История с превращением Сахалина из прибыльного региона в регион-попрошайку продолжает неприятно удивлять. Чем дальше, тем сильнее удивляет то, как сахалинцы вообще терпят некоторых местных чиновников, хотя на них уже давным-давно нужно было активно жаловаться в федеральный центр. Не могу не вспомнить известный фильм "Не послать ли нам гонца", который стал знаковым для актера и губернатора Евдокимова. В случае Сахалина, гонца в Москву нужно было послать уже давно, да и сейчас еще не поздно, а вот чем дальше это откладывать, тем хуже будет. Уж очень специфический губернатор им попался. Есть чиновники, которые напоминают стихийное бедствие, и губернатор Кожемяко как раз из таких. Он побывал в руководстве Корякии, и она лишилась автономии. Он был губернатором Амурской области и когда он покинул ее, у местных был настоящий праздник. Теперь от господина Кожемяко пострадал сахалинский бюджет.

Напоминаю фабулу скандала. Минфин поднял вопрос перераспределения доходов, которые приносит проект "Сахалин-2". До недавнего времени в региональный бюджет поступало 75% от доходов, но правительство решило, что с будущего года региону нужно оставить уже не 75%, а 25%. И это не история про то, что федеральный центр плохой и жадный, а про то, что если региональная власть не хочет соблюдать финансовую дисциплину, у нее отбирают деньги. А с финансовой дисциплиной на Сахалине все плохо или очень плохо, и может быть мы об этом еще расскажем. Понятно, что сахалинские политики были возмущены инициативой Минифина и они постарались исправить ситуацию. Против новой формулы распределения выступила областная дума и сам губернатор Кожемяко. Так как для изменения распределения доходов от проекта "Сахалин-2" нужно было получить согласие Госдумы на изменение Бюджетного кодекса, то последовали многочисленные обращения к думскому руководству. Спикер Госдумы Вячеслав Володин сделал всё, чтобы вопрос решился в рамках переговоров между федеральным центром и региональными властями.

"Та инициатива, которая была озвучена Минфином, была не согласована с регионом. Поэтому Дмитрий Николаевич [Козак] этим вопросом занимается, и мы договорились, пока не будут проведены все согласовательные процедуры и не будет общей позиции в этом вопросе правительства, не нужно торопиться при принятии поправок в Бюджетный кодекс",

— сказал Вячеслав Володин во время "правительственного часа" в Госдуме 11 октября.

Казалось бы, вот он шанс всё исправить, но сахалинский бюджет спасти не удалось.
Как же так получилось, что даже прямое вмешательство спикера Госдумы не пошло на пользу? Как получилось так, что переговоры между федеральным правительством и региональными властями привели к решению, которое вряд ли можно назвать выгодным для Сахалина? Эта история похожа на настоящий детектив и в нее, скорее всего, предстоит вмешаться Генеральной прокуратуре. Но обо всем по порядку.

Согласно процедуре, перед вторым чтением, на котором обсуждались в Государственной думе поправки к распределению доходов в бюджет, Госдума получила от Сахалинской облдумы негативное заключение на законопроект федерального закона о перераспределении доходов от "Сахалина-2". Потом на Сахалин поехали представители правительства искать тот самый компромисс, на котором настоял спикер Госдумы. И вот тут происходит странное.

Дело в том, что на переговорах федеральные чиновники предложили вариант 50-на-50. Напоминаю, было 75-на-25 в пользу Сахалина, потом правительство попыталось забрать уже не четверть, а три четверти доходов от "Сахалина-2", а после переговоров сжалилось и согласилось поделить доходы поровну.

Депутат Государственной Думы Андрей Макаров, который возглавляет комитет по бюджету и налогам, даже заявил о том, что он получил от Сахалинской облдумы письмо с согласием на этот вариант. Однако есть одно важное "но" - никакого официального согласия на самом деле не было. Депутаты Сахалинской областной думы утверждают, что они согласовали и направили в Москву только один отзыв, и он был отрицательным.

А письмо, на которое ссылается руководитель думского профильного комитета, является письмом председателя облдумы Хапочкина, который на официальном бланке Думы написал, что депутаты возражений более не имеют.

«Принимая во внимание, что достигнутые договоренности минимизируют негативные последствия для бюджета области, полагаем возможным согласиться с проектом федерального бюджета»,

— сообщал спикер облдумы Андрей Хапочкин.

Это все замечательно, но областная Дума ничего не обсуждала и ни на что не соглашалась. По крайней мере именно это утверждает депутат облдумы от КПРФ Светлана Иванова. По ее версии, председатель областного парламента не имел права высказываться от имени всего парламента в целом и делать это на думском бланке. В результате этой скандальной ситуации сахалинские депутаты обращаются в Генпрокуратуру с просьбой проверить действия председателя Хапочкина на предмет подлога, то есть серьезного должностного преступления.

Местные депутаты утверждают, что они в любом случае голосовали бы против нового, якобы компромиссного варианта распределения денег, и что важно - против были не только коммунисты, но даже местные единороссы. Дело в том, что депутаты ознакомились с документами, и поняли, что никакого распределения 50-на-50 скорее всего не будет.

"Нам гарантируют только те же 25%, а средства по целевым программам могут поступить не в полном объеме и в конце года",

- заявил изданию «Коммерсантъ» единоросс Александр Болотников, который является зампредом комитета облдумы по социальной политике.

От себя добавлю, что всё еще сложнее. Деньги из федерального центра по целевым программам поступят только в том случае, если федеральный центр будет уверен, что расходы областного бюджета были сделаны по назначению и без нарушений. Если федеральный центр видит, что деньги были направлены не туда, куда надо, если он находит нарушения, то в конце года он вполне может ничего не заплатить. У меня создается ощущение, что депутаты не очень доверяют областной исполнительной власти, губернатору и правительству в этом смысле, и подозревают, что никаких денег они из Москвы не увидят. Жаль, что они стесняются об этом говорить вслух.

А еще жаль, что депутат Макаров использовал при работе над бюджетными поправками письмо, которое скорее всего не имело юридической силы, подпортив тем самым имидж нижней палаты российского парламента. Хотя с другой стороны, вряд ли он мог предположить, что председатель сахалинской облдумы взял и написал письмо от своего имени, не имея на то согласия областных депутатов и соответствующих полномочий.

Ну, а сам господин Хапочкин, который, судя по имеющимся данным, пробует подменить собой всю сахалинскую Думу, подставляет новое руководство Единой России, в лице Александра Турчака. Перед Александром Турчаком стоит непростая задача - нужно сплотить вокруг себя очень разношерстную всероссийской команду главной политической партии страны. И вот он, в октябре этого года переназначает Хапочкина на роль главного единоросса Сахалина, и это главный единоросс фактически кидает своих коллег по партии. Как правильно посетовал сахалинский единоросс:

«Теперь оппозиция до следующих выборов облдумы станет размахивать этим письмом всякий раз, как случится ухудшение социально-экономической ситуации на Сахалине».

Да, оппозиция будет размахивать этим письмом - у нее профессия такая и этого следовало ожидать. Для того, чтобы оппозиция письмами не размахивала, их не надо подписывать. Есть еще вариант - попытаться поменять губернатора, чтобы таких инцидентов вообще не возникало.

А самое грустное в этой истории - помимо судьбы сахалинских бюджетников, которых мне искренне жаль. Это то, как местные политики пытаются решить проблему и выпутаться из сложившейся ситуации. Сахалинские коммунисты проводят пикеты и акции протеста. На Сахалине. Это фейспалм. Нет, конечно, акции протеста - это хорошо, может избиратели их запомнят, но так проблему не решить. Если региону реально нужны деньги, то нужно снаряжать делегацию в Москву, стучаться там во все кабинеты, объяснять, что в преддверии президентских выборов нельзя допускать такого безобразия, что Сахалин - приоритетный регион, о котором президент много раз говорил в своих выступлениях и поручениях, и так далее. Но, все это нужно делать только если местных коммунистов реально заботит судьба бюджетников и местного бюджета. Если хочется только покрасоваться на акциях протеста, то всего этого делать конечно же не надо.

Теоретически, именно теоретически, есть еще шанс всю эту бюджетную реформу переиграть хотя бы частично. Если бы у Сахалинской области были активные и пробивные сенаторы, они могли бы попытаться провести в Совете Федерации заседание профильного комитета и убедить коллег отклонить уже принятый Думой законопроект, чтобы его потом совместно исправить и доработать.

К сожалению, и это большая проблема российского парламентаризма в целом, а не только сахалинских сенаторов, этого скорее всего не будет. Дело в том, что сенаторы от Сахалина - господа Мезенцев и Архаров - пока никак не проявили себя на ниве защиты интересов региона, который они представляют в Совете Федерации, и вряд ли они вдруг возьмутся за решение это вопроса прямо сейчас, когда для этого потребуются довольно серьезные усилия. Совет Федерации существует не для того чтобы там отдыхали и получали деньги старые чиновники и функционеры. Он существует чтобы сенаторы отстаивали интересы своих регионов, и некоторые сенаторы так действительно делают, с очень хорошими результатами. К сожалению, жителям Сахалина не везет с губернатором и с сенаторами.

А что остается в этой ситуации простым людям, простым сахалинским бюджетникам? Можно ждать результатов похода за деньгами в Москву, который предстоит губернатору Кожемяко до нового года. Его команде нужно будет убедить федеральный центр вложиться в сахалинские приоритетные проекты, хотя все уже видели насколько правительственные чиновники доверяют сахалинскому губеру - они ему вообще не доверяют и денег стараются ему в руки не давать. А жителям Сахалина можно, и, наверное, даже нужно писать президенту, у которого скоро выборы. Президенту должно быть интересно разобраться, как приоритетный регион дошел до состояния региона-попрошайки, куда уходят бюджетные деньги, и нет ли признаков коррупции в так называемых приоритетных губернаторских проектах. Может быть некоторым сахалинским чиновникам придется вспомнить о том, что Сахалин - это не синекура, а место каторги для преступников еще со времен Российской Империи.