аналитика
3 Августа 2016, 14:05


Годовщина Варшавского восстания заиграла новыми красками

1 655 0
Годовщина Варшавского восстания заиграла новыми красками Фото: Reuters.com

Празднование очередной годовщины Варшавского восстания 1944 года в новой геополитической обстановке заиграло новыми красками. 1 августа и раньше в Польше отмечали со специфическим настроем: мол, такой-сякой Сталин нарочно остановил наступление на Варшаву, чтобы в ней не уселись деятели из лондонского эмигрантского правительства. Но при этом в советские времена даже самые крутые «польские патриоты» все-таки признавали, что восстание было авантюрой, но ради героизма повстанцев все-таки можно было бы ввести в Варшаву пару-тройку русских дивизий, чтобы этих героев спасти.

Однако времена меняются, и в современной Польше авантюра лондонского правительства предосудительной уже не считается, а сам героизм повстанцев трактуется весьма своеобразно. В 2008 году президент Польши Лех Качиньский заявил:

Варшавское восстание было решением столь же трагическим, сколь и необходимым. Это была последняя попытка сохранить независимость Польши. Советская армия уже входила в пражское предместье Варшавы. Было очевидно, что либо Варшавой овладеют поляки и там сможет появиться польское правительство из Лондона, либо никаких шансов на сохранение независимости нет… Таким образом, это решение было необходимо…
Качиньский Лех

В данном тексте интересно не то, что польский лидер, погибший впоследствии в авиакатастрофе над Катынью, открытым текстом признал, что восстание никакого отношения к «помощи наступающей Красной Армии» не имело. Главное в том, что оно воспроизводит классический миф про «Советскую армию в предместьях Варшавы».

В действительности 31 июля части советской 2-й танковой армии вели бои местного значения еще довольно далеко от польской столицы: в Окуневе (21 километр восточнее Варшавы) и у Миньск-Мазовецки (40 километров восточнее Варшавы), у городов Воломин и Радзымин (в 25 километрах от Варшавы).  Только самые передовые группы к 1 августа вышли в районы Кобылка (8 км северо-северо-восточнее правобережного района Варшавы – Праги) и Медзешин (5 км юго-юго-восточнее Праги).

А дальше начинается самое интересное: советское командование действительно отдало 1 августа 1944 года приказ о приостановке наступления. Вот только одна деталь: приказ этот был отдан в 4:10 утра, когда никакого восстания в Варшаве еще не было – оно началось только в 5 часов вечера.

Таким образом, довод о том, что «Сталин специально остановил наступление, чтобы не помогать восставшим» лишается смысла: помогать было еще некому.

Решение о прекращении наступления на Варшаву было продиктовано гораздо более «земными» причинами: советская разведка заметила признаки подготовки немецких контрударов у Гарволина (южнее Варшавы) и на Вышкув и Воломин (севернее города), которые в конечном счете и начались 2 августа. Кроме того, растянутые вследствие быстрого продвижения коммуникации не позволяли наладить снабжение армий 1-го Белорусского фронта, что лишало их подкрепления. Так, чуть ранее, 31 июля, Рокоссовский докладывал, что танковые части уже начинают испытывать нехватку горючего, которую вызывал «постоянный отрыв войск от баз снабжения из-за отставания восстановления железных дорог».

В итоге немецкие контрудары Красной Армии удалось отбить, но до 20 августа ей было не до Варшавы. Только к концу месяца советские войска вошли в восточную часть Варшавы.

А что же в это время происходило в самом городе?

Утвержденный план восстания предусматривал захват 406 (!) немецких опорных пунктов силами заранее организованных групп повстанцев Армии Крайовой общей численностью до 25 тыс. человек. Проблема была только в том, что вооружены из них были только около 3 тыс. человек.

Результат оказался соответствующим – поляки захватили жилые кварталы, но почти все важные немецкие позиции устояли. Цитадель и мосты через Вислу повстанцам захватить не удалось.  

С точки зрения стратегии это был провал. Уже поздним вечером 1 августа 1944 года Варшаву покинула почти четверть из тех, кто принимал участие в процессе концентрации сил к условленному часу. Однако сворачивать восстание руководство Армии Крайовой категорически не желало и настояло на продолжении борьбы, рассчитывая непонятно на что. И эти расчеты уже к концу августа привели к кризису восстания: 31 числа на улицах Старого города собралась толпа гражданских поляков, которые стали требовать прекращения «бессмысленного сопротивления», вывешивать белые флаги и разбирать баррикады. Кончилось дело тем, что повстанцы открыли по «братьям-полякам» огонь на поражение. Толпа разбежалась, но уже 2 сентября Старый город был вновь захвачен немцами.

В общем, когда советские войска к середине сентября после упорных боев овладели правобережной частью Варшавы – Прагой, восстание на западном берегу Вислы уже агонизировало. Но и в этих условиях Красная Армия предприняла попытку ограниченной операции с целью спасти остатки повстанцев: 15 сентября части Войска Польского и 8-й гвардейской армии начали переправу через Вислу.

Логично было бы предположить, что в том отчаянном положении, в каком к тому времени оказались повстанцы, простой здравый смысл потребовал бы от их командования каких-то действий для того, чтобы прорваться навстречу советско-польским войскам?

Но не тут-то было: предусмотрительный генерал Комаровский еще 12 сентября издал приказ о том, чтобы в занятые повстанцами районы Варшавы Красную Армию не пускать, а если что – оказывать вооруженное сопротивление.

В результате к 23 сентября немцы смогли ликвидировать плацдармы на левом берегу Вислы, а 2 октября генерал Комаровский геройски подписал капитуляцию, но таким-сяким Советам не продался.

Предвосхитил, так сказать, политику Леха Качиньского.  

А уже новую мину в понимании истории заложили современные поляки. На прошедших 1 августа 2016 года траурных мероприятиях связав со Второй мировой войной смоленскую катастрофу 10 апреля: помимо имен участников событий были зачитаны и имена жертв крушения польского президентского самолета в 2010 году.

Данная идея принадлежит министру обороны Польши Антонию Мацеревичу, которого уже не раз обвиняли в использовании исторической памяти для продвижения своей политической повестки.

Но пока что польским политикам удается набирать очки на «советском наследии». А вот будет ли это получаться впредь – вопрос открытый.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
Аноним
Аноним
Швеция
Интересно, а помнят ли пшеки, как советские воины спасли Краков от подрыва исторических мест этого города отступающими немцами?
Аноним
Комментарий заблокирован
0
Михаил Боголюбов
"Помнит собака палку". Думаю, эта незатейливая русская поговорка как нельзя лучше описывает действия современных польских политиков-русофобов.
Аноним
Аноним
Россия, Чебоксары
25 лет как прошло а они до сих пор с советским союзом носятся, интересно как долго это будет продолжаться
Andrey Muysky
Деятельность армии Крайовой еще подлежит расследованию, вполне возможно что восстание это операция Абвера
Аноним
Аноним
Украина, Киев
АНГЛИЧАНЕ ПЛАНИРОВАЛИ СБРОСИТЬ В ВАРШАВЕ ПОЛЬСКУЮ ПАРАШЮТНО-ДЕСАНТНУЮ БРИГАДУ И СОВМЕСТНО С ПОВСТАНЦАМИ В САМОМ ГОРОДЕ ОСВОБОДИТЬ ГОРОД НО НЕМЦЫ И КОЛЛАБОРАЦИОНИСТЫ ДЕЙСТВОВАЛИ НАМНОГО РЕШИТЕЛЬНЕЕ И ОЖЕСТОЧЕННО ЧТО ПЛАНЫ ИЗМЕНИЛИСЬ !
Doodle Dee
Doodle Dee С нами навсегда!200 комментариев
Восстание наверняка спровоцировали американцы или англичане.
Аноним
Аноним
Украина, Киев
ИСТОРИЮ УЧИ ПОЛЬСКОЕ ЭМИГРАНТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО В ЛОНДОНЕ ОРГАНИЗОВАЛО ВОССТАНИЕ !
Сергей Варакин
Но польское правительство сидело в Англии. Так что это дело рук Черчиля.
Видео
Реклама
Новости партнеров