Недавно в Германии представитель второй по популярности партии социал-демократов Мартин Шульц предложил до 2025 года создать Соединенные Штаты Европы с единой конституцией и другими унифицированными документами. Его мнение в той или иной степени разделяет и президент Франции Макрон – вспомните, как в рамках своей предвыборной кампании он говорил о единой и сильной Европе, которая создаст европейский фонд обороны – а это уже заявка на замену в европейском регионе блока НАТО.

И пусть на текущей стадии все эти речи выглядят как обыкновенный популизм, в странах Европы уже назревают перемены, а в условиях европейского политического кризиса и постоянно растущего экономического протекционизма в каждой отдельной стране союза вопреки стараниям Брюсселя, дальнейшая консолидация Европы и создание федеративного государства может стать чуть ли не единственным выходом.

Подобные разговоры ведутся и у нас в России, правда пока что всерьез можно рассуждать только о союзном государстве России и Белоруссии, основанном еще в 1996 году. Кто-то вспомнит и про ЕАЭС, но если чисто экономически мы благодаря его существованию действительно получаем очевидные плюсы в виде зоны свободной торговли, свободного перемещения капитала и рабочей силы и так далее, то вот с политической точки зрения все обстоит не так благополучно. Я говорю во-первых о том, как некоторые страны-участницы, пользуясь всеми плюсами ЕАЭС, одновременно с этим не прочь получить и выгоды от Евросоюза. Достаточно вспомнить, как недавно в рамках саммита «Восточного сотрудничества» Армения подписала соглашение с евросоюзом о всестороннем и расширенном партнерстве – не стоит путать этот документ с договором об евроассоциации, но осадок, согласитесь, остается. Во-вторых, я говорю и о недостатке доверия между странами-участницами – в тех же двухсторонних отношениях между Россией и Белоруссией случаются периоды охлаждения.

Но как раз о Белоруссии мне и хотелось бы поговорить. В российском опыте построения проектов интеграции союз с этой республикой, заключенный еще в 1996 году, можно назвать успешным. Изначально это во многом была инициатива Александра Григорьевича Лукашенко, который в Белоруссии пришел к власти на волне пророссийской риторики, в России же проект, в свою очередь, продвигали депутаты государственной Думы. Важно понимать, что Александр Лукашенко изначально рассматривал Союзное Государство как возможность своего политического восхождения, грубо говоря, планировал объединить два государства и на фоне полупьяного Ельцина набрать политических очков и победить на выборах. Именно с этим и связано фактическое торможение Союзной интеграции к середине двухтысячных – на политическом Олимпе России зажглась звезда Владимира Путина, и Лукашенко уже ничего не светило бы как народному политику. Проект заглох и плавно перетек в формат то газовых, то молочных войн, вдобавок ко всему этому руководство двух стран сделало ставку на построение Евразийского Союза, о котором я сказала выше.

Однако несмотря на все это, Союзное Государство являет собой куда более глубокое объединение. чем Евросоюз или же ЕАЭС. Тут есть и общие военные структуры, общие границы, общий парламент, общий энергетический рынок, даже есть общее правительство, главой которого сейчас, например, является Медведев, а Лукашенко - Председатель Высшего ГосСовета. Ничего подобного никогда не было ни в Евросоюзе, ни тем более в ЕАЭС. По сути, осталась всего пара ходов до полного объединения держав – общая валюта и общие ведомства вроде полиции и Минздрава. Но к сожалению, иногда личные амбиции способны загубить даже самый удачный проект. Последние новости, правда, заставляют думать, что проект снова начали реанимировать – хотя это происходило с 2011-ого года с переменным успехом.

На выходных в Брянске прошла 53-яя сессия Парламентского Собрания союза России и Белоруссии, председателем которого является Вячеслав Володин. В рамках встречи был, во-первых, принят бюджет на 2018-ый год – да, у союзного государства есть свой бюджет. Он составил почти 7 миллиардов рублей, при этом расходная часть составляет около 5 миллиардов, которые пойдут на финансирование 34 проектов. Среди них можно выделить 3 самых интересных: совершенствование пограничной безопасности Союзного государства, объектов военной инфраструктуры, а также системы защиты информационных ресурсов.

Кроме того, до конца этого года планируется подписать соглашение о взаимном признании виз. Это, на мой взгляд, пора сделать уже давно, так как дальнейшее развитие союзного государства с отсутствием единого визового пространства я себе представляю слабо. И раз уж в начале речь шла о Евросоюзе – да, шенгенская виза является прекрасным примером.

Сам Вячеслав Володин главной целью этой сессии назвал сближение законодательства двух стран в вопросах обеспечения равных прав граждан союзного государства.
Речь идет, в первую очередь, о трудоустройстве, здравоохранении и образовании. Например, медицинскую помощь россияне могут получить в Белоруссии и наоборот, но если в России финансирование осуществляет фонд обязательного медицинского страхования, то в Белоруссии – уже государственный бюджет, а потому вопросы финансирования нуждаются в урегулировании. Похожие проблемы присутствуют и в других областях. Так или иначе, настоящее союзное государство, к созданию которого и стремятся в конечном итоге власти двух стран, должно иметь общее законодательство, и именно на это была направлена встреча в Брянске.
Конечно, до полноценного союзного государства нам еще далеко. Остаются и таможенные проблемы, в частности, пресловутые белорусские креветки, и возможное повторение газовых войн, и периодические недвусмысленные высказывания Лукашенко, также всем хорошо известные. Но раз уж работа над дальнейшим сближением снова началась, мы не должны допустить новой заморозки, как это было в 2006 или 2010-ом. .