2017 год по указу президента был объявлен годом экологии, и настало время подвести итоги. В Министерстве природных ресурсов и экологии создали целый сайт, посвященный этому указу.
Что касается целей и задач, которые были поставлены еще в январе, то с ними все отлично: было запланировано множество природоохранных мероприятий в 22 субъектах России, значительно должны были снизиться выбросы загрязняющих веществ, 20 крупных свалок должны были быть рекультивированы, сотни тысяч гектаров лесов должны были быть восстановлены, водоемы должны были быть очищены и так далее, перечислять я могу долго. Но вот проблема: у минприроды я отчета по выполнению всех этих задач не нашла, то же самое и на сайте самого года экологии. Там можно посмотреть отдельные новости, и хотя появление нового заповедника в районе финского залива или ликвидация 15 тысяч незаконных свалок на территории страны очень радуют, большинство новостей такие: юные лесоводы и сосновые шишки, тематические уроки в школах Саратова, юные исследователи природы, где-то позаботились о птицах, плакаты к году экологии…в общем, вы поняли.

Приведу пример: в течение 2017-ого года в России должно было быть рекультивировано минимум 20 мусорных полигонов. Как заявил министр природных ресурсов Сергей Донской, они действительно были ликвидированы, но весь вопрос в том, каким образом. Помните историю с полигоном Кучино в подмосковной Балашихе? Гигантская свалка, которую закрыли только после обращения к президенту во время прямой линии? Казалось бы, проблема решена. Но хотя полигон был закрыт еще в июне, жители продолжают страдать от ужасного запаха, а по данным МЧС, уровень предельно допустимой концентрации сероводорода еще неделю назад был превышен в 25 раз. Ну и простите, распылять перед визитом президента духи, чтобы скрыть запах – это уж точно передовыми технологиями не назовешь.

Конечно, говорить, что для экологии у нас вообще ничего не делается, глупо – пускай единого нормального отчета я найти не смогла, но по отдельным, в частности, региональным новостям ясно, что в этом направлении все же делается немало. У нас очищаются водоемы, восстанавливаются леса, проводятся профильные мероприятия для детей и подростков. Но проблема мусора близка к катастрофе – это не мои слова, это слова министра экологии московской области Александра Когана. Цитирую: если мы через 1,5-2 года не построим инфраструктуру, мы с вами будем есть этот мусор». А по данным росприроднадзора, в России средний срок ожидаемого заполнения полигонов не превышает трех лет. Иными словами, через пару лет, если мусор не начнут перерабатывать, его будет просто некуда девать. А тем временем, на 2017 год в стране скопилось 60 миллиардов тонн мусора, и цифра эта растет, а площадь свалок для хранения бытовых отходов равна примерно 4 миллионам гектар. Перерабатывается при этом 4 процента всех отходов – это ничтожно мало.

Как я говорила в начале, в рамках года экологии было поставлено много задач – и среди них совершенствование законодательства оказалось приоритетом. Закон, который на днях был принят думой в третьем, окончательном чтении, посвящен как раз проблеме мусора. До этого мы рассказывали вам о законе против жестокого обращения с животными и о запрете притравочных станций для охоты – эти документы также думой были утверждены в рамках года экологии. Теперь же принят закон о раздельном сборе мусора и стимулировании к этому граждан.

Здесь стоит выделить следующие пункты:

- во-первых, теперь компаниям, занимающимся сбором мусора, не нужно получать лицензию на раздельный сбор. Да, раньше, для того чтобы раздельно собирать стекло, органику и пластик, по закону действительно нужно было получать лицензию. Теперь это просто отдельный вид деятельности, что, по мнению депутатов, должно убрать ненужные административные барьеры.

- во-вторых, из пояснительной записки к законопроекту следует, что раньше построить мусороперерабатывающий завод было проблематично, так как подобное предприятие является одним из случаев неконкурентной закупки - закупки у единого поставщика. Это означает, что раньше закон не допускал создания естественной монополии в этой сфере, и обязывал к наличию нескольких предприятий для участия в тендере. Но деятельность подобных заводов равносильна деятельности почты России, метро, железных дорог – там не может быть большого количества таких предприятий. Теперь же, говоря простым языком, естественная монополия разрешена.

- в-третьих, теперь муниципалитеты получают гораздо больше полномочий, и, что самое главное, отныне регионы обязаны проводить публичные слушания и согласовывать с гражданами территориальные схемы размещения отходов, включая расположение полигонов, мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводов. Иными словами, без участия жителей место для свалки никто не определит – понятно, что несанкционированные свалки все равно будут появляться, но нового Кучино без общественных слушаний появиться не должно.

Кстати, я уже рассказывала, что по итогам молодежного форума, прошедшего в думе в конце ноября по инициативе спикера Вячеслава Володина, будет выбрано три инициативы, которые потом превратятся в законы. Так вот закон о раздельном сборе мусора тогда стал победителем, и уже через месяц с некоторыми поправками был принят в третьем чтении.

Конечно, к раздельному сбору мусора россияне привыкнут еще не скоро. Даже в тех местах, где уже установлены соответствующие баки, немногие их используют, ведь привычка к этому должна формироваться еще в детстве. Я верю, что к этому мы рано или поздно придем, но вот прямо сейчас нужно срочно решать проблему мусороперерабатывающих заводов, которых у нас по сути нет. Если верить представителю президента по вопросам экологии Сергею Иванову, в московской области должны построить сразу 4 завода по термической обработке, еще один в Казани. Но он обещал запуск проекта уже этой осенью, а пока что ничего не строится, только определены места для строительства. Заводы должны быть созданы до 2023 года – посмотрим, выполнят ли чиновники свои обещания.