Сегодня в башкирском арбитраже продолжилась судебная битва, на кону которой не только примерно три миллиарда долларов, но также российский инвестиционный климат и репутация судебной системы. Напоминаю историю процесса. Роснефть, Башнефть и представители Башкирии пытаются взыскать с АФК Система и ее дочерних предприятий 170,6 млрд рублей за ущерб, который бывший владелец, т.е. АФК Система, якобы нанесла Башнефти при реорганизации и подготовке Башнефти к выводу на биржевое размещение.

Процесс привлек большое внимание российского и международного инвестиционного сообщества не только из-за суммы иска, но и из-за, мягко говоря, странной сути претензий к ответчику. Ведь АФК Система обвиняют в невиданном поступке - а именно, в фактическом нанесении ущерба компании, акции которой она хотела успешно разместить на бирже. Не вдаваясь в подробности можно заметить, что любой товар перед продажей пытаются привести в порядок и как-то улучшить, чтобы продать подороже. Особенно если это миноритарный пакет в компании, большая часть акций которой сохраняется у продавца. То есть ему выгодно не только продать подороже часть акций, но еще и нужно, чтобы эта компания в будущем приносила как можно большую прибыль.

Сейчас было интересно посмотреть на то, как башкирский арбитраж будет разбираться с этой сложной темой и то, как обычный российский судья будет рассматривать хитросплетения корпоративных перестановок и реструктуризаций в процессе подготовки к выводу нефтяной компании на SPO на бирже. В московском арбитраже сейчас, и я вам уже рассказывал об этом, рассматривается дело о том, можно ли считать нотариальный скриншот переписки непонятного происхождения заменой настоящей экспертизы. Если наши суды считают нотариусов специалистами по цифровым технологиям, то всё печально. Так вот в Башкирии сейчас проходит аналогичный тест, только уже не на тему того, насколько хорошо арбитраж понимает, что такое e-mail и кто является авторитетом в ай-ти вопросах, а на тему того, насколько суд разбирается или хочет разобратьcя в технических аспектах корпоративных финансов. И соответственно в том, кого он считает авторитетом в финансовых вопросах. И вот тут начинается самое интересное.

АФК Система попросила у суда присовокупить к делу три экспертизы, в которых анализируются ее действия в отношении Башнефти.

Вот кто проводил эти экспертизы:
• Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации;
• Международная юридическая компания Clifford Chance, которая специализируется на финансовых спорах;
• Высшая Школа Экономики.

Все эти заключения поддерживают позицию АФК Система, которая утверждает, что ее действия пошли Башнефти на пользу, что легко проверяется математически, ведь за период владения Башнефтью, ее капитализация увеличилась в 8 раз, а ее размещение на Лондонской бирже сделало ее более привлекательной для инвестирования.

"Мы все эти годы инвестировали в компанию, ее капитализация увеличилась в 8 раз. Если бы мы знали о ничтожности сделок с этими ценными бумагами, то зачем бы тогда мы так вкладывались в развитие фирмы?", спросил на суде представитель АФК, но конкретного ответа не получил. А жаль. Было бы интересно понять логику истцов.

Со своей стороны, Роснефть тоже предоставила одно экспертное заключение, но вот в чем незадача. Это заключение составлено экспертами, которые буквально пару лет назад сидели в студенческих аудиториях, то есть выпускниками Финансового университета при правительстве 2013-2015 годов, а один из них даже является студентом на данный момент.

Фактически, экспертное заключение Роснефти сделано студенческим инновационным предприятием ООО «Финансовый научно-инновационный институт экономико-правовых исследований», которое функционирует при Финансовом университете при правительстве РФ. Получается, что университет при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) стоит на позиции АФК, а университет при правительстве на позиции Роснефти.

Неудивительно, что такая экспертиза, если это вообще можно назвать экспертизой в процессе на 3 миллиарда долларов, вызвала недоумение у ответчика. Вот что пишет по этому поводу Интерфакс:

"Лица, подготовившие заключение, не обладают профессиональной квалификацией по вопросам реорганизации юрлиц и публичного размещения ценных бумаг на иностранных фондовых биржах, утверждает "Система". "У всех специалистов во всяком случае отсутствует опыт решения вопросов касательно экономического эффекта реорганизации и/или публичного размещения ценных бумаг российских компаний на иностранных фондовых рынках", - считает АФК"

В этой связи возникает ощущение, что есть несколько возможных объяснений этой ситуации.

Вариант первый. Истец до такой степени уверен в победе, что просто не стал тратить силы на экспертизу. При такой уверенности в правоте могли и первокурсников припахать для экспертизы. А что? Возможно, в башкирской реальности первокурсник тоже может быть экспертом в процессе на 3 миллиарда долларов и с большой значимостью для российской экономики.

Вариант второй. Найти по-настоящему титулованных экспертов или экспертные организации, готовые поддержать довольно странный иск оказалось сложным занятием, вот и пришлось ограничиться вчерашними студентами.

Оба варианта, мягко говоря, плохо влияют на имидж российской экономики и судебной системы. И все-таки очень хочется, чтобы суд принимал решения ориентируясь на настоящие экспертные позиции и чтобы в российских судах, особенно по важным делам, эксперты спорили с экспертами, а не со вчерашними студентами.