• Вход
  • Регистрация
аналитика
26 Августа 2016, 20:28


Захват заложников - не решение проблем банкротства

34 051 0
Захват заложников - не решение проблем банкротства Фото: Politrussia.com

В России не первый год остро стоит вопрос банкротства, волна которого увеличивается из года в год. Нередко отчаявшиеся люди идут на преступления. И это уже не только трагедия одного человека, но и проблема безопасности и благополучия общества. Как быть гражданам, попавшим в экстремальную жизненную ситуацию? Какую поддержку готово оказать им государство? Как показывает практика, вопросов больше, чем ответов.

«Абсурд абсурдов для моего мозга, это бьет и не лезет сюда»

На днях очередной инцидент с захватом заложников произошёл в одном из московских отделений «Ситибанка». Таким нетривиальным образом предприниматель Арам Петросян решил рассказать о своих проблемах. После того как бизнесмен-неудачник спустя несколько часов освободил заложников и сдался правоохранительным органам, они в ходе допроса выяснили, что задержанный не собирался никого убивать, а только хотел своими действиями привлечь внимание к проблеме банкротства.

К счастью, на этот раз обошлось без жертв. Майская история с захватом пятерых заложников в «Московском кредитном банке», когда предприниматель требовал выдать ему 4 млн 700 тысяч рублей и 13 тысяч евро, угрожая в противном случае взорвать банк, закончилась трагичнее: горе-грабитель был застрелен.

Арам Петросян свою миссию видел в другом, о чем и сообщил в видеообращении, записанном еще в 2011 году:

Я ставлю два требования: первое — признать на государственном уровне понятие банкротства юрлиц болезнью, второе — создать на государственном уровне новый институт, который бы занимался этими проблемами.
Арам Петросян

Очевидно, институт должен быть с психиатрическим уклоном, потому что, по признанию Петросяна, случившееся банкротство – «абсурд абсурдов для моего мозга, это бьет и не лезет сюда».

Надо думать, специалисты выдадут свое заключение по поводу психического состояния задержанного. Лишь после этого суд решит, будет ли он отбывать наказание за решеткой или на принудительном лечении. Другое дело, что случившееся — крайнее проявление годами копившейся социальной проблемы немалого масштаба.

Масштабное банкротство и плохие долги

Экономический кризис породил волну банкротств среди юридических и физических лиц. Пик пришелся на 2014 год: количество компаний, признанных банкротами, тогда составило 14 514. Это на 10% превышает показатель 2013 года, когда несостоятельными были признаны 13 200 компаний. Прошлый год приплюсовал к категории разорившихся еще 14 624 компании, хотя эксперты и отметили мощное снижение темпов роста числа банкротов. По сравнению с 2014 годом повышение составило всего 1%. Увы, это не свидетельство того, что в экономике все пошло на лад, хотя произошедшая девальвация и другие факторы повысили рентабельность многих компаний в 2015 году. Эксперты связывают положительную динамику процесса скорее с тем, что начиная с четвертого квартала прошлого года, в соответствии с законом о банкротстве физических лиц, в отношении индивидуальных предпринимателей вводят процедуру реализации имущества, а не банкротства.

О масштабе проблем «невозвращенцев» говорят цифры. По словам президента «Секвойя кредит консолидейшн» Елены Докучаевой, средний заемщик в России тратит на ежемесячный платеж банку (или банкам, если кредитов несколько) 40-45% своего дохода.

Директор по развитию продуктов ОКБ Александр Ахломов оценил общий размер просроченной задолженности в 1,04 триллиона рублей. Триллион из них — так называемые безнадежные долги, по которым не платят более 90 дней. Один заемщик в среднем задолжал 227 тысяч рублей; 40% процентов банковских клиентов имеют два и более оформленных кредита.

Поначалу с теми, кто не смог вовремя вернуть заемные средства, «разбирались» кредиторы. Поступали порой жестко: банки, направо и налево раздававшие потребительские кредиты, не дождавшись их возврата и усугубив положение заемщиков штрафами и пени, продавали долги своих клиентов коллекторам. Только за первые семь месяцев прошлого года они передали долгов на 245 миллиардов рублей. По сведениям коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн», это рекордный показатель за последние три года. Причем средняя сумма долга на один проблемный кредит за год удвоилась – с 50 тысяч до 99,5 тысячи рублей.

То, какими садистскими способами возвращали долги некоторые вышибалы, лучше всего иллюстрирует уголовная хроника. 

Наконец, количество коллекторских преступлений переполнило чащу терпения, и государство взялось регулировать процесс: с 1 октября 2015 начал действовать закон о банкротстве физлиц. 

С чистого листа

Однако с недавних пор перед попавшими в финансовые тиски заемщиками забрезжил свет. Фактически было принято системное решение с четко прописанной процедурой, законодательной базой и ответственными исполнителями. Казалось бы, в такой ситуации здравомыслящий человек не станет пускаться в сомнительные авантюры типа захвата заложников. Но даже президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян не без сочувствия замечает, что острота проблемы не снята:

Это социальная проблема, если она принимает большие масштабы — нужны соответствующие решения. И шаги делаются, например институт банкротства. Но практика эти вопросы не может пока решить. Люди, попав в сложную ситуацию, реально не знают, как себя вести. Однако захватом заложников это не решить. Не согласен, что банкротство болезнь, это обратная сторона медали, которую несет в себе рынок.
Геригян Тосунян

К сожалению, следовать четко прописанной процедуре банкротства на практике не так просто и не столь дешево.

Арбитражный управляющий, юрист Илья Казаков называет процедуру банкротства сложным мероприятием, требующим значительных материальных затрат и времени. По его словам, именно сложность и неопределенность некоторых норм законодательства о банкротстве отпугивает людей от этой процедуры:

«Никому не хочется потратить 200 000 рублей, а потом получить определение суда, в котором будет отказано в списании долгов по причине предоставления недостоверной справки о доходах при получении кредита (практики достаточно распространенной и на которую сами банки часто закрывают глаза)».
Илья Казаков

Даже если гражданин пройдет нелегкую процедуру банкротства и ему спишут долги, шлейф проблем все равно будет тянуться еще долго. К примеру, в течение пяти лет он не сможет взять новый кредит, не утаив факт банкротства в своей биографии. В течение такого же срока человек не сможет сам инициировать новую процедуру банкротства. А в ближайшие три года ему будет запрещено участвовать в управлении юридическим лицом. Последнее касается и индивидуального предпринимателя. Больше того, в течение пяти лет прогоревший в бизнесе не должен заниматься предпринимательством.

Правила игры будут менять на ходу

Другими словами, проблемы есть. Однако человеку, загнанному в угол, хотя бы показывают выход из тупика. Тем более что по ходу увеличения практики правоприменения участники меняют правила игры, корректируя законодательство.

Так, Общероссийская организация «Союз защиты прав потребителей финансовых услуг» на днях направила в комитет Госдумы по вопросам собственности свои поправки в законодательство. Авторы предлагают разрешить супружеским парам подавать общий иск о самобанкротстве. При этом паре не нужно будет собирать дублирующие друг друга документы и дважды платить госпошлину. «Семейное банкротство» также позволит судам учитывать все требования кредиторов в отношении каждого из супругов и все источники дохода истцов.

К слову, лазейки для недобросовестных предпринимателей, которые сначала выводят свои деньги «налево», а затем объявляют себя банкротами, тоже надо бы со временем прикрыть. На такую возможность для пронырливых бизнесменов косвенно указывает постоянный рост числа банкротств. Вполне вероятно, что были они и среди «героев» 3598 дел о банкротстве физических лиц (2386 из них на предмет процедуры реализации имущества, а 1212 — на реструктуризацию задолженности), зафиксированных на конец февраля 2016 года. 

Впрочем, большинство среди тех, кто оказался банкротом, являются всё же честными гражданами и предпринимателями, которые, возможно, понадеявшись на авось и не просчитав риски, набрали кредитов и теперь не могут вернуть долги. Именно по отношению к ним, столкнувшимся с кризисом лицом к лицу, государство принимает спасательные меры.

На этому пути еще не мало подводных камней. Их предстоит убирать, в том числе привлекая внимание власти. Но делать это следует уж никак не с помощью захвата заложников и других акций устрашения, а цивилизованно. Тем не менее, негативный опыт Арама Петросяна, по словам бизнес-омбудсмена Бориса Титова, будет учтен:

Здесь мы, с одной стороны, должны говорить об изменении кредитной политики в целом, с другой — об анализе этого конкретного негативного опыта, о выработке какой-то механики взаимодействия с предпринимателями, которые попали в ситуацию банкротства — от проведения разъяснительной работы до, может быть, оказания им психологической помощи.
Борис Титов

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
House Moskal
House MoskalС нами навсегда!
Комментарий заблокирован
0
Andrey Muysky
В России идет уничтожение малого и среднего бизнеса расцветшего в 2000 годах. Я бизнесом занимался 16 лет, и тоже закрыл предприятие. Из за паразитов и полугосударственных вымогателей буквально опутавших по рукам и ногам. Госзакупки полностью бандитский бизнес.
0
Аноним
Аноним
Россия, Йошкар-Ола
Госзакупки-это чисто коррупционный механизм. Кто хоть раз пытался участвовать в проектах стоимостью хотя бы 5-6 миллионов, тот прекрасно знает, кто и как берёт эти заказы. Система на сегодняшний день настроена на вымывание малого и среднего бизнеса из этого сегмента рынка. Одно только " побеждает самая низкая цена" чего стоит!!! Про качество и гарантию вообще мало кто думает!!! А про то, что залог заявки и залог контракта на более или менее приличный контракт может себе позволить только крупный бизнес вообще стараются не упоминать.
0
sonatil ibn hattab
Если не умеют вести бизнес, то это только их личные проблемы. У меня несколько знакомых и даже очень хороших друзей так же прекратили свои начинания, всё из-за отсутствия понимания ведения бизнеса. Сам даже не пытался, понимаю, что это не моё. Хотя, может и задумаю что-нибудь ближе к пенсии.. Сегодня в кафе, стал невольным свидетелем разговора, видимо двух начинающих бизнесс-менов, лет так по 25-27 каждому, просто говорили очень громко и эмоционально. Фраза, которую я услышал, меня рассмешила: "Нужно найти проект, по которому получиться сделать бизнес план". Суть разговора сводилась к тому, что дела идут плохо. Т.е. у ребят бизнес есть, а проектов нет. Ожидаете результат?
0
Аноним
Аноним
Россия, Йошкар-Ола
Вопрос гораздо шире, чем его представляет пресса. И совершенно не реально рассуждать по поводу ведения бизнеса не побывав внутри его, так сказать в шкуре бизнесмена. Ну не возможно мужчине понять беременность женщины! А все размышления "аналитиков" или "бизнесменов" от власти или при власти не дают целостной картины происходящего. Понять суть проблем бизнеса можно только обладая личным опытом. Так что не трудитесь об этом рассуждать.
0
Алексей Климков
Комментарий заблокирован
0
Аноним
Аноним
Россия, Йошкар-Ола
Звучит красиво! Только малое имеет отношение к реальности. Полностью контролировать процессы Вы можете только тогда, когда вы абсолютно сами по себе. Ну т.е. Вы на необитаемом острове! А человек, живущий в социуме всегда зависит от огромного количества факторов. Бизнесмен просто больше рискует, чем наёмный работник. А по большому счёту мы все в зоне риска. Другое дело, что некоторые предприниматели вообще не хотят жить по средствам, а сразу им подавай "красивую" жизнь. Тут нельзя с Вами не согласиться.
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров