Недавно Роман Романов уже рассказывал вам о притравочных станциях для охоты на диких зверей – напомню, документ запрещает жестокое обращение с животными во время тренировки охотничьих собак. Закон был принят единогласно, зоозащитники радовались…хотя радовались не только они. На чендж.орге петиция о запрете притравочных станций стала третьей по популярности вообще за все время, сразу после требования распустить нашу сборную по футболу.
Но вчера стало известно, что верхняя палата парламента, а именно Совет Федерации, отклонил закон. За проголосовали 43 сенатора, против – 78, 22 воздержались. Это вызвало новую бурную общественную дискуссию, к которой присоединяюсь и я.

Для начала напомню, что из себя представляет притравочная станция. Это то место, где охотничьих собак натаскивают и натравливают на медведей, кабанов, волков, лис и так далее. Выглядит все следующим образом: на этих тренировочных станциях содержится, к примеру, медведь – его помещают в клетку на цепь, или же просто на цепь. И каждый день охотники, желающие натаскать собак, привозят их на станцию, где эти собаки рвут зверя. Те не имеют возможности обороняться, чтобы не причинить вреда псу дорогой породы, а потому им вырывают когти и клыки. Понятно, что зверь, живущий в постоянном невероятном стрессе и ежедневно получающий физические увечья, рано умирает, и потом просто заменяется другим. Я не хочу долго показывать эти кадры, при желании вы сами можете найти видео о притравочных станциях.

Я напомню, что Думой уже приняты поправки в закон против жестокого обращения с животными – теперь за садизм можно сесть на 5 лет и заплатить крупный штраф, также к третьему чтению готовится закон об ответственном обращении с животными, где речь идет, в частности, о запрете контактных зоопарков, наконец, в третьем чтении были приняты поправки в закон об охоте. Депутаты практически единогласно поддержали документ, в котором предлагается не запретить притравочные станции, а оградить зверя от непосредственного физического контакта, то есть поставить между ним и собаками сетку или же стекло, как это делают в других странах – вообще, такой метод притравки используют только в России. В тексте закона это называется ограждающими конструкциями.

Казалось бы, в чем проблема, сами станции никто не запрещает, предлагают лишь перестать причинять зверю физические страдания, тем более, что в самой Думе охотников предостаточно. Сам спикер нижней палаты Вячеслав Володин является одним из авторов документа и настаивает на скорейшем его принятии – по его словам, живодерство для нас неприемлимо, а значит Дума продолжит и дальше гуманизировать законодательство в этой области. В общем, оставалось только получить одобрение верхней палаты парламента, но то, что вчера произошло в Совете Федерации, вызывает и у депутатов, и у населения серьезные вопросы к сенаторам.

Так как на заседание был приглашен и один из разработчиков законопроекта Владимир Бурматов, председатель думского комитета по экологии, слово дали и ему. Меня правда, удивило, что в сенате помимо того, что сравнивают сексуальные меньшинства с животными, еще и не особо умеют слушать.

Итог следующий: будет создана согласительная комиссия, куда войдут и представители Думы, и члены Совета Федерации из тех, что высказались выше. В рамках этой комиссии текст закона будет дорабатываться с учетом мнения охотничьего сообщества, хотя мнения охотников учитывались и при изначальной разработке. Видимо, охотники бывают разные. Мне кстати, активно писали противники этого закона, после чего я окончательно убедилась в том, что никакого дела до страдания животных им нет, а единственный аргумент – «это же наши традиции!» В принципе, уровень аргументации очевиден из таких вот постов: «депутаты О.Тимофеева и др. с трибуны ГД ведут гебельсовскую пропаганду, уверяя, что якобы над животными на станциях издеваются и чуть ли не калечит их специально, чтобы они не могли сопротивляться. Все это является плодами больного воображения депутатов, ни одного подобного доказанного случая нет, дальше внимание, видео с «притравочных станций», показанные Тимофеевой в Думе не исключено, что сфабрикованы ей самой.» Вы можете обвинить меня в однобокости, но у нас достаточно охотников, которые занимаются этим без использования притравочных станций, так что если сенаторы опираются на мнение тех, кто предпочитает садистские методы гуманным, это уже вопрос к сенаторам. Я лично не исключаю и лоббистских интересов, так как количество притравочных станций по различным оценкам у нас достигает двух тысяч, а деятельность эта практически не урегулирована.

Я напомню, что о важности принятия законов против жестокого обращения с животными изначально говорил Владимир Путин – и он подержал Думу в их инициативе, о чем Володин и напомнил Совету Федерации. По этой причине мне непонятно, зачем сторонники контактной притравки адресуют президенту свои странные послания – он свою позицию четко разъяснил.

Подведу итог. В ближайшее время закон все равно будет принят, с некоторыми текстовыми поправками. Просто потому что за проблему живодерства у нас взялись основательно, и откладывать принятие соответствующих законов больше не собираются. Если же согласительная комиссия Думы и Совета Федерации не придет к компромиссу, то депутаты вправе отправить закон напрямую президенту, обойдя верхнюю палату, если проголосуют две трети депутатов. А учитывая, что в Думе практически все за, проблем возникнуть не должно. Ну а что касается охотничьих традиций – они, знаете ли, бывают очень разные. И от плохих принято отказываться.