Пару недель назад Президент соединенных Штатов Дональд Трамп провел крупное азиатское турне. За 12 дней начала Ноября Президент посетил пять стран и конечно самым главным визитом стал приезд на территорию одного из самых главных торговых партнеров и одновременно геополитического соперника – Китайской народной республики. Многие СМИ и аналитики тогда окрестили тот визит и последующие переговоры, как настоящий прорыв в дипломатических, политических и экономических отношениях двух стран. И поводы так говорить у аналитиков конечно же были, так Трампу удалось предварительно договориться с китайцами о контрактах на общую сумму более четверти триллиона долларов. В основе 250 миллиардных договоренностей лежат газовые контракты, так только соглашение об инвестициях в добычу сжиженного природного газа на Аляске подразумевает объем в 43 миллиарда долларов. Был также подписан контракт на поставки американским Боингом 300 новых самолетов общей стоимостью, превышающей 37 миллиардов. А контракт между американским производителем процессоров для портативной электроники и китайскими производителями смартфонов только по предварительным данным оценивается больше чем в 12 миллиардов.
Для сравнения, в российском проекте газовой системы Сила Сибири общая сума инвестиций оценивается в районе 50 млрд долларов. То есть Трамп изначально позиционировавший себя как антикитайский политик смог добиться таких крупных инвестиций от китайской стороны? Плюс кроме денег Китайское правительство сделало и другие важные уступки. Так долгое время на территории поднебесной действовало правило для иностранных инвесторов – доля иностранного участия не должна превышать 49 процентов. То есть контроль над абсолютно любым предприятием по законам срединной империи должен принадлежать китайцам. Отмену такого закона на протяжении последних 20 лет лоббировали и американские корпорации, и политики. Так, например, бывший президент США Барак Обама считал отмену процентного барьера чуть ли ключевой задачей своего президентства. Но не смотря на затраченный объем усилий китайцы так не допустили возможность полного прихода американских ТНК в свою страну. И возникает вопрос, что изменилось сейчас? Почему вдруг китайцы делают такие уступки антикитайскому Трампу? Почему антикитайский Трамп заключает крупные контракты именно с компаниями из поднебесной? Даже если мы взглянем на реакцию международной прессы – то, например, китайцы пишут о чрезвычайно удачном визите Президента Дональда, а западные аналитики намекают, что Трампу удалось угнать Китай у России.
Но так ли все радужно в отношениях двух стран? Вот давайте представим, что вы только что приобрели себе выгодного экономического партнера, который готов давать вам кучу денег. Ваши следующие действия? Вы конечно попытаетесь укрепить такие выгодные отношения. Что делает Дональд Трамп в первую же неделю после своего крайне успешного азиатского Турне?
Ну, во-первых, в администрации Трампа начали постепенную реанимацию закона, неиспользовавшегося с 1980-ых годов, согласно букве которого штаты могут легко блокировать импорт стали и алюминия, и изделий, произведенных из них в целях национальной безопасности. По сути, в рамках этого закона без объяснения причин можно ограничить ввоз любой продукции.
Во-вторых, Белый Дом возвращает в действие закон не использовавшийся с 2002 года о защите американских производителей от дешевого импорта. Под его действие подпадает почти вся современная индустрия, но в первую очередь это производство солнечных панелей и бытовой техники типа стиральных машин.
В-третьих, Министерство Торговли США подготовило доклад, в котором американские чиновники доказывают, что китайская экономика не является рыночной, а, следовательно, в рамках законов о честной конкуренции абсолютно для любого китайского товара можно ставить высокие заградительные пошлины, достигающие чуть ли не 100 процентов и плевали американцы на правила Всемирной Торговой Организации.
По сути все заключенные в Китае договоренности являются ничем иным, как попыткой поднебесной откупиться от возможной торговой войны с США. Примерно 90% подписанных в Пекине договоров носят статус меморандумов, и скорее всего эти 250 миллиардов превратятся в лучшем случае в несколько десятков, а в худшем и вовсе исчезнут.
Даже инициатива китайского правительства об устранении ограничений для американских инвесторов была воспринята ну очень прохладно белым домом, где её назвали «приветствуемым, но сильно запоздалым шагом». А китайская экономика сегодня очень сильно тормозит, темпы роста ВВП снижаются до десятилетних минимумов, глобальный долг поднебесной уже перевалил за 300 процентов, что более чем наверняка может привести к тому, что долговой пузырь лопнет и лопнуть его могут именно Штаты, если закроют для экспортной китайской экономики Американский рынок. Но чего хотят янки от поднебесной?
В 1980ых годах главным конкурентом американской экономики была Япония. Японский экспорт легко опережал по темпам роста американский, и давил американцев внутри их собственного же рынка. Это все привело к торговой войне и подписанию в 1985 году так называемого договора Плаза, согласно которому Япония единовременно повышала курс Иены, отпускала ее в свободное плавание и устраняла государственное регулирование в финансовой сфере. Все это привело к резкому краху японского экспорта, 20-летнему кризису и отходу Японии от роли лидера мировой экономики. Кстати, добился этого никто иной как Рональд Рейган именно его Дональд Трамп и считает примером для подражания и настоящим руководством к действию. Так что, то что сейчас происходит между штатами и китайцами всего лишь прелюдия перед большой экономической войной.