Главной темой в иностранных СМИ в течение этих двух дней стал визит Башара Асада в Сочи, где он встретился с Владимиром Путиным и поблагодарил его за помощь в борьбе с терроризмом, которая близка к полному завершению. Кроме него, сегодня в Сочи прибыли лидеры Турции и Ирана, для того, чтобы обсудить послевоенное урегулирование в арабской республике. И это – однозначный триумф. Вот только американское издание Вокс слово триумф здесь использует в другом значении – «омерзительный триумфальный круг Асада по России». Вообще, у автора статьи можно диагностировать самую настоящую истерику – вот несколько цитат:
«Фото Асада, обнимающего Путина, быстро разошлось по Твиттеру. Причина вполне понятна. Не каждый день два самых жестоких в мире правителя позируют перед фотографами.» А, видали? Два самых жестоких в мире. Едем дальше. «США хотели, чтобы Асад ушел. Россия сделала так, чтобы он остался. В неспособности отстранить Асада от власти не следует винить президента Трампа. Бывший президент Обама не согласился с рекомендациями своих военных и не стал вооружать разрозненные группировки оппозиции». Там вообще много говорится о провале США в плане помощи оппозиции, вспоминается также, как Пентагон выделил на обучение боевиков 250 миллионов долларов, и обучить на эти деньги удалось…60 человек. Вот это KPI, вот это я понимаю. Наконец, автор материала Йочи Дризен настолько впадает в отчаяние, что освобождение нашей авиацией Алеппо он называет пирровой победой, то есть победой, равной поражению. Я понимаю боль Йочи – конечно, сирийская оппозиция проводит переговоры в Эр-Рияде параллельно со встречей Асада и Путина в Сочи, но это лично мне напоминает детскую комнату в ресторане, куда родители отводят своих малышей, чтобы спокойно побеседовать. Что ж, теперь ждем новых статей на тему имперской политики российского президента, ведь переговоры с лидерами Турции и Ирана проходят в сочинском отеле с символичным названием «РУСЬ» – хотя материалы подобного рода больше любят писать наши либеральные издания.

Раз уж речь зашла об имперской политике, то и говорить будем про императора. Рассуждать на эту взялось снов американское издание – на этот раз авторитетный Блумберг. В своей статье автор сравнивает Путина с Александром Третьим, и аргумент в пользу такого сравнения следующий: «как и Александр III, Путин, унаследовавший власть от первого президента России Бориса Ельцина, непредсказуемого, но в целом либерального, свел на нет «неуместный либерализм», краеугольным камнем своей политики сделал недоверие к Западу, стремился назначать министрами технократов и приступил к реализации грандиозных проектов. Александр II, чей вклад в российскую историю был гораздо весомее, был бы не самым подходящим героем — не в последнюю очередь из-за того, как он умер.» Имеется ввиду, что Александр Третий взошел на престол после правления своего либерального отца, а Путин, видимо, также взошел на престол по мнению автора, после либерала Ельцина. Аналогия, конечно, интересная – вот только между Путиным и отцом последнего русского императора есть по крайней мере одна существенная разница. Александр Третий сосредоточился полностью на внутренней политике страны, в то время как Путин фактически закончил войну в той же Сирии. Но разбирать эти аналогии подробнее я не вижу смысла – потому что дальше следует просто блестящий отрывок. «Плохо исполненные, неуклюжие памятники — не имеющие ничего общего с тем величественным стилем, которого придерживались коммунисты, чтя память своих героев — являются бронзовыми свидетелями лихорадочных попыток Путина найти российскую идентичность, историческую и культурную основу того, что он сделал для страны. Дальше идет возмущение памятником Грозному и Калашникову, так как это тоже антигерои, по мнению автора, и наконец вот это: «царь, который своей реакционной непримиримостью спровоцировал большевистскую революцию — все эти исторические фигуры призваны определять славное прошлое страны и подкреплять ее вызывающее настоящее.» Теперь вы наверняка понимаете, почему я не хочу всерьез рассматривать эту аналогию. Я лучше напишу материал под названием «Убийство Авраама Линкольна спровоцировало приход Трампа к власти.»

Напоследок уйдем от американских изданий и обратимся к европейским – например, к французской Ле Фигаро. Не буду много цитировать и перейду сразу к сути. В статье под названием «Бессмысленный конфликт Европы и России» автор предлагает довольно странный обмен. Итак, Европа боится торговой гегемонии Китая, а больше всего – проекта «Шелковый путь». Цитирую: Их конфликт совершенно бессмыслен с точки зрения угроз для их цивилизации (радикальный ислам) и экономики (шелковый путь Китая). Европейский союз нуждается в России, чтобы дать эффективный отпор торговой гегемонии Пекина. Я не знаю, каким именно образом мы должны дать этот отпор, но больше всего мне нравится, что Франция предлагает взамен. «Россия же нуждается в Европе, чтобы построить у себя то, чего ей так остро не хватает: правовое государство». Без комментариев.