Я с большим интересом наблюдаю за тем, как наша прекрасная журналистская, телеграмерская и околополитическая тусовка занимаются копированием партсобраний эпохи позднего СССР. Надо признать, что получается очень и очень аутентично, в том смысле, что дух коллективной охоты на ведьм и лицемерия буквально разит наповал. Разбираться в самой проблеме никто не хочет, так как слишком велик соблазн превратить ее в банальную политическую разборку. Создается впечатление, что участникам политического скандала на права женщин, мораль и этику глубоко наплевать. Они увидели возможность для политической разборки, которая особенно хорошо зайдет в контексте голливудского хайпа с хэштэгом #metoo и бросились в атаку соревнуясь между собой на тему того, кто тут главный феминист. То, что тема сугубо политическая видно еще потому, что в ответ на вполне здравое предложение Вячеслава Володина решать все вопросы в правовом поле, со стороны партсобрания выездной московской ячейки вашингтонского обкома раздаются какие-то невразумительные обвинения в том, что в Думе не уважают женщин и вообще Володин — женоненавистник.

Давайте разберемся, ведь есть простой способ отличить тех, кого действительно волнует какая-то проблема от того, кто хочет на проблеме попиариться и срубить на ней политические очки. Те, кого проблема реально волнует ищут способ её решить и предотвратить её появление в будущем. Вот, например, вам не кажется странным, что никто из тех, кто сейчас прыгают с требованием содрать скальп с депутата Слуцкого и линчевать Володина не говорит о том, что нужно упорядочить общение журналистов с депутатами так, чтобы при общении всегда присутствовал кто-то из аппарата Думы и была видео или аудиозапись? А почему? А потому, что им не хочется решать проблему. А потому, что журналистка Би-би-си, которая сейчас играет роль главной жертвы домогательств и которая год держала инкриминирующую аудиозапись ожидая подходящего политического момента, вот она сама, лично, выпроводила из кабинета Слуцкого его помощницу.

Получается столкновение позиций, которого по сути не должно быть. Володин, который как руководитель Думы понимает, что он несет определенную ответственность за происходящее в Думе, даже с учетом того, что многие из обвинений, которые предъявляют Слуцкому относятся к периоду, в котором Володина в Думе не было. Ну вот он предлагает, провести расследование, провести разбирательство, решить вопрос в правовом поле, что и является нормальной реакцией, нормального политика и человека, который логично выступает за верховенство права. А СМИ заполнены белым шумом, который по сути сводится к одному простому желанию – суд Линча надо разрешить, а кто против этого, тот плохой и женоненавистник. Это нельзя назвать конструктивной позицией.

У меня вопрос: вот кто конкретно мешает решать вопрос в правовом поле? Кто-то чего-то там боится? А чего? А каких обстоятельств этой ситуации мы еще не знаем? Я повторю свою твердую позицию: депутат Слуцкий должен быть наказан, хотя бы за то, что он дурак, но вот любые более серьезные обвинения нужно доказывать в суде, потому что если решать такие вопросы судом Линча или методом опроса либералов в Фейсбуке, то тогда зачем нам вообще правовое государство? Почему бы сразу тогда не заменить телефонное право фейсбучным правом?

Показательно, что из всей неформальной встречи спикера Госдумы с аккредитованными журналистками в телеграм-каналы попала только фраза Володина о том, что тем, кто чувствует себя в опасности в Думе стоит задуматься о смене работы. А вот немножко контекста от журналистки Коммерсанта, которая была на этой встрече и у которой хватило смелости описать, что там было на самом деле:
«Вот вам опасно работать в Госдуме?» — обратился он к тем, кто стоял от него по правую, а затем к тем, кто по левую руку. Присутствующие заверили спикера, что «лично им не опасно» и едва ли не показали, как дадут обидчикам отпор. «Ну, а тем, кому в Госдуме опасно, пусть думают. Можно и работу поменять»,— предположил Вячеслав Володин.»
Можно обижаться на форму высказывания спикера, но по сути он прав. Если все чувствуют себя в безопасности, но какому-то меньшинству, причем вполне понятной политической ориентации удается найти себе неприятности, то может все-таки действительно место работы поменять?

Самое прикольное в попытках обвинять Володина в женоненавистничестве это то, что Володин занимался защитой прав женщин и продвижением прав женщин на законодательном уровне еще тогда, когда нынешние псевдо-феминисты или под стол ходили, или шлялись по тусовкам нациков всех цветов и оттенков. Володин с 2003 года пытается провести через Думу закон о равных правах женщин, причем в 2003 году на феминизм всем было плевать, Вайнштейн был уважаемым человеком и женская тема была безразлична почти всем законотворцам, кроме Володина.

Более того, Ирина Нагорных, журналистка издания Коммерсант, рассказала о своем личном опыте борьбы с думским хамством в отношении женщин: "Лично у меня, как журналистки, случаи бывали всякие. Однажды один из депутатов в ответ на мой вопрос о региональной политике выразил желание определить, критические ли у меня дни. После воспитательной беседы со спикером депутат признал всю глубину своей неправоты и до сих пор чрезвычайно вежлив со мной. Но тут, признаюсь, иерархия была мне на руку." Ну, и кто тут женоненавистник? И не надо говорить о том, что вариант "настучать Володину" - это что-то невероятное. Про готовность Володина проводить очень жесткую и очень эффективную воспитательную работу знают все, кто имеет дело с Думой.

И последнее. Тут недавно мощно выступил главный специалист по морали от выездной сессии вашингтонского обкома, господин Венедиктов, который прикрываясь памятью доктора Лизы, которая много и плодотворно работала с Володиным в его бытность в Администрации президента, начал мочить Володина. Цитирую: «Вячеслав Викторович Володин чрезвычайно уважал Лизу Глинку, доктора Лизу и всегда к ней прислушивался. … Уверен абсолютно, зная, общаясь с Лизой Глинкой, что она абсолютно отнеслась бы к вашему выступлению с отвращением. … Что же вы так, Вячеслав Викторович-то, предали ее память?»

То есть Венедиктов выступает в роли такого медиума и имеет наглость говорить от имени уважаемого человека, которого уже нет с нами. Нынешний спикер Госдумы не всегда совпадал во мнениях с Елизаветой Глинкой и это нормально, но она с ним работала и уважала его.

Я не знаю, что сказала бы Глинка Володину сегодня, но предполагаю, что по крайней мере она бы внимательно выслушала его позицию. И вообще, скандал вместо разбирательства - это плохо, хайп вместо совести - плохо вдвойне. А у Слуцкий-гейта обязательно будет продолжение, но оно будет следовать принципам закона и здравого смысла, а не правилам хайпа. И это - единственно правильный способ действительно решить проблему.