• Вход
  • Регистрация
аналитика
19 Января 2015, 19:07


Неизвестная – известная В.Новодворская.

263 2

Неизвестная – известная В.Новодворская.

(из цикла: Мозаика ультралиберализма.)

Как-то незаметно и скромно ушла из жизни Валерия Новодворская.

Скандальная и эпатажная, она по всем законам пиара заслуживала от коллег более оживленной посмертной дискуссии об ее деятельности на ниве оппозиции. Но если подумать, то может именно ее слишком навязчивая активность и послужила такому скромному провожанию. Наверно от нее все устали, и коллеги по оппозиции, и мы - зрители, наблюдающие за спектаклем. Да и Бог, с ней, с посмертной рекламой и пусть земля ей будет пухом.

Как-то так получилось, что с уходом из жизни В.Новодворской на российской сцене не осталось сколь-нибудь заметных женских фигур, играющих на оппозиционном поле. А следовательно, на этом секторе оппозиционно движения, можно на время, поставить жирную точку.

Не станем же мы считать Е.Альбац, К.Сабчак или О.Романову, а тем более И.Хакамаду претендентами на лидерство в женском движении. При всем моем снисхождении  к их одиозным фигурам, я не могу представить этих персон в политике. В скандальной хронике, в паноптикуме оппозиционеров  они на своем месте и стоят тех денег, которые в них вкладывают российские и зарубежные меценаты оппозиции.

Они – вип-скандалистки, или «свадебные личности», но самые непривлекательные лица для большинства граждан.

А как бы не унижали российское общество, и не пытались обесценить его мнение, но именно оно обладает конечными правами принять кого-то в политику или выкинуть на помойку. Не зря же при создании имиджа политика, в том числе и  при проведении пиар-компаний ссылаются на различные рейтинги общественного мнения. Все политики желают понравиться людям, даже если презирают их.

Итак, по моему мнению на В.Новодворской прервалась женская линия лидеров российской оппозиции и нам теперь только остается ждать кто же начнет новую.

А если это так, то по крайней мере, как финишер в эстафете - В.Новодворская заслуживает большего внимания, чем ей уделили ее же демократические и прочие оппозиционные товарищи.

При всей моей антипатии к личностям, подобным В.Новодворской, я все же эпизодически следил за ее деятельностью, в большинстве скандальной и непривлекательной. В ее поступках было что-то, что привлекало внимание общества, и не только из-за любопытства к поступкам одиозной фигуры.

Приступая к написанию статьи, покопавшись в следах, оставленных ею в интернете и вообще в жизни, обнаружилось, что она была не только одиозной, но и крайне противоречивой натурой. Непредсказуемой, беспардонной, но мыслящей, а это подразумевает, что не все в ее словах стоит принимать всерьез, но к некотрым стоит отнестись с вниманием и серьезностью. Она – сплошной парадокс. В этом, вероятно и была сущность имиджа, созданного самой В.Новодворской.

О таких людях трудно писать, потому что они слишком противоречивы и часто опровергают сами себя, поэтому легче всего цитировать разнообразие их суждений – может что-то и прояснится.

Для подкрепления такого мнения приведу несколько ее высказываний.

Начну с жизненной позиции, которой она твердо придерживалась.

«Я не хочу отрекаться от своих установок. И пусть они не соответствуют мировым отношениям: тем хуже для мировых отношений».

Продолжу мировоззренческой позицией на российскую действительность.

«Белые мне нравились не меньше красных. Главное - и те, и другие имели великую идею и служили России».

Добью самого себя рассуждениями В.Новодворской о российском кумире.

«Владимир Высоцкий – это неистовство и мощь, это неприглаженный океан, это непричесанные скалы и ледники, это, как он сам писал, не штормы, а шторма. Это колокол нашего Храма русской литературы, дисгармоничный, тревожный, яростный набат».
Плохой человек не может написать такие строки.

Не знаю, как читатель, а я готов подписаться под каждым ее словом. Самое странное, что все это сказано в разное время самым одиозным и скандальным публичным человеком – В.Новодворской.

Такие вот какие неожиданности преподносит жизнь человека родившегося в СССР, сформировавшегося в обычных для того времени условиях, показательно нелюбящего страну и народ и всю свою жизнь посвятившего борьбе с режимом.

Проследим за ее жизненным путем.

Семейное бабушкино воспитание.

Нестандартная юность в семидесятые, руководимая идеалами, навеянными в семье революционными интеллигентными дедушками и прадедушками.

Эти идеалы, подкрепленные не детской упертостью при защите своих взглядов, впоследствии привели ее в психушку.

Повзрослевшая В.Новодворская искала себя в российском диссидентском движении,  что закончилось пониманием его бесплодности и продажности и разрывом с ним.

Уход в себя. Создание собственного образа несгибаемой революционерки.

Замена диссидентства, игрой в революционеры с постепенным, может незаметным для себя самой, скатыванием в провокаторы общественного мнения.

Занятие позиции наблюдателя за происходящими в стране процессами. Игра в политического лидера, манипулирование судьбами молодых никчемных личностей.

Осознание собственного краха, как политика.

Продолжение существования в образе скандального шута для широкой публики и творческая деятельность – для себя и близких.

В итоге - ничего не сбылось и ничего не получилось. 

Родилась в1950 году в г. Барановичи (Белоруссия),. Имеет русские, еврейские и польские корни.

В каждой биографии В.Новодворской сообщается, что ее прадед был социал-демократом, профессиональным революционером,  но подтверждений этим сведениям нигде не приводится. Скорее Валерии хотелось иметь образ потомственной революционерки и появился семейный наследственный борец с властью.

Дед воевал в первой Конной армии Буденного.

Теперь начинаются просто утверждения.

По словам В. Новодворской, её предок был воеводой в Дерпте.

Ещё один из предков был мальтийским рыцарем и служил Польше.

Если посмотреть на постановку семейного расклада, то он почти списан с биографии А.Солженицына, и в этом она не одинока. Многие вышедшие из глубинки российские «революционеры-демократы» создавали себе подобные биографии. И их можно понять. Не скажешь же, что твои деды и прадеды имели мелочную лавку и еле-еле сводили концы с концами. Пропуск в диссиденты и оппозицию должен иметь родовитые корни - московская интеллигенция любит потомственных революционеров.

Родители В.Новодворской, как и положено думающим людям того времени, были приспособленцами, коммунистами, и по всей вероятности тихо ненавидели советскую власть и эту нелюбовь передали дочери.

А вместе с нелюбовью к советской власти ими было заложено в девочку то бесовское, что невидимо культивировалось в семье и было характерно для российской оппозиционной интеллигенции – бесплодность действий, отрицание любой власти и страсть к разрушению, культивируемая творческой импотенцией.

Судя по воспоминаниям, воспитывала ее в основном школа, потом бабушка, а родителям было недосуг и вероятно, именно этим объясняется двойственность ее сознания, в котором уживалось и советское полученное в школе и «революционное» от семьи, что стало более очевидно проявляться в последние годы ее жизни.

Она росла смышленой девочкой, читать научилась в 5 лет.

В 1968 году окончила среднюю школу с серебряной медалью.

Что же могло произойти такого, чтобы перевернуть всю ее жизнь нормального советского школьника?

«В 1967 году отец, положил мне на стол "Один день Ивана Денисовича". Эта книга решила все. Не успела я дочитать последнюю страницу, как мир рухнул. Вывод был сделан холодно и безапелляционно: раз при социализме оказались возможными концлагеря, социализм должен пасть. Из тех скудных исторических источников о жизни на Западе, которые оказались мне доступны, я уяснила себе, что там "ЭТОГО" не было».

Теперь можно уверенно сказать, что спусковым крючком для выпуска на свободу семейной бесовщины, стало именно это действие отца.

Отец, как и полагается бесу, совершил самое страшно преступление по отношению к дочери – он отобрал у нее ее собственное будущее, запрограммировав дочь на борьбу со строем и властью. Для мозга домашней девочки из благополучной семьи это было подобно насилию и оно произошло.

И у нее не было шансов, как только принять взгляды писателя и отца.

Да и как тогда она могла оценить книгу А.Солженицына, и откуда ей было знать мировую историю лагерей? Источники информации и на самом деле были очень скудными. В те времена В.Новодворская, кстати, как и автор этих строк,  не могла даже представить, что первопроходцами в создании концлагерей и бесчеловечного отношения к туземцам и к собственным подданным, были англичане, которые потом перенесли накопленный опыт в Америку, где умертвили в лагерях почти все индейское население.

И откуда было знать девочке, что А.Солженицын, совсем не герой, а умный человек, просчитывавший все наперед, непревзойденный манипулятор, который свел свои лагерные наблюдения и байки в графоманскую писанину, и она почему-то очень понравилась российским оппозиционно мыслящим интеллигентам.

Вообще был непонятен сам ажиотаж вокруг книги.  А.Солженицын рассказал то, что было известно всем, кроме воспитанных местечковых девочек и интеллигентов с московских кухонь. В те времена почти всея Россия жила ничуть не лучше заключенных в лагерях. Может этой «новизной» и объясняется, что большинству российского общества пришлись по душе  излияния А.Солженицына.

Но прошло всего несколько лет и то же общество забыло про А.Солженицына. И не надо в этом обвинять советскую пропаганду. Просто он выдохся и стал неинтересен.

Но это общество пришло к такому выводу. А семейный ребенок, с подачи отца проглотивший чудовищные для него новости, возненавидел раз и навсегда страну и власть за то, что было обыденностью для большинства в России и тем более в неизвестном для нее западном мире. К чему следовало относиться философски, как это и делало большинство населения России - тот жизни не видал, кто в тюрьме не побывал.

Это не в оправдание режима, а для понимания того, что по тем временам это было реальностью и не такой чудовищной, как ее попытались представить заинтересованные лица в СССР и за рубежом. К тому же уже в те времена существовали двойные стандарты преподносившие лагеря на западе как благо, а тот же самый процесс в России объявлялся чудовищным. Человечество в период перемен всегда было жестоким к себе подобным, а особенно к инакомыслящим. Но данный вопрос не для этой статьи.

Бабушкино семейное воспитание, школа, заложенные в память детские воспоминания о революционном прошлом своих предков, обиды на окружающих ее детей, в тот момент вероятно и вызвали то, что психиатры называют раздвоением личности.

А в последующем хорошая наследственность, наделившая ее природным умом  и, московское образование наложились на это душевное состояние и создали то, что стало называться Новодворской.

Была попытка учиться в Московском институте иностранных языков имени Мориса Тореза по специальности «переводчик и педагог», который она закончила после долгого перерыва, уже на вечернем факультете.

В декабре 1969 года она была арестована по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде за распространение листовок с критикой ввода советских войск в Чехословакию, но осуждена не была. Тогда этой демократической болезнью страдали многие студенты, особенно московские.

С июня 1970 по февраль 1972 находилась на принудительном лечении в спецбольницах с диагнозом «шизофрения, параноидальное развитие личности».

После выхода из больницы сблизилась с диссидентским движением, где активно работала до 1986 года. Ее снова арестовали, но уже за диссидентскую деятельность. Не посадили и не стали лечить.

Время перестройки было самым оживленным периодов в ее деятельности.

Именно в это время она разочаровывается в диссидентах и начинает позиционировать себя, как революционера.

С 1987 года по 1991 год, в самый разгул демократии, была участником и организатором несанкционированных властями антисоветских митингов и демонстраций в Москве, за что 17 раз задерживалась милицией и подвергалась административным арестам.

Приход к власти Б.Ельцина и демократов во главе с неолибералом Е.Гайдаром, поставили крест на революционных замыслах В.Новодворской.

Она практически порвала с диссидентами и большинством демократов.

«Но я не могла многого у диссидентов принять. Я была еретиком и здесь. Свободный - значит чужой, и это навеки. Меня убивали отъезды на Запад, санкционируемые движением. "Уходящему - Синай, остающимся - Голгофа".

Это разводило меня с диссидентами, ибо они прощали уезжающих, даже если не бежали сами. Диссидента из меня не вышло, и я переквалифицировалась в народники».

В конце 1992 года Новодворская с несколькими членами Демократического союза создали организацию «Демократический союз России» (ДСР).

Все говорило об ее намерении заняться политической деятельностью.

В декабре 1995 года на выборах в Госдуму 2 созыва В.Новодворская вошла в избирательный список Партии экономической свободы и зарегистрировалась в одномандатном округе 192 по г. Москве. Политическая карьера не начавшись – закончилась.

Вероятнее всего в это время она увлеклась американской моделью ультралиберализма, которая начала внедрятся в России и ставила во главу угла созидание новой личности, которая и будет составлять основу будущего государство.

К этому времени относятся высказывания В.Новодворской о том, что права человека, по идее присущие каждому из нас, на самом деле полагаются не всем, а только «приличным людям».

Сказывался недостаток экономического и политического образования и в ее голове перемешался ранний демократический либерализм США и предложенный России ультралиберализм.

Но новая идеология ей понравилась. Она вела себя, как законченный ультралиберал – свободная личность, но почему-то одновременно с этим говорила о приличных людях, которые в понимании американского либерализма подразумевало обладание частной собственностью и положение в обществе. Но ультралиберализм и «приличные» люди понятия несовместимые. И здесь В.Новодворская не смогла преодолеть свою двойственность.

В.Новодворская и в понятие «демократия» вкладывала свой смысл, то есть она не считала демократию властью множества людей в стране, а была уверена, что властью должна обладать небольшая группка людей, которые придерживаются либеральных взглядов. Что полностью совпадало с современной политической доктриной США – демократической олигархии.

Так в ее голове должны были уместиться и работать вместе взаимоисключающие идеологии: демократия, социализм, либерализм и ультралиберализм.

И кроме всего прочего она активно поддерживает все то, что отравляло жизнь российских граждан. От симпатии к любым действиям США в мире до принятия проамериканской позиции по войне в Чечне.

С таким багажом в России политиком не станешь и провал следовал за провалом.

К этому времени ушел прежний запал и она попыталась осваивать поле деятельности, чем-то напоминающее партийную работу В.Жириновского.

Ездила по стране, удивляла своими высказываниями народ, вовлекала в политику молодежь, которую потом сажали и учили уму разуму компетентные органы.

И здесь ее ждала неудача - второго Жириновского для России было многовато и постепенно В.Новодворская, не имеющая твердой установки о нужном ей современном течении в политике, не разбирающаяся в партийном бизнесе,  постепенно скатывалась к роли мелкого провокатора и эпатажного журналиста.

Вот так и получилось, что никто и никогда больше не рассматривал ее в качестве политика. Может сыграла свою роль преследующая ее слава о старом диагнозе, а может психиатры на самом деле были правы и В.Новодворская,  просто не могла сосредоточиться на достижении одной цели.

Она все еще пыталась имитировать активность, но кончилось тем, что она надоела всем, в том числе и на телевидении.

Оставалась пресса и только тогда стали понимать,  кто такая В.Новодворская и чего бы она могла достичь, использовав с самого начала свои способности и достоинства. На идеолога она бы не потянула, но по крайней мере могла бы стать рупором настоящей оппозиции..

Она пишет статьи, в которых дает очень точные и необычные для оппозиционера оценки кумиров и власть имеющих.

Пишет книжки для молодых, в которых предстает совершенно  в новом обличье ничем не напоминающем ее прежнюю искусственную сущность.

Она колумнист журнала «The New Times», для меня это неподтвержденные данные, но вполне вероятно, что это так и было.

И когда знакомишься с этим периодом деятельности В.Новодворской вспоминаются ее слова.

«Собственно, я получила тимуровское воспитание. Мне и сейчас дедушка Гайдар ближе и понятнее внука».

«Спасибо большевикам за мое гражданское воспитание. В сущности, они восстановили в России культ добродетелей Рима: Отечество, Честь, Долг, Слава, Мужество. Со щитом или на щите - и никаких сантиментов. Человек и гражданин - это синонимы».

«Моя Россия была страстотерпицей, она была бедная, заплаканная, серая, грязная; это была Россия Есенина и народников, в ней цвела одна только картошка, шли дожди, ее срочно надо было спасать, и я, основательно проглотив Ключевского, влюбилась в нее по уши».

«Мы завели Россию, как Гензеля и Гретель из сказки братьев Гримм, в темный лес, где ей предстоит выжить или погибнуть. Правда, мы в том же лесу, с ней, но ей от этого не легче. Мы сожгли лягушачью кожу Василисы Премудрой. Мы изверги. Нам нельзя ее жалеть. Исторический инфантилизм лечат именно там, в лесу, в котором бросают.

Мы не должны питать иллюзий. У нас нет исторического времени друг другу лгать. Есть два лагеря. Наш лагерь - это лагерь белых».

Я намеренно не привожу ее пасквили о русском народе и России – это не ее, это – эпатаж, обеспечивающий известность и возможность существования.

Ее воспоминания об А.Солженицыне
«Пришел он в школу отроком Варфоломеем, чистым, светлым, с крестиком на шее. И тут его стали травить и ломать, делая из него Павлика Морозова.

В конце концов бедного ребенка сломали и сделали таким, как все. Этой слабости он себе не простил до конца жизни. Это первое бесчестье только усилит будущую ненависть».

Хотя о содержании цитаты можно поспорить, но самый главный вывод сделан абсолютно правильно - первое бесчестье только усилит будущую ненависть. Именно на воспоминаниях детства и юности и ненависти построено все творчество А.Солженицына.

Я предполагаю, что В.Новодворской пришлись по душе выдумки А.Солженицына и его биографов о детстве. Она, понимала фантазийность написанного, но они очень уж хорошо укладывались в ее собственное детство с моральным насилием отца и с возможными унижениями и отсюда такое бережное отношение к выдумкам А.Солженицына. А то что и в ее жизни подобные унижения были свидетельствуют школьные друзья.

А дальше и совсем крамольные для оппозиционера мысли:

«Солженицына оставил Бог, и мы потеряли его не в 2008-м, а в 1989-м, когда выяснилось, что ему больше нечего сказать. Нелепое странствие через всю Россию от Владика и занудство «200 лет вместе» – это была агония».

В.Новодворская прошла по всему пути российских оппозиционеров в их идейных поисках. Последнее на что она надеялась – был либерализм, но ее выбор в очередной раз оказался сомнительным, да она так его и не поняла.

Ее понимание либерализма сформировалось от знакомства с российским проявлением этой идеологии.

В.Новодворская, как и все российские доморощенные либералы так и не усвоили, что демократия это не всегда народовластие, а вид правления вплоть до тирании и олигархии. Что либерализм это совсем не демократия, а нечто противоположное. А мечты о полном народовластии, впрочем как и разные виды демократии и либерализма могут привести и к фашизму, и к коммунизму.

Российская оппозиция впитала только то, что ей предложили американские идеологи –  ультралиберализм. А использование ультралиберализма привело к многим уродствам в общественной жизни и к самому грустному в российском оппозиционном движении – к ультралиберальному отношению к женщине. К скотскому ее восприятию.

В.Новодворская чувствовала это, отсюда возможно, ее постоянные разговоры о девственности. Она не хотела иметь ничего общего с мужской половиной демократического движения. Да и как можно рассуждать о сотрудничестве, если по классификации небезизвестного  Л.Щаранского высшим достижением деятельности В.Новодворской является титул «пиковая дама – вагинальный диссидент», а для Елены Боннэр, вдова совести нации ну и т.д.
Вероятно,  в этом надо искать смысл ее отношений с неприятно рафинированным К.Боровым. Но лучше К.Боровой чем Удальцовы, Немцовы и Касьяновы, а тем более Щаранские.

В заключение статьи хотелось бы сказать, что В.Новодворская стоит особняком и выбивается из стереотипного представления о диссидентах и оппозиции.

Для нее было бы оскорблением стоять  рядом с такой личностью как И.Хакамада, которая присосалась к группе неолибералов, и вся деятельность которой была связана с унижением и  расхищением России.

Или приравнивать ее к Е.Боннер или второй жене А.Солженицына, весь смысл деятельности которых состоял в контроле над своими мужьями и удерживании их в русле проамериканской политики.

И уж совсем оскорбительно ставить ее на одну доску с такими личностями как К.Сабчак, занимающихся растлением молодежи на предприятиях по подготовке различного вида гомосексуалов и проституток.

Ультралиберализм разрушителен и многолик и в каждой его ветви и сегодня трудятся российские женщины диссиденты, работая над изменением облика России или ее подготавливая ее уничтожение.

С полной уверенностью можно сказать, что ни к одному из направлений российского ультралиберализма В.Новодворская не имела никакого отношения – она просто его не понимала.

Она с детства была запрограммированным врагом власти, любой, какая бы не пришла. И в этом ее можно поставить рядом с анархистами. Хотя это тоже будет не совсем правильно.

Если сказать точнее, то она была достойной наследницей традиционной либеральной российской интеллигенции, ведущей свое начало от Петра I. Во все времена эта интеллигенция была политически бездарной и бесплодной, но большой любительницей поговорить.

Той самой интеллигенции из которой вышли декабристы, а потом народники и эсеры. Той которая прославилась тем, что была всегда против, тем что убивала царей, Столыпиных, стремилась все разрушить, но сама ничего не создавала. Той, которую вывел Ф.Достоевский в своем романе «Бесы».

Интеллигенции, которая посеяв хаос, начинала, как и подобает революционерам, методично уничтожать сама себя, карабкаясь к власти по трупам вчерашних друзей. За их шабашем любил наблюдать И.Сталин, поощряя и провоцируя ее на самоуничтожение. Для представителей этой интеллигенции не надо было строить лагерей – они сами все доводили до логического конца – казни соперника.

А о трудовых армиях, трудовых лагерях и прочих заведениях аппарата принуждения, насилия и перевоспитания поговорим позже.

  Сергей Романов Строгалов



Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Кактотак
Весьма толково. Респект!
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров