• Вход
  • Регистрация
аналитика
18 Ноября 2015, 12:45


Отказ Олланда от участия в G20 не помешал сотрудничеству с Россией

713 0
Отказ Олланда от участия в G20 не помешал сотрудничеству с Россией Фото: Reuters.com

15-16 ноября в турецком городе Анталья прошел саммит G20. Наиболее активно во время мероприятия обсуждалась борьба с терроризмом и ситуация в Сирии, в то время как украинский вопрос был отодвинут на задний план. На саммите президент РФ Владимир Путин провел ряд двусторонних встреч с зарубежными партнерами. Не хватало в расписании только встреч с лидерами двух стран, Аргентины и Франции, которые по разным обстоятельствам не смогли присутствовать на данной международной площадке.

За несколько дней до саммита, как известно, в Париже произошел крупнейший теракт. Это стало основной причиной того, почему президент страны Франсуа Олланд отказался от поездки. Вместо него на G20 был отправлен министр иностранных дел Лоран Фабиус, а также министр финансов Мишель Сапен.

Что касается президента Аргентины Кристины Киршнер, то ее отказ от последней поездки на саммит обусловлен двумя причинами. На данный момент в стране полным ходом идет президентская избирательная кампания, в предстоящем втором туре выборов гражданам Аргентины предстоит избрать нового лидера. На данный момент кандидат от правящей партии и последователь киршнеризма Даниэль Сциоли находится в пограничной ситуации, его разрыв с оппозиционером Маурисио Макри в первом туре был весьма невелик. Именно необходимость поддержки Сциоли стала основной причиной отмены поездки Киршнер на саммит.

Еще одной причиной стало состояние здоровья сына Киршнер, который в эти даты должен был перенести операцию на печень. Вместо нее на саммит отправились министр иностранных дел страны Эктор Тиммерман и министр экономики Аксель Кисилев.

Несомненно, присутствие обоих лидеров было бы на руку России, поскольку между Путиным и Киршнер, например, установлены высоко доверительные отношения, что проявилось во время заседания Генассамблеи ООН. Что касается Олланда, то в связи с терактами в Париже, совместной борьбой против ИГ и плавной смены направления французской политики в сторону Москвы, его присутствие могло бы еще больше сплотить всех участников саммита и сподвигнуть их на создание общей коалиции. Это подтверждает признание президента Франции в том, что основной враг в Сирии – это не Башар Асад, а всё же ИГ.

Однако и без этого общий тренд G20 и роль российского президента в организации крайне изменились. Во-первых, теракты в Париже сделали борьбу с терроризмом вопросом номер один. После того, как крушение российского авиалайнера признали терактом, эта проблема стала еще более актуальной. Во-вторых, невозможно оспорить и успехи российских ВВС в Сирии, что, так или иначе, создает РФ имидж сильного игрока, к которому тянутся остальные участники.

Помимо всего прочего, интерес к конфликту на Украине постепенно сошел на нет. Если саммит G20 в Австралии строился исключительно на украинской проблеме, то внимание участников нынешнего мероприятия было приковано к борьбе с ИГ. По мнению журналистов The Financial Times, если сравнивать роль РФ на G20 в Турции с австралийским саммитом, то очевидно, что произошли кардинальные изменения. По их словам, в прошлом году Путин уезжал из Австралии уставшим от бесконечных упреков из-за Украины. На этот раз участникам пришлось признать, что достичь мира в Сирии невозможно без участия Москвы, поэтому и российский президент стал «решателем проблем».

О конкретных переговорах между Фабиусом и Путиным ничего неизвестно. Однако после саммита произошли некоторые важные изменения в поведении французских властей. Глава МИД Франции в эфире радио RTL отметил, что между Россией и Западом происходит сближение по вопросу урегулирования сирийского конфликта. В частности, это касается форм проведения атак.

«Когда одновременно в небе находятся самолеты, с одной стороны, России и сирийской армии и, с другой стороны, стран Запада, поневоле нужно обмениваться информацией», - сообщил он.

Помимо координации военных существует и политическое сближение: и Россия, и Запад признают, что необходим некий политический план. Но конкретных соглашений по этому вопросу пока нет. По итогам саммита Фабиус также отметил, что камнем преткновения до сих пор остается судьба Башара Асада, хотя на самом деле основное внимание переключили на борьбу с ИГ.

Le Monde приводит слова Путина во время G20 по поводу того, что Франция была одной из стран, которые заняли крайне жесткую позицию в вопросе ухода Асада, рассматривая это как основное условие политических изменений в Сирии. Однако российский президент сделал вполне резонное замечание по этому поводу: «Помогло ли это защитить Париж от террористических атак? Нет». И теперь Франция рассматривает РФ как неотъемлемого участника «большой коалиции» против ИГ.

Так или иначе, еще одним результатом саммита стала координация военных сил РФ и Франции. Путин поручил командиру ракетного крейсера «Москва» не только координировать свои действия с французскими военно-морскими силами во главе с авианосцем «Шарль-де-Голль», но и взаимодействовать с ними, «как с союзниками». Кроме того, по инициативе французской стороны состоялся телефонный разговор между Путиным и Олландом, в результате которого страны договорились о координации действий «между военными ведомствами и спецслужбами двух стран в ходе операций против террористических структур». Диалог по этому вопросу планируется продолжить на встрече в Москве 26 ноября. И вероятнее всего он будет довольно конструктивным.

Впрочем, после G20 и восприятие России во французских СМИ стало более позитивным. Le Point, например, приводит мнение бывшего премьер-министра страны Франсуа Фийона. Политик назвал счастьем российские бомбардировки террористов в Сирии. По его словам, вторжение Путина ослабило ИГ, что облегчает действия Франции против них.

«Если бы ИГ вышли к морю, они бы приобрели значительное стратегическое преимущество. Поэтому нужно радоваться, что Россия вмешивается. Теперь необходимо начать диалог с Москвой, чтобы построить общую стратегию для завоевания сирийской территории», - отметил он.

Фийон также добавил, что в коалиции должно быть место и для Сирии. Тем временем издание Liberation подчеркивает равенство ролей США и России в «большой коалиции» против ИГ.

Таким образом, вполне вероятно, что в ближайшее время ситуация, действительно, сможет измениться в лучшую сторону. Франция все больше смотрит в сторону Москвы, признавая тот факт, что на данный момент проблема не в Асаде, а в том, чтобы защитить себя и весь мир от угрозы терроризма, порожденного радикальными исламистами ИГ.

Фактически, это означает смену приоритетов, которые по в некоторых моментах постепенно расходятся с США, но являются вполне рациональными после парижских терактов.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров