• Вход
  • Регистрация
аналитика
21 Февраля 2015, 15:34


Воля большинства. Падение Царизма

50 0

Только лишь разговоры о возможности социалистической революции в той или иной капиталистической стране вызывают острую зубную боль и диарею у класса капиталистов и предынфарктное состояние у их верных слуг. Поэтому всеми правдами и неправдами темы революции, диктатуры пролетариата, борьбы классов замалчиваются, затушевываются или искажаются до неузнаваемости.


Так буржуазные идеологи договорились до невозможности социалистической революции в современном «постиндустриальном» обществе, о невозможности социалистической революции в процессе «регресса» капитализма. На белый свет появились идеи о «лимитах на революции, которые Россия исчерпала», об отсутствии пролетариата и его замене толи на когнитариат, толи на маскарад. Евразийство, синтез коммунизма и православия, «Русская весна», дружба трудящихся с промышленниками против банкиров, третий путь (не коммунизм и не капитализм), за царя-батюшку: вариантов «развития» масса.

Социалистическую революцию смешали с государственным переворотом, с насильственным захватом власти оппозицией и только, оставив за рамками такого широкого понятия, как социалистическая революция, диктатуру пролетариата и ликвидацию буржуазной общественно-экономической формации. Подделки под революции происходят сегодня повсеместно: то вспыхнет оранжевая «революция», то тюльпанная, то дынная, но после каждой такой «революции» у руля страны остается прежний хозяин – класс капиталистов.

Частые захваты власти в странах третьего мира «оппозицией», финансируемой третьей заинтересованной стороной, подменили в глазах широких масс социалистическую революцию – дело, без сомнения, прогрессивное. Смену режимов «оппозиция» и ее протекторат называют «революцией», народно-освободительным движением, борьбой за демократию, а действующая или свергнутая властью экстремизмом, гражданской войной, военным переворотом и т.п.

Властвующие буржуазные кланы направляют все силы, чтобы укрепить свои позиции у руля государства. С помощью государственных институтов общество сдавливается в железных тисках буржуазных законов; с помощью буржуазной полиции, которая присягает на верность закону, а не народу, запугиваются люди; спецслужбы, духовенство и СМИ искореняют инакомыслие и способность мыслить самостоятельно вообще.

Так Президент РФ В. Путин на расширенном заседании Совета Безопасности предложил проект Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации аж до 2025 года. Владимиру Владимировичу к тому времени будет уже под восемьдесят, если он останется у руля.

«В нашей повестке вопрос, актуальность которого не вызывает никаких сомнений. Речь пойдёт о противодействии экстремизму.

Все люди вправе предлагать свои решения, подходы для решения насущных проблем, вправе объединяться в партии, общественные организации, участвуя в выборах, бороться за власть. Главное, чтобы процесс реализации гражданами своих политических предпочтений, позиций, взглядов проходил цивилизованно и исключительно в рамках закона.

Отстаивая свободу выбора, собраний, шествий, митингов, нельзя забывать об ответственности за свои слова и свои действия. Необходимо знать и понимать, что разжигание конфликтов между людьми разных национальностей и верований, пропаганда националистической идеологии, массовые нарушения общественного порядка на этой почве, тем более призывы к насильственному свержению существующего строя, – это прямое проявление антинародного мышления, это прямые проявления экстремизма.

И о разрушительных последствиях таких действий нужно помнить. Никто не должен об этом забывать. Должны помнить лидеры и руководители общественных движений, знать, что за такие деяния придётся отвечать по всей строгости закона. Подчеркну, наказания за распространение экстремистских идей и за действия экстремистского характера должны быть неотвратимыми.»   В.В. Путин

Слова Путина представляют собой визг буржуазного класса теряющего опору в народе, который постепенно освобождается от иллюзий, навеянных в конце 80-х начале 90-х годов. Мантры о свободном рынке, о равных возможностях, о «личных свободах» на сознание народа больше не действуют или, во всяком случае, действуют очень слабо. Вот поэтому и понадобилась решение о некоем экстремизме, которое должно превратить РФ в полностью полицейское государство, в котором свирепо будет подавляться любые протестные настроения и защищаться капиталистический строй. Опасность компрадорского переворота, так резко проявившая себя на рубеже 2011-2012 гг., отодвинута очень далеко, так что за решением Путина стоит осознание социалистической революции и неизбежности краха буржуазной общественно-экономической формации в России.

Только напрасны надежды на то, что можно подавить протестные настроения силой. Если экономическая ситуация в стране приводит к тому, что подавляющее большинство населения не имеет возможности достойно жить, то полиция и армия здесь бессильны. Невозможно угнетением и эксплуатацией остановить стремление народа добиться более справедливого устройство общества.


Глава 1. Падение царизма.
Уж, насколько могучим и нерушимым полицейским государством была Российская Империя, но и ей пришлось сойти с исторической сцены.

В начале XX века, несмотря на активную в сравнении с послереформенным временем индустриализацию, Россия в своей основе оставалась страной мелкокрестьянской. По единственной дореволюционной "Всероссийской переписи занятий" 1897 году в сельском хозяйстве было занято 3/4 населения (74,2%) империи. Но крестьянам в России принадлежала далеко не вся обрабатываемая земля, так более 150 млн. десятин. (1 десятина = 1,0925 га) земли, находилось в частной собственности помещиков, капиталистов, монастырей, церквей, царской семьи и казачества. В собственности кулаков (зажиточных крестьян-ростовщиков, использовавших наемный труд) – более 50 млн. га земли. Большинство крестьян имели небольшие наделы (выкупленные, взятые в кредит или арендованные). Зачастую размера надела не хватало, чтобы прокормить себя и семью, поэтому крестьяне занимались сезонными отхожими промыслами, нанимались к кулакам или вовсе бросали свои наделы и уходили на заработки в города.

Городское население царской России составляло в 1897 году - 13%, а к 1916 году оно увеличилось до 17,5%. По количеству городских жителей Россия сильно отставала от других капиталистических стран, например, в Австро-Венгрии процент городского населения в те же годы составлял - 18%, Италии - 30%, Голландии - 33%, Дании - 40%, САСШ - 57%, Великобритании - 76%.

«Общая численность рабочих, занятых в крупной промышленности, строительстве и на транспорте России, в этот период составляла 6—7 млн. Надо также учесть, что множество людей было занято в мелкой промышленности (на предприятиях по обработке хлопка, льна, пеньки, джута, шерсти, шелка, дерева, металлов, минералов, кож, на предприятиях пищевой, химической промышленности и др.). Некоторые исследователи считали, что в 1910 г. в мелкой сельской промышленности было занято 3755 тыс. рабочих, а в мелкой городской — 910 тыс.»
А.П. Хромов, «Период промышленного и монополистического капитализма в России», стр.153

Уровень производительности труда в 1913 г. примерно в 2,5—3 раза превышал уровень первых лет после крестьянской реформы. Но, несмотря на это, дореволюционная Россия сильно отставала по производительности труда от развитых капиталистических стран. Так производительность труда в России к 1913 году была в 3,5-4 раза ниже, чем в САСШ.

Напомним, что царская Россия оставалась государством сословным. Это означало, что некая социальная прослойка (группа) общества, отличалась по своему правовому положению от других прослоек (групп). Принадлежность к сословиям, как правило, передавалось по наследству.

Сословия в Российской Империи:

• Дворянство делилось на потомственное и личное (не передавалось по наследству);
• Духовенство разделялось на белое (приходское), и чёрное (монашествующее);
• Сословие почётных граждан (недворяне, введено в 1832 г.) получало ряд привилегий;
• Купечество пользовалось рядом привилегий, и с конца XVIII века было разделено на три гильдии, членство в которых определялось размером капитала;
• Разночинцы, те, кто не относился ни к одному сословию;
• Мещанство – сословие, включавшее городских ремесленников, мелких домовладельцев, торговцев и т. п.;
• Казачество – военное сословие в России в XVIII начале XX вв.;
• Крестьянство, это сословие тоже делилось на ряд категорий
• Инородцы.


С августа 1914 года Россия была втянута в I Мировую войну. Несмотря на близкородственные связи с Германским Кайзером Вильгельмом Николаю II пришлось вступить в войну на стороне союзников: Англии и Франции. Франция была самым крупным кредитором РИ, Англия вторым и кредиты пришлось отрабатывать – спасать Париж от немцев, посылая на смерть миллионы русских солдат.

К длительной войне экономика Российской Империи оказалась не готова. Громоздкий бюрократический аппарат, слабая развитость транспорта, частная собственность в производстве и сельском хозяйстве, подрывало обеспечение армии, а поражения на фронтах, в свою очередь, отрицательно сказывались на всем обществе. Государственные расходы во время войны превосходили доходы:

В 1914 году – на 39%
В 1915 году – на 74%
В 1916 году – на 76%

«Большинство гражданских предприятий стало производить военную продукцию и обслуживать нужды армии. Согласно материалам особого совещания по обороне, в конце 1916 г. на армию работало (производило вооружение) 2018 тыс. человек из 2443 тыс. рабочих промышленности, или 86%. В ходе войны враг отрезал от России значительную часть промышленных предприятий, дававших около 1/5 стоимости валовой продукции фабрично-заводской промышленности. Особенно пострадали шерстяная, хлопчатобумажная, кожевенная, каменноугольная, химическая и металлообрабатывающая отрасли».
А.П. Хромов, «Период промышленного и монополистического капитализма в России», стр.134


Если первый год войны незначительно сказался на сельском хозяйстве, то распад народного хозяйства в виде свертывания гражданской индустрии, паралич транспорта, обесценивание денег привели к коллапсу и там. Крестьян обложили дополнительными налогами, начали реквизировать лошадей и скот. Эмиссионное право Госбанка было увеличено с 300 млн. руб. до 1,5 млрд. руб. позже правительство четырежды увеличивало эту сумму, доведя ее законом от 27 декабря 1916 г. до 6,5 млрд. руб. Крестьяне не желали отдавать хлеб за царские бумажки, которые ничего не стоили. В ответ царь в 1916 году ввел продразверстку в деревне. Отряды казаков изымали из крестьянских домов «лишний» хлеб для нужд государства по твердым ценам, обходя стороной дома кулаков и помещиков. Из деревень в армию была взята половина всех работоспособных мужчин (47%), вместе с городом всего – 16 млн. человек. Это не могло не сказаться на производительности труда.

Нехватка промышленных и продовольственных товаров на внутреннем рынке взвинтила цены. Покупательная способность населения снизилась, цены росли несоразмерно заработной плате. Вооружение для армии, поезда, оборудование царскому правительству приходилось покупать за границей (Англия, Франция, САСШ, Япония) и брать на это новые кредиты у союзников. Ввоз изделий увеличился с 444 миллионов рублей в 1915 году до 1 177 миллионов рублей к 1917 году. Фронт, растянувшийся на несколько тысяч километров, требовал постоянного подвоза фуража, боеприпасов и продовольствия. В крупные прифронтовые города не прекращался поток раненых.

Война вошла в каждый дом. Только рабочим и крестьянам она приносила горе и разорение, а для капиталистов и чиновников, сидевших на оборонных заказах или занимавшихся обеспечением армии, война приносила баснословные прибыли. В крупных городах рабочий люд маялся от нехватки хлеба, а в казино праздные гуляки: дворяне, капиталисты и чиновники спускали за ночь состояния. Большинство населения трудилось в поле и у станка, а капиталисты на бирже спекулировали ценными бумагами, на рынке хлебом, в промышленности топливом и углем. Частные заводчики накручивали цены на казенные заказы, частные банки драли три шкуры за кредиты государству, а государство высасывало последние соки из населения через прямые и косвенные налоги.

Расслоение общества достигло критического предела, при дворе императора процветала распутинщина, в аппарате государства казнокрадство и волокита. Богатство и изобилие соседствовало с голодом и нищетой. Народ устал от войны, не понимая ее целей (их просто не было), и больше не мог терпеть ухудшения своего экономического положением. Большинство крестьян душило безземелье, рабочих низкая заработная плата и условия труда, дворян-военных – неуспехи на фронте и обеспечение армии. Капиталистов не устраивало все более настойчивое вмешательство государства в хозяйственные дела и затрагивание частных интересов, в пользу приближенных ко двору.

Малодушие Николая II во внутренних и внешних делах государства было невыносимо для всех. Его робкие попытки на третий год войны заключить сепаратный мир с Германией, используя родственные связи, сыграли с ним роковую шутку. Тем самым он настроил против себя национальную буржуазию, сконцентрировавшую в себе за время I Мировой войны не малую силу и капиталы, сепаратный мир для крупных капиталистов был невыгоден. Последние часы правления дома Романовых истекали. Большинство общества отвернулось от царя и от того феодального строя, который он собой олицетворял.

Продолжение следует...

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров