К правозащитникам у нас в стране большинство людей относятся со скептицизмом. Это неудивительно: в большинстве случаев наши правозащитные фонды действительно получают деньги от правительственных фондов западных стран, точнее чаще всего, одной конкретной страны, о чем я не раз рассказывала в своих видео. Ну или если не получают гранты, то просто проводят настолько странные уличные акции, что даже если кто-то и хотел помочь, то после такого уже точно не захочет. Про остальное, вроде заезженных пафосных речей о слезинке ребенка я уже и не говорю.

Но несмотря на всю дурь, которая сидит в головах наших борцов против режима Путлера, отказываться от правозащитников нельзя. И под защитой прав человека я подразумеваю вовсе не пикеты в поддержку какого-нибудь главы Мемориала, ежедневно фотографирующего свою голую приемную дочь. Одной из главных проблем, которая у нас пока не решается, являются избиения заключенных в тюрьмах, и это уже реальная, острая проблема. Меня очень удивляет, когда я слышу, что все это выдумки либералов: да, бывают истории вроде той, когда оппозиция вопила «Ильдара Дадина избивают в колонии»!, а в итоге выяснилось, что все это ложь от начала и до конца, и подтвердили это даже сами оппозиционные правозащитники из Руси Сидящей. Но при этом на том же ютубе вы найдете достаточно видео, где сотрудники федеральной службы исполнения наказаний избивают заключенных – я всегда стараюсь не смотреть их, и в своем ролике тоже не хочу много демонстрировать эти кадры, при желании можете посмотреть их самостоятельно.

Проблема заключается в том, что сейчас, по словам экспертов правозащитных организаций и адвокатов, сотрудники ФСИН чаще всего отделываются незначительным штрафом в несколько тысяч рублей, а выплаты потерпевшему составляют в лучших случаях несколько десятков тысяч, причем даже в случае смерти потерпевшего. Да, иногда размер компенсаций увеличивают, но тоже ненамного – выплаты то идут из госбюджета, а на содержание уголовников итак уходит немало денег, тратиться еще и на компенсации никто не хочет. При этом в уголовном кодексе есть статья «Пытки», которая подразумевает срок до 3 лет или же от 3 до 7 при отягчающих обстоятельствах, что на мой взгляд, кстати, слишком мало. Но ФСИНовцы проходят не по этой статье, а по статье «Превышение должностных полномочий», а это чаще всего просто небольшой штраф. Да, предусмотрен и уголовный срок, но так как судьи назначают наказание по собственному усмотрению, то на выходе мы имеем мизерные штрафы и рапорты вроде «осужденный целенаправленно упал на землю, стал кататься по земле, при этом ударяясь головой о землю, корни деревьев и другие предметы». Или пострадавший «сам ударился о дубинку, висевшую на руке полицейского».

Сложившуюся ситуацию давно пора исправлять, и первый шаг уже сделан: правозащитники и юристы совместно с депутатами Госдумы готовят масштабный проект реформы ФСИН. Она подразумевает, что теперь выплаты пострадавшим будут начислять не из госбюджета, а из бюджета самого силового ведомства, чьи сотрудники и нарушили закон. Короче, платить будут из своего кармана. Кроме того, суммы этих выплат предлагается увеличить многократно, от ста тысяч рублей вплоть до миллионных сумм, в зависимости от тяжести причиненного ущерба. Предполагается, что это поможет предотвратить избиения и пытки, так как ФСИН не захочет выплачивать такие огромные деньги. Также адвокаты настаивают на переводе пыток в категорию особо тяжких преступлений, а это подразумевает наказанием вплоть до 12 лет лишения свободы.

Такого же мнения придерживаются не только правозащитники и депутаты, но и судейское сообщество. Например, председатель Совета судей России, судья Верховного суда Виктор Момотов уже заявлял, что, цитирую «наше общество подошли к тому рубежу, когда и компенсация морального вреда должна быть не 5, не 10 и не 25 тыс. руб., а гораздо больше, чтобы эта сумма как-то могла бы сгладить страдания».

При это главная сложность заключается, конечно, в том, чтобы доказать факт побоев и прочего применения насилия. Авторы законопроекта из Госдумы предлагают создать специальную комиссию, которая будет отслеживать факты нарушения прав граждан сотрудниками органов и следить, чтобы те понесли ответственность. Ну а чтобы обезопасить заявителя, предлагается обеспечить его переносным видеорегистратором и диктофоном, хотя вот этот мне уже кажется чем-то сомнительным. Я, конечно, в тюремных порядках не особо разбираюсь, но вот заключенного с диктофоном в одной руке и видеорегистратором в другой представляю очень слабо.

Последним громким делом о пытках в тюрьме стало дело бизнесмена Пшеничного, обвиненного в хищениях и то ли покончившего с собой, то ли убитого в СИЗО. После сообщений о его пытках ФСИН уже начала проверку, а депутаты Госдумы направляют обращения бизнес-омбудсмену с просьбой разобраться в произошедшем. Но тут я сразу оговорюсь: информация о пытках паяльником, многочисленных колотых ранах, удушении шнурком и так далее есть только в Новой Газете, а это, пожалуй, самый известный фейкомет в российском медиа-пространстве.

Я знаю, что отношение к заключенным в тюрьмах вызывает много дискуссий: кто-то считает, что раз это уголовники, то они заслужили пытки, избиения и постоянные унижения. Кто-то, и я отношусь к этому лагерю, считает, что тюрьма – это уже достаточное наказание, и за пытки сотрудники сизо и колоний должны нести наказание. Я прекрасно понимаю, что в тюрьмах менталитет как у работников, так и у заключенных меняется, что там свои порядки, законы и т.д. Но как можно оправдывать избиения и унижения, упорно не могу понять. В общем, хотелось бы, чтобы готовящаяся реформа превратилась в готовый законопроект, так как в ее разработке все-таки участвуют депутаты Госдумы.