• Вход
  • Регистрация
аналитика
8 Февраля 2016, 21:47


Пять слабых мест Транстихоокеанского партнерства

2 872 5
Пять слабых мест Транстихоокеанского партнерства Фото: politrussia.com

Транстихоокеанское партнерство, изначально многими экспертами оцениваемое как нечто не имеющее шансов на воплощение, становится все более реальным. На прошлой неделе в новозеландском Окленде министры торговли 12 стран-участниц:  Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, США, Сингапура, Чили и Японии – подписали соглашение о создании нового торгового блока.

Теперь для того, чтобы соглашение вступило в силу официально, его в течение двух лет должны ратифицировать парламенты как минимум шести стран, суммарная доля которых в партнерстве должна равняться 85% (при этом только ВВП самых заинтересованных в договоре стран: США и Японии – в совокупности составляет долю в 74% от общего ВВП всех стран вместе взятых).

В администрации президента уже заявили, что намерены приложить все усилия для ратификации документа до конца 2016 года:

«Транстихоокеанское партнерство позволяет Америке, а не таким странам, как Китай, писать правила игры для ХХI века, что особенно важно для столь динамичного региона, как Азиатско-Тихоокеанский».

В значимости проекта для Соединенных Штатов сомнений не возникает. Переговоры о Транстихоокеанском партнерстве стартовали еще в 2003 году, когда Новая Зеландия, Сингапур и Чили заявили о желании создать в соответствии с нормами ВТО зону свободной торговли. Долгое время организация никоим образом о себе не напоминала, пока в 2008 году проектом не заинтересовались Штаты.

После этого момента переговоры активизировались. О желании присоединиться к проекту одно за другим заявили еще семь государств, в период с 2010 по 2013 годы между странами было проведено 19 раундов официальных переговоров по проекту соглашения о Транстихоокеанском партнерстве. При этом консенсуса достигнуть не удавалось вплоть до конца 2015 года.

Но в условиях, когда геополитические соперники Штатов - Россия и Китай - начали переговоры о сопряжении ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути», медлить уже было нельзя. Cпешка обусловливалась в первую очередь нежеланием США потерять инициативу в перспективном Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому между 12 странами 5 октября 2015 года в Атланте в срочном порядке было подписано соглашение о создании Транстихоокеанского партнерства

Многие аналитики и эксперты тогда даже заявили как минимум о локальной победе Штатов над Китаем. Однако даже сейчас, после подписания соглашения министрами торговли стран-участниц ТТП, шансы проекта на реализацию все еще остаются туманными, хоть он уже приобретает некоторые реальные черты.

Так, даже в самих Штатах не все поддержали соглашение, часть конгрессменов вполне готова проголосовать против его ратификации. Неоднозначна позиция и некоторых других стран-подписантов, в частности в Минторге Канады заявили, что «подписание соглашения не эквивалентно ратификации».

Подобные сомнения вполне поддаются объяснению. Сам проект ТТП в своей основе содержит несколько внутренних бомб замедленного действия, способных в итоге не просто развалить новый торговый блок, но и нанести непоправимый урон экономикам стран-участниц. Да и перспективность участия в проекте сегодня все еще находится под сомнением из-за ряда причин.

1. Засекреченность самого соглашения от широкой общественности сама по себе создает немало вопросов как у чиновников и общественности самих стран-участниц, так и у глав других государств.

Например, свои сомнения по этому поводу высказывал президент России Владимир Путин. Он отметил, что конфиденциальный характер переговоров о создании Транстихоокеанского партнерства вряд ли помогает устойчивому развитию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

2. Отсутствие в соглашении Китая и других крупных экономик региона уменьшает, а не увеличивает его значение

Сама подоплека проекта, заключающаяся в создании экономического противовеса влиянию Китая в регионе обрекает на невыполнение его главную цель – построение зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На данный момент другие экономически мощные страны региона: Индонезия, Южная Корея, Таиланд – с опаской говорят о возможном присоединении к проекту. Индонезия вообще кардинально изменила свою позицию: изначально заявив о своем намерении вступить в ТТП, руководство страны в дальнейшем назвало своей целью укрепление сотрудничества в рамках АСЕАН.

Кроме того, наличие Китая в проекте, безусловно, значительно  сказалось бы на его привлекательности. Однако последовательность действий на пути к созданию ТТП говорит лишь об одном - Китай никогда не станет членом партнерства и будет делать все возможное для создания собственного альтернативного проекта.

3. Наличие внутренних противоречий между странами-участницами ТТП

С экономической точки зрения результат вступления в ТТП для той или иной страны-участницы может оказаться весьма плачевным. Жаркие споры о экономической целесообразности идут даже между производителями двух самых заинтересованных в проекте стран - Японии и США. Так, например, по японским оценкам, либерализация аграрного рынка может привести к падению на 40% собственного производства в Японии основных продовольственных товаров. В совокупности с вероятным  снижением цен на импортируемые в Японию продукты питания, страна рискует стать зависимой от продовольственных поставок из-за границы. С другой стороны, выгоду от вступления в ТТП получат японские экспортеры автомобилей, электроники и другой продукции обрабатывающей промышленности, в связи с чем ведущие американские автомобилестроительные компании выступили против участия Японии в ТТП.

Сложно представить, какие последствия ждут страны с меньшей по объемам и конкурентоспособностью экономикой.

4. Транстихоокеанское партнерство может обесценить принципы ВТО

ВТО – организация, созданная для либерализации международной торговли, обеспечения доступа иностранных товаров на внутренние рынки и регулирования торгово-политических отношений государств-членов. Однако значимость ее с созданием таких «привилегированных» торговых блоков, как ТТП, ведет к нарушению принципов равенства в мировой политике.

Это, несомненно, вызывает беспокойство среди мировых лидеров и способно внести дисбаланс в существующее мировое устройство.

5. Наличие других составляющих, помимо экономической

Если даже не брать явную антикитайскую направленность проекта, можно выделить еще целый ряд претензий к нему. Например, антиглобалисты считают, создание Транстихоокеанского партнерства представляет собой «корпоративный переворот»: лишь две из 26 глав соглашения о новом блоке имеют какое-либо отношение к торговле. Большая его часть направлена на предоставление привилегий глобальным корпорациям, преимущественно связанным с защитой авторских и патентных прав, а также на ограничение государственного регулирования.

По мнению члена парламента Малайзии Нурул Анвар, соглашение о ТТП «позволяет иностранным корпорациям обходить внутреннее законодательство стран и нормативные акты, принятые правительством в общественных интересах, среди которых положения о природных ресурсах, охране окружающей среды, а также политике в области здравоохранения».

Кроме перечисленных противоречий,  на судьбу ТТП будут влиять и меньшие диссонансы. Против, скорее всего, в свете опубликованных Wikileaks данных, будут также экологи и суды национальной юрисдикции, а также организация «Врачи без границ». Все это может существенно помешать Транстихоокеанскому партнерству встать на ноги. Но пока у американцев есть два года, чтобы воспользоваться на мгновение завоеванным преимуществом.

Россия же уже заняла четкую позицию. На российскую экономику, по словам заместителя главы Минэкономики Станислава Воскресенского, влияние ТТП будет ограниченным и находится «в пределах погрешности 0,01%», однако для нашей страны не менее важным остается соблюдение международных соглашений и реализация права на равенство для всех государств в своих действиях.

И, судя по высказываниям наших политиков, соглашение о ТТП эти нормы нарушает. Поэтому Россия в союзе с Китаем будет делать все возможное, чтобы добиться справедливости.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Аноним
Аноним
Россия, Саратов
Тут палка о 2 концах: если японская экономика вырастет настолько, что японские корпорации захватят существенную долю американского рынка, то будет ли действовать это ТПП?
Да и объем китайских товаров в американском импорте - немалый.
В чем отличие ЕврАзЭС от ТТП и ТАП (трансатлантического, с Европой): в первом случае - равные условия для всех участников, а в остальных бенефициар - один, остальные - доноры.
0
Олег Максимов
ТТП - это очень сильное и перспективное решение для входящих в него стран.
Секретность переговоров обьясняется тем, что обговариваются нормы и стандарты торговых отношений 21 века. На базе новых технологий и экономических тенденций. В итоге. США и их партнёры окажутся опять лидерами в новых экономических реалиях, когда Китай начал набирать слишком большое влияние.
То есть задача ТТП, это "опустить Китай" и сохранить безусловное лидерство США в этом регионе. Китаю в ТТП путь не закрыт, но на американских условиях.
Очень условно сравнивая, это как Россию тоже могут принять в НАТО. Но опять-же на американских условиях. Моё мнение, что ТТП - это очень перспективно. И если оно будет неприятным сюрпризом, то только для Китая и России, которых "надо поставить на место" с точки зрения американцев.Кстати, прошу обратить внимание на членство ВЬЕТНАМА в организации. Это важно для понимания общей ситуации.
0
Rinat Sergeev
Как-то неубедительно.
Непонятно, почему Таможенный Союз - это хорошо, ВТО - это неплохо, а Тихоокеанское Содружество - есть полный мрак.
По мне, так тот же Таможенный Союз, только вид сбоку.
-1
Андрей К
дело в скрытости условий от населения. В ТС всё прозрачно.
0
Максим Федоров
Комментарий удален
-1
Docat
DocatС нами навсегда!100 комментариев
Нужное подчеркнуть- предоставление привилегий глобальным корпорациям, защита авторских и патентных прав, и ограничение государственного регулирования в деятельности оных корпораций. Но два года это большой срок.
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров