• Вход
  • Регистрация
аналитика
22 Апреля 2014, 19:09


Как англичане однажды Лондон спалили

330 0

Согласно занимательной нумерологии, 1666 год не сулил ничего хорошего. По устоявшейся традиции - патеры и вполне православные батюшки сулили наступление очередного "конца света", астрономы искали падающие кометы, богатеи развлекались как могли, чтобы войти в Царство Божие хорошенько оттянувшись в своей бренной и земной жизни, а бедноте во всем Мире, как и во все времена - оставалось только судачить - будет ли что нибудь... или все таки нет. Полгода жизни простых лондонских обывателей прошли в обычных ожиданиях "грянет - не грянет", к августу вся эта канитель им изрядно надоела, а в сентябре наконец, то чего все так ожидали все таки случилось...

Поздним вечером 2 сентября 1666 года, на улице Пуддинг-Лейн, на которой, как не сложно догадаться, жили как раз производители этих самых пуддингов, в пекарне простого лондонского пекаря Томаса Фарринера загорелся пол. Дело, с сугубо пожарно-технической точки зрения - вполне обычное. До сих пор - это частая причина пожаров в домах с печным отоплением. Томас, как и все работяги того времени, к моменту возникновения пожара - спал крепким сном, вместе с домочадцами и прислугой, поэтому огонь заметил слишком поздно. Ему пришлось спасаться через единственный оставшийся путь эвакуации - окно второго этажа. Дом не смогла покинуть только служанка Фарринера. Перебравшись к соседям, семейство пекаря сообщило о пожаре ближайшему констеблю и занялось подсчетом наиболее вероятных убытков. Через час - к месту пожара прибыли пожарные констебли. Что характерно, в то время уже Лондон обладал профессиональной пожарной охраной, к слову - находившейся в подчинении тогдашнего английского МВД, в отличии от всяких там московий, пруссий и прочих там франций, где пожары тушили (а по большей части не тушили) необученные горожане. Как не сложно догадаться, пожарная тактика была координально иная, чем в современности - тушение пожара как правило заключалось в разрушении близлежащих к очагу пожара домов. Конечно, сам горящий дом при таком методе - чуть чаще чем всегда - сгорал полностью, соседние дома тоже теряли свое функциональное назначение, но как говорил один брандмейстер из советского мультфильма "Кошкин дом" - "В это ситуации - главное, что город спасен". В принципе, пожарные были уже готовы заняться привычным делом, как на шум прибежал мэр Лондона - сэр Томас Бладворт, с приставкой "лорд". Поглазеть на мэра столичного города и заодно на пожар также собралось немалое количество электората, и как принято в подобных случаях, толпа стала давать свои советы. Давно подмечено, что как случается пожар, то тут же выясняется, что в пожарной тактике лучше самих пожарных разбирается каждый второй из добровольных зрителей. И каждый первый знает, как лучше потушить пожар. Исключением не был и сэр Томас Бладворт, мэр Лондона с приставкой "лорд". И он приказал пожарным - обойтись без разрушения близлежайших домов, порекомендовав придумать какой нибудь инновационный метод пожаротушения. После чего, мэр с чувством выполненного долга и под благодарные взгляды не менее благодарного электората благополучно отправился домой досматривать сны. Но спать ему пришлось недолго...
...С инновациями у лондонских пожарных дело шло туго. Это было и не удивительно, так как более менее современные средства подачи огнетушащих веществ в очаг пожара изобретут только через 150 лет, механические лестницы - через 200, а коленчатые подъемники, пенообразователи, генераторы кратной пены и всякие прочие методы комбинированного тушения - появятся только лет через 300 с небольшим. И к утру 3 сентября огонь бушевал по всей улице производителей пуддингов, а также еще на двух соседних. При этом, лорд-сэр Бладворт по прежнему настаивал на своем - никаких противопожарных преград, никакой разборки зданий. Это при том, что порядка 500 (!) домов к утру третьего сентября уже полностью сгорело. К обеду поднялся сильный ветер, и пламя понесло в тогдашние "элитные" и "офисные" районы Лондона. Сначала загорелся собор Св. Павла, за ним полыхнул Дом Банкиров на Ломбард-стрит, причем его пожар ненадолго вызвал неописуемую радость у горожан - золото из окон банкиры выбрасывали прямо в слитках, причем на мостовую, где от высокой температуры уже плавились любые металлы, не исключая и благородные, в результате чего, золото в буквальном смысле текло по улицам. Конечно, поживиться на этом никому не удавалось, но само зрелище было каково! Но радость была недолгой и скоро лондонцам стало совсем не до золотых рек. Надежды пожарных, что огонь не сможет перейти через природную водную преграду - реку Флит - не оправдались. Огонь с легкостью перепрыгнул не очень широкую речку, и спалил к утру 4 сентября элитную лондонскую улицу Чипсайт. Пока огонь добирался до тогдашней лондонской "рублевки", он невзначай прихватил и четвертую часть домов города, владельцы которых, никак не могли прихвастнуть наличием значительного достатка. В воздухе запахло подобием революцией (которая, между прочим в Англии к тому времени уже была, как минимум один раз). Недовольные этим фактом богатеи (первое время пожар их мало беспокоил) - помчались к командному пункту сэра Джеймса, герцога Йоркского, бывшего в означенное время - старшим воинским начальником в гарнизоне Лондона . Там они потребовали от военных - срочно вмешаться в происходящее. К слову сказать, военные глядя на все это безобразие - длительное время сохраняли нейтралитет, который сложно объяснить даже традиционным английским хладнокровием - А что? Лондон горит? Ну и пущай горит! Пусть этим доблестная пожарная охрана занимается! Но тут огонь стал подбираться к Тауэру, в котором хранились немалые запасы пороха, что для военных было чревато писанием массы нужных и ненужных объяснительных, в случае, если бы они "бабахнули". Армейцы взялись за дело и наплевав на указания лорда-мэра, быстренько взорвали все дома в непосредственной близости от Тауэра. Не получив новой горючей нагрузки - огонь остановился, а тут и ветер стих, и в итоге, к середине дня 5 сентября все само собой потухло. Что и требовалось доказать.

Но когда начали считать потери...
Материальный ущерб составил 13200 домов, более 80 приходских церквей (в том числе и Собор Святого Павла) и много других зданий. Общий ущерб от пожара был оценен в астрономическую по тем временам сумму в 10 миллионов фунтов стерлингов.

Реальных виновных в возникновении пожара так и не нашли. В 1667 году Королевский Совет постановил, что пожар был несчастным случаем, вызванным «рукой Божьей, сильным ветром и очень сухим временем года». Подстёгиваемые жаждой скорого нахождения козла отпущения, люди объявили виновным в возникновении огня француза-смотрителя, простолюдина, Робера Юбера, который был назван агентом Папы Римского и зачинщиком пожара в Вестминстере. Он позднее изменил версию, сказав, что сначала поджёг булочную на Пуддинг Лэйн. Юбер был признан виновным, и, несмотря на мольбы о прощении, повешен в Тайберне 28-го сентября 1666 г. После его смерти стало известно, что он прибыл в Лондон спустя 2 дня после начала пожара. Эти утверждения, что католики начали пожар, использовались как сильная политическая пропаганда противниками прокатолического режима Карла II, главным образом во время Папского заговора и позже, при его правлении.
Справедливый суд, такой справедливый.
А Вы порой говорите, Россия...

Автор - Владимир Безбородов



Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров