• Вход
  • Регистрация
аналитика
15 Октября 2014, 15:53


К 200-летию М.Ю.Лермонтова. История одной фальсификации

628 0

Стихотворение «Прощай немытая Россия», которое нас всех заставляли в школе учить наизусть, является подделкой. Русофобские умельцы навязали нашей стране заучивание этой дряни вполне сознательно, хорошо понимая, что они делают...


Старая фальсификация как оружие русофобов

Автор – Павел Краснов

Изучение творчества М.Ю. Лермонтова в школе часто начинается и заканчивается стихотворением «Прощай, немытая Россия», изучение его наизусть обязательно для школьников уже нескольких поколений. Это привело к тому, что если и не все восемь строк, то слова «немытая Россия, страна рабов, страна господ», ставшие мощным идеологическим штампом, знают практически все.

У Лермонтова много гениальных стихов, просто близко не сравнимых по уровню с упомянутым «стишем», но в школьную программу включены вовсе не они, а вот это. Кривоватый слог, убогие сравнения и полное отсутствие глубины, столь характерной для Лермонтова. Хуже произведения для представления его творчества подобрать сложно. Бесспорно, у каждого поэта или писателя, как бы велик он ни был, есть вещи удачные и неудачные, и для изучения в школе было бы естественным отобрать лучшие образцы. Если, конечно, целью является развитие молодого поколения, а не что-то иное.

Есть очень серьёзные основания полагать, что основной целью появления сего творения в учебниках и его всемерного, массового тиражирования были не литературные достоинства, а его кричащая русофобия. То есть, это акт грамотной идеологической войны.

Но может быть у лиц, вводивших его в школьные учебники, несмотря на протесты специалистов-литературоведов, просто такие своеобразные литературные вкусы и «где уж нам, убогим» судить об уровне стихотворения, это дело небожителей?

Нет, дело тут не в спорах эстетов. Дело в том, что советские (и по большей части российские на раннем постсоветском этапе по инерции) учебники строились на принципах строгой научности. Сомнительные гипотезы и двусмысленные вещи туда не допускались и близко. Ошибки, естественно, встречались, но они всего лишь отражали сложности развития науки и смены теорий.

Это, с позволения сказать, произведение разительно отличается от прочих стихотворений Лермонтова (помимо зашкаливающей русофобии, антипатриотизма и, мягко сказать, негениальности) тем, что не существует никаких прямых доказательств, что оно принадлежит именно ему, а не другому человеку. То есть, вообще никаких.

Есть только тысячи раз повторённое утверждение, которое от многократных повторений приобретает в массовом сознании статус истины. И повторения эти тиражируются в школьных учебниках и изданиях сочинений поэта. Согласно требованиям научности, именно сторонники того, что это стихотворение принадлежит данному поэту, и обязаны это доказать. Но они этого делать не собираются, ссылаясь на... научную и литературную традицию, которую сами же создают. За аргумент обычно выдаются истерики и доводы, вроде ссылки на мнение Короленко где-то от 1890 г. (полвека после смерти Лермонтова). Им зачем-то очень нужно, чтобы дети с малых лет считали Родину «немытой» и убогой.

А что мытое-то, что есть чистое? Может быть Персия, Индия или Китай? Ни в коем случае. Чистое и прогрессивное – Запад, ясное дело, с него пример надо брать, а то и молиться на него.

То есть цель сего произведения вовсе не познакомить детей с лучшими образцами великой русской литературы, а совершенно другая – вбить в головы детей русофобский штамп. Можно утверждать, что единственная причина, по которой стихотворение вошло в школьные учебники – это его мощный русофобский «посыл», поданный в обёртке от стихов гениального русского поэта, штамп, который будет заложен в подсознание практически всего населения страны.

Для чего?

Понятное дело, для последующего манипулирования с недобрыми целями уже выросшими людьми. Ну, если уж гениальные люди так отзывались о России, она ж, наверное, и в самом деле убогая, омерзительная и вонючая?! А ведь скажи, напиши они честно: «стихотворение неизвестного поэта конца 19 в.» и весь ореол с него слетит моментально. Кому оно нужно, не будь оно приписано Лермонтову? Так что не зря включали его в учебники и сборники, нарушая все принципы – очень надо было.

К слову сказать, словосочетание «немытая Россию» если чем и примечательно, так это своей подлостью и переворачиванием ситуацию с ног на голову. Уж по уровню гигиены с русским мужиком из самой захудалой деревне, сотни лет мывшегося в парной бане, как минимум, раз в неделю, не сравнятся не то что европейские крестьяне, мывшиеся два раза в жизни, но и самые изысканные французские дворяне, мывшиеся, в лучшем случае, раз в год и придумавшим духи и одеколон для отбивания невыносимого смрада немытого тела по несколько раз в жизни, и дворянкам, носившим блохоловки.

Если вернуться к упомянутому произведению, то литературоведами давно с весьма высокой вероятностью установлено, что стихотворение «Прощай немытая Россия» не принадлежит Лермонтову, и его автором является совершено другой человек. Вот основные признаки этого:

* нет автографа автора (оригинала).
* произведение впервые появилось через 32 года после гибели поэта, а в печати появилось только 1887 году.
* анализ стиля показывает полное несоответствие стилю Лермонтова. Так кривые образы «голубые мундиры», «паши» не встречаются нигде более.
* Довольно чётко определён наиболее вероятный истинный автор – поэт-пародист Дмитрий Минаев, ярый антипатриот и антигосударственник, даже русофоб, активно писавший свои пародии и эпиграммы как раз в тот период, когда «стихотворение нашлось». Именно для него характерны стилистические обороты этого стихотворения.
* Исходно существовало несколько версий стихотворения. Так были версии со словами «сокроюсь от твоих царей» и «сокроюсь от твоих вождей», что было бы странно более чем через 30 лет.

Склочник и алкоголик Минаев не скрывал своей ненависти к русским классикам – сам он не мог меряться с ними талантом, собственные стихи его были безнадёжно слабы, а амбиции непомерны. Весьма похоже на уже забытого сейчас поэта-пародиста Александра Иванова, такого же космополита, русофоба, того самого, который визжал, что он в войну поддержал бы фашистов, потому что при «фашизме была частная собственность». Кстати, также умершего от алкоголизма.

Нет, наверное, ни одного классика и крупного произведения, которое он бы не оплевал и не переврал. Его имя обычно упоминалось в связи с литературными фальсификациями, на которые он был мастак, и какими-то пошлыми скандалами. Для усиления эффекта от фальсификаций, скандалов и розыгрышей, они иногда действовали вместе с журналистом и странноватым издателем Бартеневым. Говорят, Минаев мог бы быть хорошим литератором, но разменял свои способности на пошлоё ёрничанье, хихикание и желчное глумление. Гении как были, так и остались, а клоуна уже никто и не помнит. И не вспомнил бы, если бы не его старая фальсификация, использованная затем недобрыми людьми.

Кому выгодно было, несмотря на протесты специалистов, включать это стихотворение в сборники Лермонтова? Это интересный вопрос. Вроде как была попытка ввести стихотворение в школьную программу в 20-е годы, но в начале 30-х, когда Сталин стал набирать силу, оно исчезло оттуда вместе со многими другими русофобскими творениями. Тогда немало активных русофобов были «безвинно репрессированы», как потенциальная (или уже сформировавшаяся) «пятая колонна» в преддверии надвигавшейся великой Войны.

Впервые массовый вброс начался в 1961 году, при Хрущёве. В среде литературоведов ходят слухи, что продавили с уровня ЦК КПСС через Академию Наук. Но кто именно стоял за идеей этого вброса, и кто заставил ввести стихотворение в полный сборник сочинений, сделав таким образом его литературным каноном, до сих пор неясно.


Об одной очень старой мистификации

Автор – Г. Клечёнов

Неорганичность для всего творчества М.Ю. Лермонтова приписываемого ему и настойчиво навязываемого даже в школьных учебниках стихотворения «Прощай, немытая Россия», давно уже вызывала сомнения в его подлинности. Но так обычно бывает, что если ложь повторяется много раз, то к ней привыкают, и она уже кажется правдой. Так и с этим стихотворением. Его на протяжении нескольких поколений заставляли заучивать в школе, и всем уже стало казаться, что авторство Лермонтова здесь несомненно. От этого навязанного предубеждения очень трудно отвлечься. А ведь, казалось бы, достаточно было просто положить его рядом с другими стихами – и грубость, топорность строк сразу же бросилась бы в глаза. Да и сама история появления этого стихотворения – спустя много лет после смерти «автора» – весьма странная.

И надо было очень захотеть, чтобы всё же приписать это стихотворение Лермонтову, включить в разряд несомненно авторских, сделать одним из немногих обязательных для изучения в школе. И если бы его не приписали Лермонтову, то уж наверняка бы Пушкину.

А.С. Пушкин: «К морю»

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.


Приписывается М.Ю. Лермонтову: «Прощай, немытая Россия»


Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Обычно литературная мистификация, в отличие от злоумышленной подделки, являющаяся просто весёлым розыгрышем, использует в качестве оригинала легко узнаваемое произведение, первые строки которого подвергаются лишь незначительному изменению. Этот приём широко используется также и в жанре пародии, в отличие от которой мистификация всё же предполагает элемент лукавого обмана, чужой подписи. В последующих строчках автор пародии или литературной мистификации, как правило, далеко отходит от оригинала и поэтому вторые строфы двух стихотворений практически уже не совпадают:

Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз…

(Пушкин)


Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь я среди пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

В XIX веке литературные мистификации были широко распространены и представляли собой модную салонную игру. Выдавать своё оригинальное произведение или стилизацию за чьё-то чужое или неведомого автора было весёлым писательским розыгрышем. Именно таким было приписывание М.Ю. Лермонтову этого стихотворения. Но впоследствии оно было широко распропагандировано уже в совершенно других целях русофобскими идеологами и из мистификации превратилось в фальсификацию на заданную тему.


От редакции «Литературной России»

Стихотворение «Прощай, немытая Россия» впервые всплыло в письме П.И. Бартенева к П.А. Ефремову 9 марта 1873 года с примечанием «списано с подлинника». В 1955 году было опубликовано письмо того же Бартенева к Н.В. Путяте, написанное не позднее 1877 года (год смерти Путяты) с аналогичной припиской: «с подлинника руки Лермонтова». В 1890 году тот же Бартенев публикует ещё один вариант этого стихотворения (во всех трёх случаях есть разночтения) в издаваемом им журнале «Русский архив» с примечанием на этот раз – «записано со слов поэта современником».

За три года до этого П. Висковатов опубликовал в журнале «Русская старина» без указания на источник эту же бартеневскую версию с изменением лишь одного слова – «вождей» (№ 12, 1887). Автограф, на который ссылался в письмах Бартенев, разумеется, не сохранился. Более того, профессиональный историк, археограф и библиограф потому-то так ничего и не сообщил нигде об этом автографе: где он его видел, у кого он хранится и т.д. Для человека, посвятившего всю жизнь отысканию и публикации неизвестных материалов и литературно-биографических документов о русских писателях, такое непрофессиональное умалчивание адреса источника – «подлинника, руки Лермонтова» – вещь просто загадочная.

Таким образом, во всех случаях, кроме одного, где источник не назван, мы имеем дело с одним и тем же человеком – П.И. Бартеневым. И каждый раз мы встречаем серьёзные противоречия: в письмах он ссылается на неведомый автограф, а в публикации уже более осторожно указывает на «феноменальную память» неведомого современника, спустя полвека позволившую воспроизвести этот «неведомый шедевр». Логично поинтересоваться: кто же он, этот единственный источник вдруг всплывшего спустя десятилетия после гибели поэта странного стихотворения!

Бартенев Пётр Иванович родился в октябре 1829 года, и в момент убийства Лермонтова ему было всего 11 лет. Среди его сочинений ряд книг и статей о Пушкине («Рассказы о Пушкине, записанные со слов его друзей П.И. Бартеневым в 1851-1860 гг.» и др.) В 1858 году именно он передал А.И. Герцену сенсационные «Записки Екатерины II», опубликованные последним в Лондоне в 1859 году. С 1863 года он издаёт в течение полувека журнал «Русский архив», специализируясь на публикации неизвестных документов о русских писателях. Однако по отзыву «Краткой литературной энциклопедии», «многочисленные публикации Бартенева в археографическом и текстологическом отношении стояли на недостаточно высоком уровне». И это ещё мягко сказано.

Сотрудничество с Герценом и его бесцензурной прессой характеризует общественно-политическую позицию П.Бартенева. Накал политических страстей и потребностей поры на авторитет признанных всем обществом национальных поэтов требовал именно таких разоблачительных документов. А спрос, как известно, рождает предложение, и если у профессионального публикатора, посвятившего жизнь изданию специализированного для этих целей журнала, нет под рукой нужного материала, то для поддержания интереса к своему журналу, для спасения тиража чего не сделаешь?

Бартенев был хорошо знаком с творчеством Пушкина, симпатизировал разоблачительной пропаганде, набил руку на «сенсационных открытиях» и на публикации их. Написал восемь дубоватых строчек, хоть и с трудом, с помощью заимствований у Пушкина, – это было ему вполне по силам. А риска не было никакого. Разоблачённая, такая грубая мистификация не грозила ему ничем, кроме смеха и общественного внимания. Но вряд ли сам Бартенев ожидал, что этот розыгрыш будет иметь такие последствия.

Интересно, что составители собрания сочинений М.Ю. Лермонтова (1961 год) довольно остроумно прокомментировали это стихотворение. Не имея возможности (по понятным причинам) открыто разоблачить эту мистификацию, превращённую спекулянтами в фальшивку, они в комментарии к нему вклеили факсимиле подлинника М.Ю. Лермонтова «Родина» (т.1, стр. 706). И в самом деле, ничто лучше не разоблачает подделку, чем сопоставление её с подлинником. Однако, если очень нужно, то можно и не видеть подлинника и упрямо твердить бездарную подделку. Хотя даже непрофессионалу ясно, что Лермонтов и эта подражательная мазня ничего общего не имеют.

«Литературная Россия», 1994, 18.02.94 г.

Читать статью полностью

Для сравнения: «Здравствуй, немытая Италия»


http://maxpark.com/community/politic/content/1728840



Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров