Ноябрь-декабрь – это те месяцы, когда утверждаются бюджеты на следующий год. Причем утверждаются они не только в нашей думе – некоммерческие объединения по всему миру занимаются тем же самым, а наиболее активные из них выбивают гранты у иностранных структур.

При этом на подозрительную шумиху в СМИ по тому или иному поводу под конец года тоже стоит обращать отдельное внимание. Информационные вбросы – это прекрасный способ отработать свой грант, и когда вокруг какой-то незначительной темы начинают раздувать скандал, значит, кто-то неплохо на этом заработает. Ну ладно, тех журналистов и экспертов, у которых просто не хватает мозгов проверить информацию, а сдавать материал нужно, можем в расчет не брать.

Уже с прошлой недели все наше медийное пространство кричит о страшном выбросе рутения, о втором Чернобыле, об экологической катастрофе и о том, как власти травят своих граждан, но не говорят им об этом. Заходить в интернет было невозможно – рутениевый дождь лился со всех сторон. Об этом заговорили даже на федеральном тв, правда, стоит учитывать, кто именно заговорил.

Чтобы вы понимали, наивысший уровень рутения-106 был зафиксирован в Бухаресте, а вовсе не в Челябинской области, куда указывают все западные эксперты и сми. В любом случае, во всех странах, которые затронуло это облако, уровень рутения в атмосфере настолько далек от опасного, что слушать про второй Чернобыль смешно. Об этом говорят все эксперты и даже законодатели – например, депутат Госдумы Геннадий Скляр, в прошлом инженер и специалист по предотвращению техногенных катастроф, назвал эту историю совершенно незначительной как раз из-за отсутствия превышения нормы рутения. И в рамках встречи с журналистами в Париже высказал еще одну интересную мысль о том, что вся эта ситуация является информационной атакой со стороны тех, кто не желает сотрудничества России с Европой в ядерной отрасли. Цитирую: «Моя личная точка зрения — что ситуация с рутением, и такие ситуации возможны в будущем — это проявление тех сторон, которые не желали бы ни российско-французского сотрудничества в этой сфере, ни российско-финского, ни российско-германского".

И вот тут мы подходим к сути. Я специально подождала, пока все эти рупоры правды вроде Собчак наконец заткнутся и сделала вывод, что Геннадий Скляр абсолютно прав по поводу информационных атак. Итак, сначала в октябре одно из немецких профильных немецких ведомств сообщает о возможном выбросе рутения-106 на юге Урала. Затем, уже в ноябре, французский институт ядерной безопасности фиксирует радиоактивное облако над Европой, и также указывает на юг Урала. Далее сми одно за другим (я говорю и о наших, и о зарубежных) начинают обвинять в произошедшем предприятие Маяк, расположенное в закрытом городе Озерск Челябинской области. Маяк занимается переработкой радиоактивных материалов и принадлежит госкорпорации Росатом.

И вот тут самое главное. В большинстве материалов приводятся слова некой Надежды Кутеповой, которая и указывает на озерский Маяк. А после ее указаний оправдываются уже в Росатоме – говорят, что никаких аварий не было, все чисто и даже предлагают журналистам пресс-туры, чтобы они убедились в том, что все вообще-то нормально.

Кто такая эта Кутепова, чьи посты в фейсбуке стали основой для обвинений российских предприятий и росатома? Бывшая жительница того самого Озерска Челябинской области, где и находится Маяк, ныне политэмигрантка, как она сама себя называет, проживающая в Париже. Ее экологическая организация «Планета надежд» несколько лет назад была признала иностранным агентом, так как наряду с экологической деятельностью она занималась и деятельностью политической. И все это – на деньги американского фонда в поддержку демократии – самого знаменитого фонда в мире, деятельность которого в России запрещена – теперь даже сайт этой структуры Госдепа у нас заблокирован. Я столько раз уже рассказывала про этот фонд, что сейчас не буду тратить ваше время, при желании по первым же ссылкам в гугле про NED вы сразу все поймете.

«Планета надежд» получала деньги от NED и еще двух европейских фондов, и один только NED перечислял немалые суммы. К сожалению, отчеты с перечислением конкретных организаций после нашего закона об НКО американцы из публичного доступа убрали, но то, что я нахожу в других источниках говорит о том, что вплоть до своей ликвидации «Планета надежд» существовала на американские деньги. И не думайте, что я против любых грантов из-за рубежа. Ни в коем случае, ведь по многим направлениям некоммерческая деятельность за границей развита просто в разы лучше, денег на это выделяется больше, да и опыта тоже у запада в этом деле больше, так что всех под одну гребенку нельзя. Но как только речь начинает заходить о вмешательстве в политику за иностранные деньги, то тут уже будь готов к тому, что твою деятельность проверят. Сама Кутепова в интервью разнообразным BBC слезно рассказывает, что она вообще-то ничего политического не делала, только рассказывала на собраниях, что нужно открыть все наши закрытые города, разрешить туда въезд иностранцам, и что конституционные права жителей закрытых городов нарушаются. Какая ж тут политика? Чистая экология. Нет, я вам лучше приведу ее цитату, чтобы сложилась полная картина: «Российское общество до сих пор считает, что закрытые города - это жизнь в патоке и строжайшая дисциплина. На самом деле закрытые города – это общество страха и бесправия. Людей свозили в резервации, просто приказывая им и покупая за хорошее обеспечение их молчание и здоровье, при этом диктуя им новые, основанные на режиме строжайшей секретности правила. Люди в ЗАТО привыкли хорошо питаться, бояться и молчать. Их нельзя осуждать, их просто физически запугивали». Это борьба за экологические права теперь так выглядит?

Кстати, никаких уголовных дел на Надежду никто не заводил, если вдруг у кого-то возникнет такой вопрос. Просто признавать себя иностранным агентом и платить штраф за отказ признаться ей не хотелось. Зато теперь сколько видеосюжетов, сколько статей – и вот уже экологи Озерска рассказывают вам про рутений, от которого вырастет хвост.

Что мы имеем в итоге? Никакой катастрофы и вместе с тем обвиненный в сокрытии этой катастрофы Росгидромет, а заодно и Росатом. Росгидромет все отчеты выкладывал, можете убедиться в этом сами, и уровень рутения в атмосфере там указан, журналистов убедиться в этом они пригласили, да и в конце концов уровень рутения на Урале зафиксирован более низкий, чем в Европе. Кстати, в Европе доза рутения превышена в 36 странах. А у нас в 5 регионах. Но виновата все равно Россия.

Теперь еще из-за того, что гринпис, экологические организации и сми неправильно интерпретировали отчеты гидрометцентра, глава ведомства делает такие заявления: «мы учли факт некорректной интерпретации наших данных по рутению-106 некоторыми общественными организациями и СМИ. Для однозначного понимания данных Росгидромет внесет изменения в форму представления соответствующих отчетов.» Просто они в отчете писали превышение уровня рутения от нуля, а теперь будут это делать от допустимого значения нормы. Зачем идти на уступки манипуляторам и тупицам, я не знаю, и надеюсь, что этого все-таки не произойдет.

Я не химик и не физик, но даже я уже знаю, что предприятие «Маяк» рутений в своей деятельности не использует. Лучевая терапия раковых опухолей – да. Космическая отрасль – да, и кстати спутник, сошедший с низких орбит и распыливший рутений-106 при сгорании сейчас называют одной из наиболее вероятных версий, ведь недаром область распыления настолько большая. Но нет, давайте все слушать Надежду Кутепову, которая пишет про какую-то плавильную печь на «Маяке», с которым она борется всю свою жизнь и рада обвинить в чем угодно.

Экологический терроризм – это один из способов подрывания политической стабильности, причем один из лучших способов. Организации, получающие деньги из-за рубежа, всячески препятствуют развитию атомной энергетики и других профильных направлений промышленности и так далее, экологические террористы, как их еще называют. Достаточно вспомнить Балтийскую АЭС под Калинградом – ее так и недостроили в частности потому, что в течение нескольких лет иностранный агент «Экозащита» выступал против строительства. И таких историй у нас не одна – их десятки. А теперь представьте, сколько это потерянных рабочих мест, сколько недополученых средств в бюджет? Особенно для городов, которые живут за счет подобных предприятий?

Опять же, я считаю, что жители к примеру загрязненного Челябинска просто обязаны защищать свои экологические права, и при необходимости выходить на улицу, организовывать митинги, но требования к заводу прекратить загрязнение воздуха и воды и требование прекратить развитие атомной отрасли – это абсолютно разные вещи.