Пару дней назад завершился саммит G7 в канадском Квебеке, где американский президент снова отличился. Мало того, что он не стал подписывать итоговое заявление большой семерки, так еще и предложил вернуть туда Россию. Вопрос здесь появляется очень простой: а нужно ли все это нам?

Просто я вот когда читаю материалы некоторых американских и европейских исследовательских центров и крупных изданий, то удивляюсь фразам вроде «слишком очевидно, что Россия с ее авторитарным правлением и агрессивным поведением не может быть частью этой группы демократических государств». Или вот «это может оказаться попыткой напомнить Москве, где ее место и что она все еще может вернуться, если готова работать над своим перевоплощением». Вот так друзья, напомнить Москве, где ее место. Что ж, давайте разберемся где.

Прежде всего я хочу обозначить, что G7 – это не какая-то официальная организация, и одно дело, если бы Россию исключили, например, из ООН – понятно, что это невозможно, но просто если представить такую ситуацию, то вот она бы уже означала реальную изоляцию и серьезные проблемы. А вот это вот изгнание из элитного клуба, как его называют западные эксперты, большим горем не назовешь.

Давайте вспомним, когда Россия была принята в G7? В 1997 году, а в качестве постоянных гостей на саммитах российские лидеры присутствовали начиная с 91 года – сначала Горбачев, а затем и Ельцин. По этой причине мне странно слышать, что в G7 попадают исключительно сильнейшие экономики мира: в свое время мы стали членом этого «элитного клуба» просто потому, что экономические реформы в стране должны были проводиться под чутким наблюдением запада. В общем, стоило западному глобальному проекту взять вверх над красным глобальным проектом, и Россия оказалась желанным гостем на саммитах большой семерки, а точнее, группы семи, как правильно ее называть.
Кто-то может сказать, что Россия стала членом семерки потому, что политически и идеологически стала близка к западу, а не из-за того, что на ней стало легко заработать деньги. Однако изначально g7 была создана исключительно по экономическим причинам, более того, с 1975 года в этом плане так ничего и не поменялось. Как в ноябре 75-ого лидеры 6 стран впервые встретились во Франции, чтобы хотя бы немного разобраться друг с другом по поводу пошлин и других ограничений в торговле, так и теперь эти же страны – только уже семь, а не шесть, дошли до того, что рассорились друг с другом все из-за тех же пошлин. Иными словами, торговое противостояние остается главной проблемой стран-участниц G7.

Проведем аналогию: сейчас Трамп и лидеры европейских стран находятся в крайне жестком конфликте из-за пошлин, которые США установили на импорт стали и алюминия, в скором времени такие же тарифы они могут ввести и на ввоз люксовых автомобилей из ЕС. Трамп обвиняет Меркель, Макрона и остальных в том, что они слишком много лет нагло зарабатывали на американском рынке, Европа же в ужасе от того, что кто-то смог вот так разом наплевать на все правила ВТО – это, кстати, к слову о том, насколько важно быть членом той или иной организации, если нарушить ее правила можно одним махом без каких-либо последствий.

Что было в 70-ых? Да все то же самое, только приведу в пример США и Японию, а не США и Европу. С 1947 по 1994 года международную торговлю регулировалась не ВТО, а генеральным соглашением по тарифам и торговле, сокращенно ГАТТ. И хотя там были закреплены договоренности по квотам на импорт, по таможенным пошлинам, по лицензиям и т.д., страны научились ловко все эти договоренности обходить. Япония оказалась самой хитрой: формально японцы заявляли, что никаких ограничений на импорт они не делают и рынок их совершенно открыт для иностранных поставщиков, в частности, американских. Однако по факту они использовали такое неимоверное количество бюрократических проверок, что поставить товар было практически невозможно. Как сказал в то время вице-президент США Уолтер Мондейл, «если вы захотите продать американский автомобиль в Японии, вам, чтобы высадиться на японском побережье, понадобится поддержка американской армии». Придраться могли к чему угодно: не соответствует стандартам, не тот инспектор таможни проверил, да какие угодно формальности. Японцы же, в свою очередь, завоевывали американский рынок самыми бешеными темпами. Это пример только торговли между страной восходящего солнца и Штатами, про европейский рынок я уже и не говорю: текстильная промышленность, сельское хозяйство, тяжелая промышленность – все это как было предметом ожесточенных споров тогда, так и осталось сейчас, несмотря на то, что страны g7 многое сделали для того, чтобы как-то решить эти проблемы.

Поэтому я бы не стала называть скандал в большой семерке детским садом или цирком, как это сейчас делают многие эксперты. Это просто попытки договориться по важнейшим торговым вопросам, которые пока что проваливаются. И да, я тоже вижу контраст между тем, как прошел саммит ШОС в Китае, полный взаимного уважения и совместных заявлений и саммит g7 – а состоялись они одновременно. Но злорадствовать не буду: действия США отражаются в первую очередь на этом самом Китае, а стабильность европейского рынка важна для России, ведь ЕС по-прежнему является нашим главным торговым партнером, несмотря на все санкции.

Так что я отвечу на вопрос, нужно ли России возвращаться в G7? Однозначное нет. Это можно было бы сделать исключительно для того, чтобы решать политические разногласия, а не торговые, так как торговых войн мы ни с кем сейчас не ведем. Но политические проблемы решаются уж точно не в g7, которая не имеет официального статуса и не может принять решений, имеющих законную силу. G20 – это другое дело, о чем заявляет и сам Кремль. Это ведь почти в 3 раза больше возможностей, чем в семерке, а если серьезно, то Китай, Индия и другие страны, интересные России в экономическом и политическом плане, являются членами именно двадцатки, а не семерки.
Напоследок один показательный момент: на саммит G7 европейские лидеры думали позвать премьер-министра Индии, но тот уже оказался занят встречей лидеров стран ШОС. Так является ли таким уж элитным этот самый клуб большой семерки, куда все якобы так хотят попасть? Но это вопрос уже для другого видео.