Вчера премьер-министр Армении Серж Саргсян подал в отставку с поста премьер-министра республики, на котором пробыл неделю. Кто-то спросит – зачем же тогда говорить об Армении, если все закончилось? Но на деле все только начинается.

Почему Саргсян все-таки подал в отставку? Кто придет ему на смену? Каковы были основные причины протеста? Причем здесь Россия? И наконец, главный вопрос: а что теперь?
Давайте ответим на эти вопросы по очереди. Итак, почему Серж Саргсян все-таки подал в отставку?

Это решение стало неожиданностью, однако его можно логично объяснить: во-первых, если в первый день протеста на улицы Еревана и других городов вышли пара тысяч человек, то с каждым днем количество демонстрантов увеличивалось, и особенно резко выросло в последние 3 дня, когда арестовали оппозиционного лидера Никола Пашиняна и еще пару человек. И хотя большинство СМИ характеризуют протест как исключительно мирный, достаточно посмотреть пару видео с места событий, чтобы убедиться в том, что еще пара дней, и искра бы превратилась в пламя. Саргсян не был готов к силовому сценарию и подавлению акции, задержание лидеров оппозиции не усмирило протестующих, а наоборот, спровоцировало еще большее недовольство, а власти оказались не готовы применить силу.

Отдельно здесь стоит сказать и о том, что сегодня в Армении отмечают день памяти жертв геноцида армян в Османской Империи в 1915 году, и решение премьера уйти в отставку не в последнюю очередь связано с этим. Сегодня многотысячная толпа пришла бы к мемориалу, толпа, протестующая больше недели – и никакого силового подавления в таких условиях вообразить нельзя. Тут решение из политической плоскости переходит в несколько другую.
На самом деле, хотя Сержа Саргсяна протестующие всячески демонизировали и называли диктатором, это не совсем корректная оценка, а точнее, совсем некорректная, и найти достойную замену будет не так легко. Я сейчас не говорю, что Саргсян был президентом и премьером-мечтой, однако и диктором его не назовешь: в парламенте, который теперь по Конституции стал главным управляющим органом Армении, давно есть оппозиционная партия, лидер которой Никол Пашинян возглавил масштабные протесты, после которых действующий премьер подал в отставку. Причем Пашинян – это тот человек, который отсидел немалый срок за то, что в свое время опять же организовал несанкционированный митинг, где погибли 10 человек. Но ничего, сидит же теперь в парламенте.

Вообще, законодательство Армении очень либерально: митинги можно проводить без получения разрешения, достаточно просто уведомить органы местного самоуправления; интернет-СМИ не должны регистрироваться – любой сайт может назвать себя СМИ; за административные правонарушения можно получить штраф, но не арест; нет ограничений на регистрацию различных НКО, что, кстати, дает западным структурам отличную возможность влиять на местное население, подогревая протестные настроения. И где тут связь между Саргсяном и диктатурой, мне по-прежнему не очень понятно.
Следующий, очень важный вопрос: кто придет на смену Саргсяну? Сейчас исполняющим обязанности премьера является Карен Карапетян, который до этого был вице-премьером страны. Это брат того самого Самвела Карапетяна, который является одним из самых богатых людей России – 32 место в списке Forbes. Сам Карен ранее был вицепрезидентом Газпромбанка и топ-менеджером в других структурах газпрома, так что связи с Россией у него весьма прочные. Понятно, что в глазах протестующих человек, исполнявший обязанности первого вице-премьера при Саргсяне, являющийся его однопартийцем, то есть членом правящей республиканской партии и вообще, главным соратником– это шило на мыло. Правда стоит отметить, что какого-то особого негатива у оппозиции он не вызывает, так что реальный шанс занять пост премьера у него есть, как и необходимый опыт.

Вторым основным претендентом является Никол Пашинян, возглавивший протест. Он также предложит свою кандидатуру на пост премьера Армении, однако проблема в том, что Пашинян, являясь прекрасным оратором и эффективным уличным политиком, если можно так выразиться, не имеет опыта серьезной управленческой работы. Да, он возглавляет парламентскую оппозиционную партию Елк, однако одно дело – депутат, а другое – глава страны. На завтра у него с Карапетяном назначены переговоры, в ходе которых должен решиться главный вопрос: будут ли проведены новые парламентские выборы? Вот что заявляет Пашинян: «Новый премьер от народа (это как кстати понять, кто от народа, а кто нет? ) должен быть назначен в ближайшую неделю. После этого будет сформировано временное правительство, а затем назначены внеочередные парламентские выборы». То есть он намерен провести новые парламентские выборы, очевидно для того, чтобы его партия «Елк» получила большинство мест и могла проголосовать за его кандидатуру на пост премьера. Сейчас у них всего 9 мест из 105, маловато для принятия таких решений. А вот Карапетян будет противиться новым парламентским выборам, и настроен сделать все по стандартной процедуре: 2 мая действующий парламент во главе с правящей республиканской партией, к которой и принадлежит Карапетян, выдвинет кандидатуру и проголосует за нее. Исход ясен: в этом случае Пашинян начнет новый протест, который может стать не менее масштабным, чем тот, который закончился вчера. Хватит ли у Карапетяна смелости на силовое подавление при таком повороте событий? Вполне вероятно, ведь в противном случае протест может продолжаться вечно.

Но так или иначе, кто бы к власти не пришел, необходимо задать следующий вопрос. Изменится ли что-то с приходом новой власти, которая нам пока неизвестна? Основной претензией протестующих была не только несменяемость Саргсяна, хотя в несменяемости самой по себе я, кстати, ничего плохого не вижу. Их также волновала коррупция и безработица – чтобы устроиться на работу, в Армении зачастую нужно давать взятку, а уровень безработицы составляет 20 процентов для мужчин и 16 для женщин, а это очень и очень плохие показатели.

Однако решится ли эта проблема с приходом к власти условного Пашиняна? Это вечный вопрос всех этих революций, бархатных, небархатных, неважно. Я вот совсем не уверена. Отдельной важнейшей проблемой при этом является, конечно же, Нагорный Карабах, куда буквально вчера Азербайджан начал подтягивать военную технику и свои силы. Саргсяна упрекали в том, что он недостаточно жестко проявляет позицию в отношении Нагорного Карабаха, а значит, париотизма ему не хватает, однако следует понимать, что именно он в свое время приложил максимум усилий для присоединения Карабаха к Армении, будучи министром обороны Карабахской республики, лидером Карабахского движения и так далее. И если протестующие думают, что теперь то проблема со спорной территорией быстренько решится, то ошибаются – это мягко сказано.

Наконец, последний вопрос: причем здесь Россия? Точнее, я сформулирую его немного по-другому. Как будут развиваться отношения Армении с Россией? Да вряд ли нас ждут серьезные перемены: Медведев уже обсудил с Карапетяном, помимо остального, взаимодействие в ЕАЭС, где на долю России приходится 98 процентов торговли Армении. Опять же, по словам посла Армении в России, здесь живет почти 2,5 миллиона армян, в то время как население республики составляет почти 3 миллиона. Про нашу военную базу в Гюмри я уже и не говорю.

Понятно, что BBC и им подобные СМИ очень стараются сделать репортаж про то, как протестующие в Армении плохо относятся к России и Путину, однако получается у них плохо, так как армянам до всего этого мало дела. У меня здесь остается только один вопрос: добились ли армяне того, чего хотели? Наша оппозиция то, конечно, считает именно так, хотя и не может даже правильно написать слово «армянин». Но я вот боюсь, что там еще могут горько пожалеть о том, что боролись просто против несменяемости. Что ж, вскоре посмотрим на результаты.