• Вход
  • Регистрация
аналитика
22 Сентября 2014, 12:27


Геморрой под клетчатой юбкой

320 0

Сегодня, 19 сентября, подвели итоги шотландского референдума. С перевесом в десять процентов голосов Шотландию решили оставить в составе Великобритании. Вроде бы новость для большинства наших соотечественников из разряда «прочитал и забыл» - какое дело россиянам до местечковых британских разборок? Но на самом деле значимость прошедшего референдума выходит далеко за пределы Туманного Альбиона.

«Если бы это (признание независимости - прим. авт.) случилось в Шотландии, думаю, это стало бы политическим оползнем в масштабах развала Советского Союза. Это было бы катастрофой для Европы. Вот почему я боялся результатов референдума», - выдохнул с нескрываемым облегчением еврокомиссар по торговле Карел Де Гюхт. Вспоминая искреннюю радость, которую демонстрировали наши западные друзья на похоронах СССР, можно лишь подивиться прямо противоположному чувству, испытываемому ими сегодня. «После вчерашнего (референдума) Европа стала сильнее в отношении к России и в разрешении украинского кризиса», - еще более четко обозначил политические ориентиры чешский премьер Богуслав Соботка (http://www.pravda.ru/news/world/europe/european/19-09-2014/1227180-eurosouz-0/). Одним словом, европейские политики активно наблюдали за референдумом, проявляя завидное стремление к сохранению статус-кво. При этом их не столько волновала дальнейшая судьба Шотландии, в случае если та отделится, сколько возможная цепная реакция, которая может начаться при таком раскладе. Целостность и стабильность ассоциируются с силой, которую, ввиду непростых взаимоотношений с Россией, Запад сейчас растерять ой как боится. Британии же суверенитет Шотландии мог сулить и вовсе исключение из ЕС (http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1444257).

Шотландская волынка - давно и надолго

Вопрос отделения Шотландии в той или иной степени поднимался еще с 1930-х годов, начиная с появления Шотландской национальной партии. Впрочем, тогда речь шла лишь о расширенной автономии и сопутствующих этому «плюшках». О независимости в полный голос заговорили в 2007 году с подачи члена Шотландской национальной партии Алекса Сэлмонда, избранного тогда же первым министром Шотландии большинством голосов. Предметно процесс потенциального референдума начали обсуждать лишь спустя еще три года. А 15 октября 2012 года Алексу Сэлмонду и премьеру Англии Дэвиду Кэмерону удалось прийти к единому мнению относительно даты его проведения. Референдум назначили на 18 сентября 2014 года. Казалось бы, вот оно, торжество демократии.

Хотя, если честно, для серьезных опасений, что Шотландия действительно вырвется из «материнских» объятий Великобритании в то время не было оснований. Социологические опросы уверенно показывали, что идею о независимости поддерживали чуть больше 30 процентов шотландцев. Дополнительным страховочным поводком служил мировой кризис, который, по-мнению британских властей, должен был остудить пыл сторонников суверенитета. И такую самонадеянность можно понять - мало кто захочет уходить «в никуда» от страны со стабильной экономикой.

В то же время договоренность о потенциальном референдуме, в итогах которого «корона» была уверена, могла сыграть лондонским политикам на руку. Дело в том, что Шотландская национальная партия с годами набирала все больший политический вес.  Полномочия Шотландии также приходилось постоянно увеличивать, ввиду непрекращающихся требований вольнолюбивых сепаратистов. А поражение в референдуме могло здорово поумерить их амбиции, надолго закрыв набившую оскомину тему.

Вернись, я все прощу, а не то…

Однако ближе к делу Лондон ожидал неприятный сюрприз. Если с момента назначения даты референдума число шотландцев, мечтающих о независимости, согласно опросам, ни разу не превысило 41%, то на пороге этого, без преувеличения, исторического события подобные настроения стали овладевать массами. В конце концов число сепаратистов перевесило. Всего за 12 дней до голосования 51% шотландцев поддерживал отделение (http://yougov.co.uk/news/2014/09/06/latest-scottish-referendum-poll-yes-lead/).

Сказать, что британские политики напряглись - не сказать ничего. Пропагандистская машина врубилась во всю мощь. В ход пошли и кнут и пряник. Подумайте о потомках, трепетно взывал Дэвид Кэмерон, вы решаете их судьбу! При этом британский премьер тонко предупреждал, что в случае отделения Шотландии, это будет «не попытка пожить отдельно, а болезненный развод» (http://www.bbc.co.uk/russian/uk/2014/09/140915_scotland_cameron_salmond_rival_visions.shtml). Болезненность развода аргументировали исключением из Евросоюза, невозможностью использовать английскую валюту и даже… террористической угрозой.

«Учитывая террористические угрозы и другие угрозы, не лучше ли быть частью Соединенного Королевства, у которого бюджет обороны входит в топ-5 в мире, одни из лучших спецслужб в мире, и которое является членом каждой значимой мировой организации: НАТО, G-8, G-20, Евросоюз, а также является членом Совета Безопасности ООН? Все эти организации и наши способности работать с нашими союзниками охраняют нас. Неужели не лучше иметь все эти вещи, чем отделить себя от них?» - приводит слова Кэмерона pravda.ru, сравнивая их с намеками, характерными скорее для мафии (http://www.pravda.ru/world/europe/european/17-09-2014/1226786-scout-0/).

В качестве пряника выступили новые полномочия, щедро обещанные шотландцам, в случае их голосования против независимости,  лидерами трех ведущих партий Англии. (http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1445055)

На пропаганду надейся, а сам не плошай

Однако силой убеждения лондонская сторона, решившая во что бы то ни стало оставить Шотландию в составе Соединенного Королевства, не ограничились. Российские наблюдатели, присутствовавшие на референдуме, рассказали о множестве нарушений как явных, так и не очень. Некоторые из них очень напоминали те нарушения, за которые нещадно (и зачастую справедливо) критикуют нашу выборную систему и западные политики, и доморощенные поборники демократических ценностей. «Например, здесь существует запрет на ведение видео- и фотосъемки не только непосредственно в зале для голосования, но и еще при входе в избирательные комиссии просят убрать фотоаппараты», - поразился «прозрачности» голосования председатель совета Российского общественного института избирательного права Игорь Борисов.

Удивила наших представителей и чрезвычайная доверчивость «избиркомовцев» при выдаче бюллетеней. «Обычно принято в небольших участках, в сельской местности, а здесь это происходит в столице Шотландии Эдинбурге, когда голосующие не предъявляют никаких документов и получают бюллетени. Им верят на слово, что он носит такую фамилию. Максимум, что может потребовать комиссия, состоящая из двух человек, попросить предъявить приглашение», - рассказал Игорь Борисов о британских избирательных «фишках», которые почему-то совсем не хочется заимствовать. (http://www.pravda.ru/news/expert/18-09-2014/1226998-borisov-0/)

Поделился он и совсем уж странной диковинкой: «Еще будем дальше разбираться, но весьма странная ситуация с фиксацией номера бюллетеня, то есть конкретная привязка к избирателю. Тут тоже есть вопросы. У них это фиксируется документально, в специальном реестре, то есть фактически можно будет узнать, кто как проголосовал. Причем документы выдаются муниципалитетам - в вышестоящие административные органы». Можно себе представить, какой страшный шум поднялся бы в СМИ и какой вал критики обрушился бы на авторов такого нововведения, появись оно в России. О засилье административного ресурса не сказал бы только ленивый. 

Увы, оказывается, на Шотландском референдуме тоже не обошлось без подключения пресловутого админресурса. «Мы сегодня увидели одного национального наблюдателя. Закон позволяет, что за выборами никто не наблюдает, а представители избирательных комиссий – действующие или бывшие сотрудники администраций, и они набираются администрацией без какой-либо альтернативной основы», - поделился Игорь Борисов (http://rusnovosti.ru/news/341815/).

На фоне вышеперечисленных находок голосование, назначенное на рабочий день, даже не кажется слишком уж серьезным препоном. «Да у нас то же самое!» - воскликнет сейчас читатель, склонный не искать в чужом глазу соринку. И будет прав: вопросов к процедуре выборов в России хватает. Оттого вдвойне странно наблюдать еще более удручающую картину в одной из стран Евросоюза, который так любит потыкать нас носом в наши несовершенства. Как говорится, «а судьи кто»? Пусть порадуются и любители к месту и нет кричать о цифре «146%». Великобритания отныне обзавелась собственным выборным мемом, пусть и поскромнее: 110% шотландцев отдали свой голос по сообщению CNN (http://russian.rt.com/article/50576). 

Продолжились странности и при подсчете голосов. Игорь Борисов рассказал, что процесс проходил в центре ангара для самолетов площадью 100 на 300 метров. Наблюдателям разрешили стоять по периметру. Кроме того, по словам наблюдателя, откуда ни возьмись появлялись ящики с бюллетенями, причем без защиты. На его недоуменный вопрос по этому поводу местные власти с аристократической надменностью ответили, что подменять бюллетени у них не принято. Официальные данные, тем не менее, разошлись с тем, что видели наши представители. «То, что нам сообщают с тех избирательных участков, которые посетили наши наблюдатели, - тех, кто "за", было больше при подсчете голосов. Было оказано беспрецедентное давление на Шотландию... Те, кто с британской стороны проводили кампанию против - они все мыслимые и немыслимые нарушения сделали", - рассказал исполнительный директор Ассоциации по защите избирательных прав "Гражданский контроль" Георгий Федоров. (http://www.ntvsport.ru/world/19sep2014/scotland_2.html) Отдельные факты сейчас разбирает полиция, пишет «Комсомольская правда» (http://www.kp.ru/daily/26281/3161969/).

Эффект домино

Как бы то ни было, сепаратисты проиграли. Впрочем, есть мнение, что и на случай их победы Европа «подстелила соломку». Связывают это с отсутствием на референдуме наблюдателей от ОБСЕ. «Направив наблюдателей, ОБСЕ должна была вынести свой вердикт о справедливости или несправедливости, и тем самым легитимизировать его результаты. А ОБСЕ, как общеевропейская организация, в данном случае имеет определенные мотивы, чтобы пока воздержаться от легитимизации результатов референдума», - рассказал накануне голосования заведующий отделом Европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. То есть в крайнем случае можно было бы пост-фактум закричать: «Ничего не знаем, ничего не видели, да там наверняка была куча нарушений!»

Однако даже устроивший сторонников единого и неделимого Соединенного Королевства итог референдума не сулит ничего хорошего ни Великобритании в частности, ни Европе в целом. «Даже если референдум ничего не изменит и Шотландия останется в Британии, в любом случае, что джина обратно в бутылку не упрячешь. Эта попытка, даже если она будет неудачной, то в любом случае, она будет питательной средой для роста националистических идей в Европе.  Поэтому, даже  проголосовав за то, чтобы остаться в составе Объединенного королевства,  Шотландия  вряд ли будет считать это окончательным итогом своей  истории», - уверен заведующий отделом Европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. (http://www.pravda.ru/news/expert/18-09-2014/1226997-referendum-0/)

Получается, «геморрой под клетчатой юбкой» себя еще проявит. Первая костяшка сепаратистского домино упала. «Это вызов для сегодняшней Европы, ведь речь идет о многих автономиях. Речь идет о Южном Тироле, о бельгийских проблемах, в частности Фландрии», - перечислил Дмитрий Данилов. А также о Каталонии, чей референдум, пусть так и не признанный официально, не за горами, Басконии и регионе Венето. Рассыплется Европа - не соберешь…


Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров