• Вход
  • Регистрация
аналитика
13 Сентября 2016, 20:08


Как Лавров и Керри приближали перемирие в Сирии

32 974 0
Как Лавров и Керри приближали перемирие в Сирии Фото: Politrussia.com

Битва за Сирию наверняка войдёт в учебники не только военной науки, но и главным образом искусства политики и дипломатии. С того момент, как Россия вмешалась в эту ситуацию, поломав всю игру американцам, катарцам и саудовцам с турками, линия поведения Москвы неизменно оказывалась активной, опережающей ходы противника и непредсказуемой. Первым решительным переломом в этой игре был ход с вывозом из Сирии химического оружия, когда Обама начертил «красные линии», но ничего не сделал после того, как их пересекли. И после этого момента давление не ослабевало.

Сначала неожиданное развёртывание российских ВКС на авиабазе Хмеймим, потом 6-месячная воздушная операция с применением всех военных методик: от облёта всей Европы стратегической авиацией до использования крылатых ракет «Калибр», которые били точно по целям, пролетая над четырьмя странами. Потом был столь же неожиданный вывод части ударной авиагруппировки и активное начало реализации плана по мирному урегулированию, с кропотливой работой по всем провинциям и вооружённым группам, которые убеждали примкнуть к перемирию. Потом было освобождение Пальмиры и сейчас, как апофеоз, окружение Алеппо.

При этом политика высшего руководства России неизменно выстраивалась таким образом, что каждое достижение на полях сражений немедленно конвертировалось в дипломатическое и переговорное превосходство российских представителей и посланников Асада.

Может показаться, что это естественный процесс, но на самом деле военные успехи отнюдь не обязательно обеспечивают перевес в политике и дипломатии. Дипломатические сражения – это самостоятельный «театр боевых действий», и чтобы побеждать там, действительно необходимо превосходство в ходе реальной войны, но одного этого недостаточно. У международной политики и переговорного процесса есть свои правила и условности, а достижения в ходе боевых действий не переходят напрямую в политическое превосходство. Именно поэтому успехи российского МИДа за время нашего участия в сирийском конфликте так высоко оценивают по всему миру. Как уже написано выше, первый перелом в развитии ситуации Москва внесла без какого-либо вооружённого вмешательства: полному разбору того, как Россия поставила «подножку» Америке, уговорив отменить военное вторжение в обмен на уничтожение всего сирийского химического оружия, посвящена статья «2013-й: спецоперация Москвы по спасению Сирии»

Историю этой скрытой дипломатической схватки, растянувшейся на долгие месяцы, интересно рассмотреть, поскольку там, в стенах кабинетов, за закрытыми дверями разворачивались не менее драматичные баталии, чем на полях сражений. Нам не известны все детали этого скрытого противостояния, но можно отследить «решающие сражения» – наиболее важные встречи, саммиты, переговоры и их результаты.

Обсуждение сирийского вопроса вылился в многоэтапный многочасовой марафон Керри и Лаврова при участии Путина, которые стали уже особым переговорным форматом и стилем российско-американских отношений нового этапа противостояния.

И даже с учётом того, что обычно их результаты озвучиваются по минимуму, сейчас уже многие из этих результатов уже воплотились в реальной жизни. Так что оценивая ретроспективно главные переговоры, не зная дословно об итоговых соглашениях, можем довольно ясно представить логику договорённостей по развитию переговорного процесса и первым результатам в реальной жизни: по изменению риторики, перемещениям войск,  смене целей для ударов и новых союзников, участвующих в конфликте.

Встреча в Кремле. 15 декабря 2015 года. Начало дипломатического марафона по Сирии

За точку отсчёта, пожалуй, можно условно взять предновогодний визит Керри в Москву в декабре 2015 года. На тот момент операция ВКС РФ в Сирии ещё только месяц как началась, Пальмира не освобождена, Алеппо не окружён, и первые успехи, хотя и слишком стремительно, на взгляд американцев, развивающиеся, их пока беспокоят не слишком. Образно говоря, Керри приехал узнать, не сошли ли русские с ума, что решились непосредственно ввязаться в драку с терроризмом, которую уже официально возглавила "исключительная" Америка. Развёртывание авиационных частей ВКС РФ в Сирии, проведенное так образцово скрытно и в столь сжатые сроки, застало американскую дипломатию совершенно врасплох, так что американцам понадобилось два месяца, чтобы переварить произошедшее и начать как-то реагировать. К тому времени Вашингтон уже столкнулся с реальностью, которую с трудом переваривал: оказывается – о, ужас! – российские самолёты нельзя убрать из Сирии простыми звонками и громогласными возмущёнными заявления Госдепартамента, а также бесконечными «озабоченностями».

Можно сказать, что Керри тогда отправили на разведку в Москву: узнать, что же нужно этим русским.

Ну не может же такого быть, чтобы Соединённым Штатам всерьёз бросили вызов и открыто принялись бы защищать лидера, про которого Вашингтон уже два года твердил: «Асад должен уйти». Тогда американцам казалось, что Россия просто поднимает ставки в игре и может вывести войска, если ей, образно говоря, «бросить кость».

Полученный ответ потряс Керри: оказывается, Россия пришла в Сирию не для того, чтобы выпросить у США пряник побольше и повкуснее, а для того, чтобы бороться с терроризмом. То есть заниматься ровно тем, чем уже два года на словах занимается возглавляемая Америкой коалиция из 67 государств без какого либо результата. А Россия намерена – и это ещё более ужасно! – бомбить и убивать тех самых террористов, «умеренных» и не очень, которых Вашингтон так бережно взращивал, вскармливал и поддерживал все эти годы. Всю эту «нежную поросль демократии», отрезающую головы 14-летним мальчикам, российские ВКС намеревались банально раскатать в пыль и прах. И, судя по первому месяцу операции, бородатым "онижедетям" пришлось пережить шоковую терапию.

Оказывается, что Москве совсем не нужен рассадник терроризма у себя под боком, не нужна Сирия, превращённая во вторую Ливию. А разу уж так получилось, что все террористы из России и стран ближнего зарубежья потянулись в Сирии как мухи на навоз, то было бы просто глупо с нашей стороны не разбомбить их всех прямо там – на дальних подступах и на чужой территории. 

Вспоминая опыт Первой и Второй чеченской войн и всех терактов, российское руководство приняло твердое решение впредь бороться с терроризмом там, где он возникает, на чужой территории, а не ждать, пока он придёт к нам. И от этой простой и очевидной цели Кремль не откажется ни за какие «пряники», потому что в этом состоит национальный интерес. Примерно это Путин в течение трёх часов с лишним объяснял главе американской дипломатии.

Понятно, что отвечать на это было нечего, поэтому Керри пришлось отделаться стандартным заявлением, что у России «неправильные пчёлы, которые делают неправильный мёд». По словам Лаврова, Керри обвинил Москву в ударах не по тем целям в Сирии. На что Москва уже тогда сказала: замечательно, тогда дайте нам «те» цели. Кто же знал, что эта ситуация затянется до сегодняшних дней, и США по-прежнему любые цели России для ударов будут объявлять «не теми», а предоставить список «тех» целей упорно отказываться. Если послушать Америку, то террористы в Сирии – они как суслики в известном анекдоте: их не видно, и никто не знает, где именно они находятся, но они есть. Зато куда ни ударь – непременно попадёшь в «умеренного». Даже если этот умеренный вчера головы отрезал детям перед камерой.

Итак, первое аккуратное прощупывание почвы Джоном Керри упёрлось в глухую бетонную стену твёрдой российской позиции, не намеренной разменивать национальные интересы на мелкие бонусы, и позиция эта подкреплена всей мощью российской армии.

Договориться удалось лишь до созыва встречи по Сирии на уровне министров, которая состоялась в Нью-Йорке 18 декабря, но ничем примечательным не выделилась. Ни прорывных договорённостей, ни ясных позиций никто, кроме России, не предоставил. Все только говорили, что теперь не только Асад, но и «Россия должна уйти». Просто потому, что слишком много планов срывало наши присутствие в Сирии. Но мы, конечно, никуда не ушли, и ситуация стала развиваться.

Мюнхен. 12 февраля 2016 года. Первый шаг к перемирию

Первый прорыв наступил лишь два месяца спустя, на 12 февраля, на Конференции по международной безопасности в Мюнхене главы МИД ведущих мировых держав договорились в течение недели добиться прекращения огня между правительством Сирии и противостоящими ему силами, за исключением исламистов.

Это был разгар операции ВКС РФ, при поддержке которых правительственным войскам Асада удалось развить значительный успех на земле. Российская авиация активно бомбила не только позиции террористов, но и караваны с контрабандной нефтью, и колонны с новыми террористами и оружием, поступающими в зону конфликта. Словом, Россия не ограничилась непосредственно зоной боестолкновений, но и начала очень грамотно отсекать пути пополнения сил, а главное – финансового самообеспечения сирийского терроризма. В таких условиях Западу, и в первую очередь Штатам, стало понятно, что необходимо идти на уступки, причём очень быстро, потому что ещё полгодика работы с такой же интенсивностью и террористов, которых Запад называл «умеренной оппозицией», не останется совсем.

Коротко говоря, Запад внезапно захотел мира. Не «Асад должен уйти», не снабжать сирийскую оппозицию оружием, которое почему-то немедленно оказывалось у ИГИЛ и "Джебхат ан-Нусры", не критиковать Россию за «неправильные бомбардировки», а именно перемирия вдруг захотелось Западу.

Проще говоря, их выкормыши на сирийской земле понесли такие потери, что для того чтобы их спасти, Америка и Европа внезапно проявила готовность к приостановке боевых действий.

Собственно, им под любым предлогом и почти на любых условиях была срочно нужна пауза, которую они и запросили у России. И это было несомненным дипломатическим успехом: принуждённый умолять о передышке, Запад был чрезвычайно гибок в отношении условий и даже готов был надавить на своих «питомцев», чтобы те на время угомонились, если не хотят прямо в ближайшие месяцы все в землю полечь.

Американские эксперты уже тогда почти напрямую предсказывали возможность скорого окружения Алеппо и взятия его в блокаду. По прогнозу Вашингтонского института ближневосточной политики, сирийская армия должна была попробовать блокировать город с северной и западной стороны, полностью взяв его в кольцо. Что, собственно, вскоре действительно и произошло.

Видео: YouTube

Прозвучали и громкие заявления. По сути, впервые США признали, что главный враг не Асад, а ИГИЛ. Как отметил Лавров, понадобилось 5 месяцев бесплодных обвинений в сторону ВКС РФ, чтобы начать реальные переговоры. Причём инициатором предложений стала именно Москва, а Сергей Лавров заявил следующее:

Мы внесли предложения по перемирию, они вполне конкретны. Мы ждем ответа американской стороны перед тем, как представим их вниманию всей группы поддержки Сирии.
Лавров Сергей Викторович

Но американцы сразу со многими не согласились. В частности, снова обозначилась проблема размежевания "ан-Нусры" и «умеренных», которая как не была решена с декабря прошлого года, так и поныне не решена американцами.

Ключевым последствием стало надёжное перемирие, которое должно было начаться 27 февраля, но уже к 23-го первые 17 вооруженных формирований в Хмеймим подписались под прекращением огня, тем самым был запущен важнейший процесс тушения конфликта между сирийцами. Кроме того, для проведения целенаправленной работы на данном направлении на авиабазе «Хмеймим» создан Центр по примирению враждующих сторон. Его возглавил генерал-лейтенант С.В. Кураленко. Аналогичный центр был сформирован американскими военными в Аммане.

В чём была особенность сирийского перемирия, организованного Россией? Сперва на территории, где собирались договариваться о мире, ВКС РФ зачищали всех откровенных террористов, а затем начиналась работа с местным населением и теми группировками, кто был готов к диалогу. Результат не замедлили себя ждать: за первый же месяц число населенных пунктов и вооружённых групп, готовых присоединиться к перемирию, превысило три сотни. С началом процесса перемирия Россия, продолжая уничтожать боевиков, в то же время обрела массу союзников на местах, готовых выполнять условия по поддержанию перемирия.

К сожалению, Западу от этого перемирия была нужна только передышка, время подтянуть свежие силы, перевооружить своих «питомцев» и дать им зализать раны. Так что хотя первые дни реально наступила почти полная тишина в Сирии, очень скоро начались нарушения со стороны так называемой «умеренной оппозиции», которые становились всё чаще и чаще. А США всё тянула (и до сих пор тянет) с предоставлением списка размежевания «умеренных» и "ан-Нусры". С другой стороны, это всё было и так понятно, поэтому и правительственные войска и российские военные использовали период перемирия и тишины, чтобы добиться максимального результата.

И они его добились: в марте была освобождена Пальмира, а потом захлопнулось кольцо вокруг Алеппо. Запад получил свою передышку, но не смог её конвертировать в дипломатический или хотя бы даже военный успех. Россия отлично предугадала, какие шаги будут делать наши «партнёры», и по привычке ответила асимметрично.

Поэтому когда Запад закончил перевооружать своих ставленников в Сирии, они столкнулись с тем, что театр военных действий уже снова полностью изменился. К этому они не были готовы, а поддерживаемые ими террористы, хоть и со свежими силами, всё равно продолжили терпеть одно поражение за другим.

Таким образом, Запад снова был вынужден идти на поклон в России, потому что военный перевес снова был на стороне наших ВКС и войск Асада. Дипломатическая пауза была бы смерти подобна, и Штаты объявили о желании продолжить переговоры и развить мирный процесс. При этом они снова были в позиции просящего и Россия имела возможность диктовать условия как держава, которая держит в своих руках инициативу в этом конфликте. Это приводит нас к следующему «дипломатическому столкновению» – на сей раз снова в Кремле, снова с Путиным.

Мартовский визит Керри с чемоданчиком

24 марта в Кремле прошёл очередной раунд переговоров президента Путина и Госсекретаря Керри, который продлился на сей раз уже 4 часа.

Неприятная реальность, данная американцам в ощущениях, заключалась в том, что передышка, которую они с таким трудом выторговали для своих «умеренных», совершенно не помогла для перелома дел на сирийском фронте. Точнее, перелом случился, причём сенсационный – армия Асада при поддержке российских ВКС отбила у террористов древнюю Пальмиру. Это было событие такого масштаба, замолчать которое было совершенно невозможно. Собственно, общее отношению к этому выразил Борис Джонсон, тогдашний мэр Лондона и нынешний министр иностранных дел Великобритании, когда сказал, что освобождение Пальмиры – это здорово, действительно здорово, но у него всё внутри протестует при мысли, что её освободили «не те парни». И тем не менее это случилось. Ещё одно очко в пользу российских ВКС, и снова российские дипломаты сумели перековать эту победу в грозное оружие на переговорах.

Россия подтвердила статус державы, которая удерживает инициативу в Сирии и является ведущей стороной в этом конфликте. Москва поддержала свой статус стороны, которая диктует условия, и с которой надо договариваться.

И вот Керри прилетел договариваться. Итоги были для нас весьма плодотворными. Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России Дмитрий Абзалов отметил, что в вопросе сирийского урегулирования одним из основных положений, которых удалось достичь, стало то, что стороны выступили за прямые переговоры сирийской оппозиции.

Отсутствие прямых переговоров – это очень важный и серьезно сдерживающий фактор. В конечном счете, от посредничества необходимо переходить к прямому диалогу, это единственный способ для того, чтобы нормализовать ситуацию. Тем более что в будущем будут парламентские выборы в законодательное собрание, и как они собираются в них участвовать, если друг с другом вместе сидеть не могут?
Абзалов Дмитрий Габитович

Также итоги встречи показали, что в вопросе сирийского урегулирования у РФ и США есть определённый консенсус, связанный с сохранением территориальной целостности страны, что автоматически означает позицию по курдам, а это выгодно нынешнему сирийскому руководству. Руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов пояснил и новые оттенки американской риторики по Асаду:

В то же время нет жесткой риторики относительно того, что Асад должен немедленно уйти и там должны пройти некие "демократические выборы", в условиях войны этого ничего нет. И, конечно, вполне здоровая позиция о том, что нужно бороться с терроризмом и это сейчас является основной угрозой, основной общей проблемой, вокруг которой можно сплотиться. Тем более, после брюссельских взрывов это более чем актуально и, безусловно, может быть поддержано и Европой.
Николай Миронов

Параллельно возобновились переговоры на Женеве-3, на которую Госдеп возлагал большие надежды. 25 марта вечером по итогам третьего раунда переговоров де Мистура обнародовал документ из 12 объединяющих принципов, которые не были отвергнуты сторонами. Эксперты оценили это как прогресс, после которого можно ожидать следующей встречи, которая будет посвящена конкретному обсуждению политического перехода в Сирии.

Майский визит Керри в Сочи

Видео: YouTube

Эти переговоры носили, пожалуй, самый оптимистичный оттенок из всех. Лавров приехал на встречу на белой советской «Победе» и подарил Керри краснодарские помидоры и картошку (намек на прошлый подарок от Керри в виде картошки из Айдахо), а также футболку с символикой Победы.

Как сообщила замдиректора департамента информации МИДа Мария Захарова, в ответ «глава Госдепа преподнес российской стороне список цитат российских СМИ, на его взгляд, не отражающих реальный потенциал масштабных российско-американских отношений, которые, по его убеждению, нуждаются в улучшении». Заявления по итогам оказались более чем лаконичными.

«Важно сохранять связи между США и Россией открытыми в то время, как мы занимаемся решением актуальных глобальных проблем», – прокомментировал встречу американский госсекретарь. На вопрос о том, как прошли переговоры, Лавров ответил: «Чудесно». Даже американские СМИ отмечали, что Госдеп и Москва улучшили взаимопонимание и стали лучше друг друга понимать.

Можно предположить, что во время сочинского визита наметилась готовность обеих сторон к предметным и подробным переговорам по сирийскому урегулированию, переходить от слов к делу.

16 июля 2016 года. 13-часовое московское рандеву с Лавровым

К новому приезду Керри в Москву спустя два месяца ситуация в Сирии ещё более изменилась в пользу правительственной армии Асада: Алеппо оказывалось в эффективном окружении, а в нём – вскормленная Америкой «умеренная оппозиция» пополам с "ан-Нусрой", причём отличить первых от вторых США то ли не может, то ли не хочет.

Именно этот вопрос и становится главным камнем преткновения в ходе переговоров в Москве 16 июля. Россия, которая представляет и армию Асада, успешно окружившую Алеппо, снова владеет инициативой и говорит с Америкой с позиции силы. Вашингтон предлагает начать совместные действия и наладить координацию, и Москва ничуть не возражает, но немедленно снова тычет Америку в вопрос о «размежевании» ан-Нусры от «умеренных». Поскольку Штаты добровольно взяли на себя это обязательство, то для России полное раздолье на переговорах снова и снова с невинным видом вопрошать американских коллег: ну как вы там? уже размежевали, или всё ещё никак?

Характерно, что спустя первых 6 часов Керри неожиданно сорвался и уехал посовещаться, а после возобновления встречи уже не был так сговорчив.

Уезжал он явно для консультаций, и спустя несколько часов, кажется, возвращается за стол переговоров ни с чем. Никаких компромиссов, упирается Пентагон. Лавров и Керри в деталях обсуждают наметившийся прогресс в решении сирийского кризиса. По завершении самых длительного на то время дипломатического марафона Госсекретарь США Джон Керри пообещал, что «где-то в начале августа мы будем в состоянии выйти и рассказать, что мы способны сделать в отношении изменения жизни народа в Сирии и хода войны».

Вот только успехам  одного из главных в США идеологов стратегии "тихой дипломатии" в Вашингтоне рады не все. На очередном брифинге оборонного ведомства усилия Госдепа воспринимают со сдержанным скепсисом. Мол, это нужно еще посмотреть, о чем там договорятся российский и американский министры в Лаосе. Министр обороны США Эштон Картер указал:

Прекратить поддержку Асада, договориться о политическом решении кризиса: на смену нынешнему режиму должен прийти тот, который будет включать оппозицию. Полагаю, именно этого добивается госсекретарь Керри.
Картер Эштон Болдуин

А тут ещё во время пресс-конференции грянул гром: неожиданные новости о госперевороте в Турции с ещё не ясным итогом, который однако же министрам пришлось комментировать. И тут Керри допустил прокол, который, вероятно, Эрдоган ему до сих пор забыть не может: американский госсекретарь поторопился выразить надежду на мирный и цивилизованный переход власти. А вот Лавров в этом плане ответил гораздо удачнее, осудив переворот и отвергнув любые попытки незаконной смены власти как метод в принципе.

Спустя сутки, когда стало ясно, что переворот провалился, американцы принялись на все лады, по принципу «знает кошка, чьё мясо съела» поддерживать Эрдогана и осуждать неудачливых путчистов. Но дорога ложка к обеду, а сказанного не воротишь. Именно с этого момента позиция Турция стала меняться кардинально - и по отношениям с Вашингтоном, и по отношениям с Сирией, и по отношениям с курдами. Россия даже этот случайный «бонус» сумела записать себе на счёт. А вот американские перспективы в регионы серьёзно омрачились, и следующие переговоры уже отнюдь не были «чудесными».

Всего спустя 10 дней в Лаосе состоялась короткая встреча Керри и Лаврова, где министры сверяли список вопросов тем для предстоящего глобального августовского рандеву. Как всегда, когда не надо давать никаких конкретных результатов, Керри говорил много красивых умиротворяющих слов, после которых всем казалось, что мир уже в кармане. Лавров в свою очередь подтвердил небольшой прогресс по итогам встречи.

26 августа 2016 года. Жаркие дебаты в Женеве

Чем ближе американцы подходят к ключевому для них вопросу – координации с Россией действий в Сирии – тем длительнее становятся переговоры. Переговоры глав внешнеполитических ведомств России и США Сергея Лаврова и Джона Керри продолжались около 12 часов. Поскольку Москва проявляет последовательную твёрдость, пытаясь добиться от США обещанного списка «умеренной оппозиции», то Вашингтону всё труднее становится увиливать от взятого на себя обещания. Потому что вернуться в сирийский процесс в качестве активного игрока им очень хочется, но именно выполнение обещания размежевать «ан-Нусру» и «умеренных» никак не позволяет им это сделать. А сдавать «умеренных», признавая, что почти все они и есть «ан-Нусра», Вашингтон не хочет.

Ключевым вопросом, волновавшим всех в преддверии встречи Лаврова и Керри, была возможность координации усилий России и США в урегулировании конфликта в Сирии. По итогам переговоров дипломаты отметили, что им удалось добиться определённого прогресса. В ходе итоговой пресс-конференции госсекретарь США заявил:

Работа велась справедливо, напряжённо и продуктивно. Сегодня я могу отметить, что мы добились ясности относительно путей работы, пути вперёд. Мы завершили последний ряд технических дискуссий, которые были нацелены на то, чтобы это соглашение по прекращению огня стало реальностью.
Керри Джон

Сергей Лавров также подчеркнул, что встреча позволила сделать несколько важных шагов вперёд. При этом глава МИД РФ пошутил о продолжительности переговоров, отметив, что рекорд 13-часовой встречи, прошедшей летом этого года в Москве, остался незыблемым.

Я знаю, что многие заключали пари, побьём ли мы сегодня рекорд по продолжительности наших переговоров, но нет, московский рекорд остался незыблемым. На один час меньше мы сегодня потратили времени, но я считаю, что мы, как сказал Джон Керри только что, сделали несколько очень важных шагов вперёд.
Лавров Сергей Викторович

У этих переговоров было три важных итога, которые можно записать как победу России:

  • США впервые передали Москве перечень организаций, которые присоединились к режиму прекращения боевых действий через американскую коалицию;
  • Москва и Вашингтон поддержали операцию Турции "Щит Евфрата", чем был поставлен крест на сирийском Курдистане;
  • подтверждено, что смещение Асада не стоит на повестке дня.

Кроме того, Лавров потребовал от оппозиции возобновление мирных переговоров с Асадом.

9 сентября 2016 года. Женева. Подписание соглашения по Сирии после 15 часов

Наконец, в Женеве был побит московский рекорд по длительности – 15 часов переговоров. И наконец, достигнут результат. Удалось согласовать пять документов, касающихся мирного урегулирования ситуации в Сирии. Первым шагом на пути к миру должно стать 48-часовое прекращение огня. 

Однако, прежде, чем излагать суть достигнутых соглашений, давайте припомним, какую цену пришлось заплатить за это. Начнём с того, что президент России Владимир Путин ещё год назад в трибуны Генеральной ассамблеи ООН предлагал совместно определять в Сирии военные цели и договариваться о том, кто террорист, а кто – умеренная оппозиция. 

Именно по этому вопросу целый год упирались США. Этот год был просто потерян для Сирии, а вместе с ним оказались потеряны десятки тысяч жизней, оказались разрушены города и сёла, миллионы людей лишились крова и бежали от войны, которая бушевала этот год.

Хуже того, за время, пока Россия уговаривала США, успела окончательно "одичать" и отбиться от рук эта их пресловутая "умеренная оппозиция". Если раньше они действовали по команде Запада, то теперь им уже практически невозможно отдать приказ – они радикализовались и настолько попали под влияние террористических группировок и их методов, что теперь придётся налаживать с ними контакт почти с нуля. Весь этот год Пентагон был одним из главных очагов недовольства и центров саботажа достижения любых совместных договорённостей. Гордый американский генералитет изволил капризничать. Сейчас внутренняя борьба американских кланов преодолена, и заключён пакет жёстких договоренностей. Собственно, это и есть прорыв. Внутренний прорыв в США.

Лавров и Керри объявили, что с 12 сентября в Сирии должно начаться новое перемирие. Параллельно создается российско-американский Центр, где военные двух наших стран с картами и разведданными совместно станут определять цели для ударов по террористам. Если перемирие продлится семь дней, то Россия и США будут готовы начать согласованную военную операцию. Правительство Сирии этот план поддерживает. Собственно, такова схема.

Российский министр пообещал сделать всё, чтобы по истечении первых 48 часов воюющие стороны переподтвердили свою приверженность режиму прекращения боевых действий. Сначала ещё на 48 часов, а потом ещё на 48, чтобы постепенно выйти на постоянное соблюдение этого режима. После того как режим перемирия просуществует неделю, будет создан совместный исполнительный Центр, в котором военные и представители спецслужб России и США будут заниматься практическими вопросами разграничения террористов и умеренной оппозиции и отделения умеренной оппозиции от террористов.

Сергей Лавров подчеркнул главное достижение этих соглашений:

По террористам будут согласовываться удары ВКС России и ВВС США. Мы согласовали районы, в которых такие удары будут скоординировано наноситься. По договоренности, которую разделяет сирийское руководство, в этих районах будут работать только ВКС России и ВВС США. Сирийские ВВС будут работать в других районах – за пределами тех, которые выделены для российско-американского военного взаимодействия. Я хочу подчеркнуть, что задача разграничения террористов и умеренных оппозиционеров и задача физического отделения на земле оппозиционеров от террористов закреплены в одобренном нами документе в качестве ключевого приоритета.
Лавров Сергей Викторович

Таким образом, спустя 11 месяцев после вхождения России в Сирию и принуждения США к переговорам удалось наконец-то придти к компромиссу и некоторым общим формулировкам целей и задач. Будут ли они исполнены и достигнуты, вопрос следующий, и можно наверняка ожидать того, что Вашингтон продолжит упираться и перетягивать одеяло на себя, защищая "своих" террористов. Однако умалить заслугу российской дипломатии, сумевшей добиться того, что Вашингтон в принципе пошёл на согласование своих действий с Москвой, невозможно. Уникальный дипломатический марафон протяжённостью в более чем полгода, войдёт в анналы истории как особенная веха в истории российско-американских отношений и международной политики. Поможет ли это Сирии, покажет время. Но то, что российские дипломаты совместно с военными спасли её от уничтожения, совершенно очевидно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Артур Сулейманов
Перемирием там и не пахнет, так то...
https://www.youtube.com/watch?v=thJsnaSC9mw
0
Валерий Семакин
ВВП, как всегда , на высоте. Каждые последующие соглашения, как тот кожаный ошейник, что одевали своим врагам индейцы. На солнышке начинает высыхать и душить. Так о каждое последующее предложение жестче и короче. С США иначе нельзя.
0
agran
agranС нами навсегда!50 комментариев
"Путь в тысячу ли, начинается с одного маленького шага"
0
Pol Polit
Pol PolitВетеран
Комментарий заблокирован
0
Евгений Ворфоломеев
ОО еще один сливщик, интересно, а твои мозги лично Путин слил или сам постарался?
1
Аноним
Аноним
Россия, Москва
"Если" уже в далеком прошлом. Смиритесь, ваша карта бита.
0
Pol Polit
Pol PolitВетеран
Комментарий заблокирован
-1
Дмитрий Чернов
Перемирие это не победа в войне. Мы выиграли в очередном раунде, нам радоваться этому или грустить что ещё не выиграли войну?
0
Грубый Готлиб
Перемирие в Сирии при том, что Асад "не ушёл" - не победа над амбициями пендосов? Тогда кто же кого вообще-то должен "победить"?
Подсказочка: русские в Сирии играют "чеченской колодой". И вопрос: а кто кого победил в Чечне?
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров