Сегодня будет не совсем обычный ролик и я предлагаю скорее подумать и поговорить на одну тему, которая сейчас активно обсуждается в нашем обществе. Так вот, примерно, с начала Февраля месяца депутаты в нашей Государственной Думе рассматривают идею о пересмотре принципа формирования так называемых запрещенных профессий для женщин. Да, вы не удивляйтесь, но в России существует список, который называется «перечень тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин». Он был утвержден правительством России в 2000 году и содержит в себе 456 профессий, на которых по закону не могут работать представительницы прекрасного пола в России. Примерами таких табуированных профессий можно привести много: Плавильщик металла и сплавов, Рессорщик на обработке горячего металла, Машинист бульдозера, Драгер или Машинист буровой установки. Основной посыл в создании такого списка был мотивирован Рострудом и Минздравом тем, что необходимо защищать женщин от вредных и тяжелых производств, так как кроме задачи создавать производственный продукт и ВВП, женщины выполняют другую важную вещь для общества – это собственно репродуктивная функция. То есть продолжение рода и нации всегда считалось важной задачей, которую никто, по очевидным причинам, не сможет выполнить кроме женщин. Хотя поговаривают, что к этому скоро приспособят домашних котов, но это уже совсем другая история.
И сейчас в нашем обществе появилась новая дискуссия о так называемом трудовом равенстве между мужчиной и женщиной. Среди Госструктур первыми эту тему вбросили РЖД. Так в Феврале месяце в корпоративной газете «Гудок» появилась статья под названием «Женщинам дали важный совет», в которой компания по факту предлагает отменить список запрещенных профессий и заменить его внутренними корпоративными стандартами. Типа если компания допускает на вредные производства женщин то, почему бы и нет?
Министр труда Максим Топилин также поддержал идею об изменении списка. Но подошел к вопросу сдержанно. По мнению чиновников его ведомства, список нужно пересмотреть и исключить из него, например, устаревшие профессии, которые исчезли из-за развития технологий. Ну то есть как бы сейчас, например, тяжело устроится работать выкорчевывателем пней, потому что вакансий на рынке труда почти нет.
Конечно идею отмены списка запрещенных профессий сразу поддержал довольно широкий класс людей. Тут и обычные женщины, считавшие неправомерными такие ограничения. Логика примерно такая: «Кто в праве решать за меня, где мне работать?». А также женщины и так уже занятые в «мужских» профессиях, например, есть довольно большой пласт женщин слесарей-судоремонтников, которым приходится работать без трудовых книжек. Ну и конечно всякого рода активисты-феминистки, которые считают такие запреты проявлением давления патриархата.
Но есть и противники инициативы даже вне среды мужчин. Вот, например, депутат Госдумы Ирина Яровая считает, что в современном мире идеи гендерного равенства стали некой одержимостью. И просто необходимо сохранить, как и женские привилегии, так и обязанности. А уравнивание ни к чему хорошему не приведет, кроме как кризису института семьи и к большим демографическим проблемам.
С другой стороны, под всеми лозунгами о свободе и равноправии, мы в итоге можем получить большую эксплуатацию бизнесменами и рыночниками нашего слабого пола. Ну сами посудите, раньше на бирже труда безработной девушке не могли предложить идти работать горняком в шахте и плавильщиком феррасплавов на заводе. В профессии мало того, что тяжелые, так ещё и вредные. В случае же отмены такого списка, на биржах труда, особенно в моногородах или городах-предприятиях, смогут вместо пособий по безработице или поиска, подходящего места труда, предлагать женщинам тяжелую и сложную работу на промышленных объектах. И это на фоне, например, приближающегося демографического кризиса и инициатив президента по поддержке рождаемости. Короче предлагаю дискуссию: нужно ли отменять список запрещенных профессий для женщин. Свои доводы за и против оставляем в комментариях! А на этом всё, пока!