• Вход
  • Регистрация
аналитика
25 Апреля 2016, 21:16


Россия – гарант примирения Индии и Китая

1 292 0
Россия – гарант примирения Индии и Китая Фото: Politrussia.com

18 апреля в Москве состоялась XIV встреча министров иностранных дел России, Китая и Индии. На уже ставшем традиционным мероприятии участники обсуждали глобальные и региональные проблемы, ситуацию на Ближнем востоке и в Северной Африке, конфликт на Украине, положение в Афганистане, повышение роли ООН в решении глобальных и региональных проблем. Отдельным вопросом стала тема терроризма. Разница в приоритетах внешней политики сторон нашла свое отражение в итоговом коммюнике, в которое Сергей Лавров, Ван И и Сушма Сварадж постарались внести вопросы, волнующие каждую из сторон.

Так, например, в отношении ситуации в Сирии не только подчеркнута приверженность трех стран поиску путей мирного урегулирования, но и отмечена важность освобождения Пальмиры и принятия соответствующей резолюции ЮНЕСКО, инициатором которой была Москва. Еще один важный для России вопрос — урегулирование конфликта на Украине. Стороны поддержали необходимость выполнения Минских соглашений и сохранение перемирия в Донбассе.

Для Китая особую важность представляет спор за острова в Южно-Китайском море, и потому итоговый документ упоминает о необходимости урегулирования подобного спора на основании действующих правил ООН и путем переговоров.

Индию заверили в поддержке ее давних стремлений повысить свой статус в рамках ООН и пожелали ей быстрее вступить в ШОС и АТЭС.

В экономической сфере министры предсказуемо высказались положительно по вопросам, которые затрагивают повышение роли развивающихся стран в мировой экономике. Тут и реформа МВФ, и углубление сотрудничества в рамках ВТО, и активизация усилий G20.

Встреча прошла на позитивной ноте, однако некоторые наблюдатели попытались нивелировать возможные положительные моменты саммита, ссылаясь на снижение важности подобных встреч, а главное, наличие определенной напряженности в отношениях сторон. Малая востребованность трехсторонних переговоров объясняется наличием большого числа других международных площадок, на которых эти же лица могут обсуждать двусторонние и глобальные проблемы. В качестве альтернатив, в частности, указывают G20 и БРИКС. Однако стоит отметить, что несмотря на значимость встреч в рамках данных площадок, переговоры в более узком кругу на этих встречах далеко не всегда уместны, а ряд региональных, сугубо азиатских вопросов для многих участников может вообще не представлять интереса.

С другой стороны, нельзя не признать, что на характер отношений Индии и Китая очень часто накладываются существующие межгосударственные противоречия. В последнее время эта напряженность возросла, в первую очередь, из-за отказа КНР включить в ооновский список террористов Масуда Азхара, лидера группировки Джаиш-е-Мухаммад, который, по утверждению индийской стороны, несет ответственность за январское нападение на военную базу в Патханкоте. Этот шаг Пекина усугубил и без того сложную ситуацию в отношении международного признания террористами лиц, скрывающихся на территории Пакистана и обвиняемых Индией в преступлениях террористической направленности. Случай с Азхаром не первый. Прошлым летом Китай также заблокировал требование Индии принять меры в отношении Пакистана, освободившего Заки-ур-Рахмана Лахви, лидера другой экстремистской группировки - Лашкар-е-Таиба, ответственной за убийство 166 человек во время нападения в Мумбаи в 2008 году. Индийский министр иностранных дел Сушма Сварадж подняла эту тему и на переговорах в Москве, призывая не делить террористов на своих и чужих.

Разногласия вокруг террористов уходят корнями в индо-пакистанские отношения. Китай, активно сотрудничающий с Исламабадом, вольно или невольно делает шаги, которые оправдывают пакистанскую позицию. В настоящий момент китайско-пакистанские отношения развиваются по многим направлениям: от создания транспортного коридора до углубленного военного сотрудничества. Кстати, этот транспортный коридор, пролегающий от китайской границы до порта Гвадар, проходит по спорной территории Кашмира, что служит дополнительным раздражителем для Индии.

Пакистан становится ключевым партнером Китая в регионе, и именно через него Пекин наращивает свое влияние в Южной Азии. За примерами далеко ходить не надо: Китай, не посылавший войска в Афганистан и ранее отмечавшийся лишь стандартными дипломатическими заявлениями в отношении этой страны, неожиданно для непосвященных вышел на авансцену политического урегулирования и теперь вместе с официальным Кабулом, представителями талибов, Пакистаном и США принимает участие в организации межафганских переговоров.

Но и Индия не сидит сложа руки. В ответ на китайскую политику в Южной Азии Индия расширяет военное сотрудничество с Вьетнамом, одним из главных оппонентов Китая в споре за острова. Кроме того, в отношении Кашмира позиция Дели ничуть не смягчилась, и в противостоянии Пакистану индусы уступать не намерены. Высокий градус напряжения между странами подтвердил в марте 2016 года командующий пакистанской армии, открыто обвинивший Индию в попытке дестабилизации ситуации в пакистанской провинции Белуджистан, по территории которой пройдет один из участков вышеупомянутого коридора.

И тут на арене появляется еще один персонаж, который уже давно пытался не только закрепиться в регионе, но и ослабить его крупнейший игроков. Речь, конечно, идет о США.

С учетом напряженной ситуации в Афганистане Штатам приходится довольствоваться наличием постоянного контингента, лишь частично контролирующего территорию страны. Правда, и этого может оказаться достаточно, чтобы оказывать влияние на транспортные и энергетические маршруты в Центральной Азии. Кроме того, как соседние государства в Южной Азии, так и среднеазиатские республики вынуждены считаться с присутствием у своих границ американских войск.

С момента начала операции в Афганистане США пришлось кардинально поменять союзников в регионе. Если начиналось все со стратегических, партнерских отношений с Исламабадом, то по мере того, как действия американских войск начали затрагивать пакистанские территории и интересы, дружба и военное сотрудничество между двумя странами пошли на спад. Этим как раз и не преминул воспользоваться Пекин.

Но Америка не тот игрок, который быстро отказывается от борьбы. Сменив политические ориентиры, Штаты активно заигрывают с Индией, желая, как говорится, убить двух зайцев: направить ее политику против Китая и в то же время ослабить традиционные российско-индийские связи. Буквально накануне встречи министров в Москве, Индию посетил глава Пентагона Эштон Картер. Глава оборонного ведомства излучал оптимизм и гордо заявлял, что «сегодня мы делаем с индийской стороной такие вещи, которые невозможно было представить около десяти лет назад».

Но, в отличие от Европы, которая в последние годы самоуверенно считает, что одного ее обвинительного слова достаточно, чтобы принудить оппонента к уступкам, Восток продолжает оставаться приверженцем сложных дипломатических приемов. Индия, давая понять Пекину, что располагает возможностью противодействовать его устремлениям в регионе, отчетливо понимает и те выгоды, которые сулят ей прагматичные отношения с соседом. Понимают это и в Пекине. Именно поэтому, несмотря на разногласия в отношении пакистанских террористических групп, Индия и Китай развивают другие направления сотрудничества: ведут переговоры об урегулировании границы, совершают визиты представителей военных ведомств, а главное, развивают экономические связи. Растущей экономике Индии нужны финансы, и Китай готов помочь в этом. В рамках первого пакета кредитов Нового банка БРИКС Индия получит 250 млн долларов на возобновляемую энергию. От Азиатского банка инфраструктурных инвестиций Дели ожидает кредит до 500 млн на развитие солнечной энергетики.

Видя возрастающие противоречия между Китаем и США, а также наблюдая за практически открытым противостоянием США и России, индийская дипломатия со свойственным ей прагматизмом пока старается уклониться от резких шагов в сторону американских инициатив в регионе. Даже итоги визита Картера показали, что Индия, активно договаривающаяся с США по вопросам разработки и производства новых видов вооружений (вплоть до авианосцев и истребителей) в рамках политики «Делается в Индии», все-таки не решилась подписать два серьезных соглашения в сфере информационной безопасности и космической разведки. При этом даже предварительная договоренность о подписании соглашения о сотрудничестве в сфере военной логистики вызвала негативную реакцию в индийском парламенте.

А что же Россия?

Используя свои традиционно хорошие отношения с Дели и активно развивающиеся контакты с Пекином, Москва может претендовать на роль посредника, помогающего сгладить наиболее острые углы индийско-китайских отношений.

Сейчас Россия старается использовать чувствительные проблемы своих партнеров в своих интересах. Показателен недавний эпизод с пролетом российских самолетов в непосредственной близости от корабля ВМС США в Балтийском море. В своих комментариях к инциденту МИД Китая встал на сторону Москвы, указав на то, что американский корабль сам спровоцировал подобные действия ВКС России. Разгадка такого поведения заключается в том, что чуть раньше российский МИД фактически поддержал китайский подход к урегулированию спора в Южно-Китайском море.

С Индией все несколько сложнее. Объективно американское присутствие возрастает. Несмотря на декларируемые приоритеты восточного вектора внешней политики России, далеко не всегда слова материализуются в реальные проекты. Даже в сфере торговли оружием, где Россия традиционно считала себя безусловным лидером, Москве стоит уже сейчас готовиться к возможным трудностям. Ведь еще десять лет назад оружейный экспорт США в Индию был минимален, а сегодня США занимают второе место после России и намерены продолжать борьбу за столь перспективный рынок.

Еще одним слабым местом в политике России является ограниченность экономического взаимодействия. Хотя и в этом вопросе позитивные подвижки уже появляются. Контракт между «Роснефтью» и индийской «Essar» на приобретение россиянами нефтеперерабатывающих мощностей и сети автозаправочных станций, а также организацию поставок 100 млн т нефти в течение 10 лет свидетельствует о реальном интересе к индийскому рынку.

Сегодня как никогда России необходимо быть очень внимательной в отношениях со своими партнерами. Основная цель российской дипломатии на Востоке — это построение равноправных и взаимовыгодных отношений с соседями, а также противодействие нарастающему проникновению Америки в стан союзников. При этом Москве стоит понимать, что и Пекин, и Дели всегда отличались прагматизмом и у них есть собственные, подчас отличные от российских интересы.

С учетом экономической мощи противостоящих России игроков, тактика использования внешнеполитического авторитета в сочетании с принципиальной и последовательной политикой по защите интересов развивающихся стран способствует удержанию Китая и Индии в фокусе российской политики. В отличие от европейцев восточные державы еще сохранили чувствительность к уважению собственного суверенитета и национальных интересов. И политика России в отношении Запада, отстаивающего эти же принципы, импонирует многим на Востоке. Но, несмотря на это, России необходимо активизировать и другие направления сотрудничества, иначе в один прекрасный день россияне могут потерять крупнейших союзников в регионе и распрощаться с возможностью влиять на ситуацию в Азии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Аноним
Аноним
Россия, Москва
!
0
Минуточку
хорошая статья!спасибо!
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров