аноним
Аноним
Россия, Новосибирск
"Первые рейтинговые агентства появились в конце прошлого века в Америке." А автор в каком веке живёт, судя по написанному в 20м остался?
0
Аноним
Аноним
Украина, Киев
Здравствуйте, хочу предложить вам выгодное предложение.
Есть форум о заработке, advpro.ml
На нем вы сможете в теме форума разместить свое объявление о заработке или качественных услугах.
А также можете разместить свою рекламу, ссылку в бегущей строке или баннер на неделю, ссылка или баннер всего за 1 руб.
Заходите, буду рад сотрудничать.
0
Патриот Великой многонациональной России и Святой Руси
Надо завязывать с экзотическими наркотиками, Обама...
1
Виталий Нифантов
А может взять какое-нибудь одно из из этих трёх агентств и отказаться только от его рейтинга? Может получиться показательная порка или нет?
2
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров