• Вход
  • Регистрация
аналитика
1 Августа 2016, 22:05


Стоит ли Азербайджану вступать в ШОС?

1 392 0
Стоит ли Азербайджану вступать в ШОС? Фото: Politrussia.com

В июне Азербайджан окончательно оформил свой статус в качестве партнера по диалогу в ШОС, ратифицировав меморандум, подписанный Генсеком ШОС и министром иностранных дел Азербайджана в марте 2016 года. Статус партнера по диалогу рассматривается как промежуточное звено между статусом наблюдателя и полноправным членством в организации. И уже тогда министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров заявил, что амбиции его страны выходят за рамки статуса партнера по диалогу.

Параллельно с Азербайджаном процедуру присвоения статуса партнера по диалогу прошли Камбоджа, Непал и Армения. Сближаясь с ШОС, Баку старается не отстать от своего главного регионального противника и нивелировать возможные преимущества армянской интеграции с евразийскими государствами.

Экономика

Резкое падение нефтяных цен в 2014-2015 годах нанесло серьезный удар по экспортно ориентированной экономике Азербайджана. Поступления в бюджет сократились, а девальвация маната не только поставила под угрозу финансовый сектор страны, но и привела к ухудшению социально-экономического положения рядовых азербайджанцев.

Одним из направлений, которое, по мнению руководства страны, способно компенсировать спад поступлений от экспорта углеводородов, является превращение Азербайджана в транспортный хаб мирового значения. Азербайджан и ранее предпринимал попытки создания транспортных коридоров. Но если раньше главной задачей азербайджанцев можно было назвать стремление вывести экспорт углеводородов из-под контроля России, диверсифицировав трубопроводные маршруты, то сейчас эту задачу дополнили другие.

Основная цель создания транспортных коридоров через территорию Азербайджана видится в организации транзитных перевозок товаров из Китая и Индии в Европу. К концу 2016 года планируется завершить строительство железнодорожных магистралей «Баку-Тбилиси-Карс» в рамках коридора «Восток-Запад» и «Астара-Решт» между Азербайджаном и Ираном в рамках коридора «Север-Юг».

Сближение с ШОС даст возможность Азербайджану активнее привлекать ее членов к подобным проектам. Баку не желает оставаться в стороне от интеграционных процессов между членами ШОС в Каспийском регионе. Имея крупный порт и подкрепив его мощности железнодорожными ветками, Азербайджан будет претендовать на значительную долю в международном транзите.

Отдельной строкой стоит отметить перспективу привлечения Китая. Политика развития международного транспортного хаба в Азербайджане должна заинтересовать Поднебесную. Развитие транспортной инфраструктуры хорошо укладывается в проект «Нового Шелкового пути». Азербайджанцы рассчитывают не только на транспортировку китайских товаров, но и на китайские инвестиции.

При этом продолжает уделяться внимание и традиционной сфере нефтегазового экспорта, где у Азербайджана есть союзники не из числа членов ШОС. Это Европа, долгое время декларировавшая желание снизить зависимость от российского газа; Турция, стремящаяся стать энергетическим узлом на пути в Европу; и США, на словах ратующие за прочные связи Азербайджана и ЕС в энергетике, но на самом деле не скрывающие своего желания вывести Азербайджан из-под влияния Москвы. За двадцать пять лет эти страны фактически смогли реализовать один масштабный проект - трубопровод «Баку-Тбилиси-Джейхан», остальные проекты, мощнейшим из которых должен был стать «Набукко» так и остались на бумаге.

Но западные страны продолжают борьбу за Азербайджан. Сегодня на повестке проект TANAP — Трансанатолийский газопровод, который должен соединить азербайджанское месторождение «Шахдениз» и западное побережье Турции, обеспечив транспортировку газа к границам Европы. ЕС даже выделил грант на разработку проекта TANAP в размере 10,3 млн. евро.

Безопасность

Основная проблема Азербайджана в сфере безопасности — это урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Весеннее обострение сменилось активным переговорным процессом, основную скрипку в котором играет Россия.

Азербайджан понимает, что в нынешних условиях возможности западного давления на армянскую сторону в плане нормализации отношений на линии соприкосновения войск крайне ограничены. Тем более склонить Ереван к реальным шагам в пользу Баку американские и европейские партнеры не могут.

Азербайджанскую позицию безоговорочно поддерживает Турция, но в свете напряженных отношений с Москвой, Баку не мог рассчитывать на значительную политическую и тем более военную помощь Анкары. Сейчас российско-турецкие отношения налаживаются, а значит у Баку есть шанс, что турецкий голос в защиту Азербайджана будет услышан в Москве.

С другой стороны Армения остается главным союзником России на Кавказе и связана с Москвой в рамках ОДКБ, что нельзя не учитывать азербайджанским военным, попробовавшим военным путем вернуть Карабах под свой контроль.

Активные разговоры о перспективах вступления в ШОС Ирана, неофициально поддерживающего Армению, создают для Азербайджана опасность формирования еще одного, потенциально опасного союза. Да, на сегодняшний день ШОС не является военным блоком, а лишь стремится координировать сотрудничество стран-участниц в сфере безопасности. Однако, меняющаяся геополитическая ситуация может в дальнейшем привести и к более тесному военному сотрудничеству, ведь уже сейчас, после решения США разместить в Южной Корее систему ПВО THAAD, эксперты заговорили о возможности создания единой ПРО в рамках ШОС. А потому Азербайджан не может полностью скидывать со счетов вероятность трансформации ШОС в сторону формирования военного блока.

В этом случае территория каспийской республики может оказаться почти полностью окруженной государствами, связанными друг с другом обязательствами в военной сфере. И тогда уже не Турция и Азербайджан будут организовывать блокаду Армении, а армянские союзники из числа членов ШОС и ОДКБ смогут блокировать Азербайджан. Это, конечно, наиболее пессимистический сценарий, но не учитывать его Баку не может.

Вторым важным для Азербайджана вопросом в сфере безопасности является борьба с терроризмом и экстремизмом. Зимние столкновения с полицией определенные круги как внутри страны, так и за ее пределами уже пытались преподнести как пример репрессий властей в отношении шиитской общины. Запад, столь ненавидящий Иран, вдруг озаботился азербайджанскими шиитами. Но исторически являясь шиитской страной, Азербайджан тем не менее старается сохранить свою светскость. Азербайджанское руководство осознает, что заигрывание с религиозным радикализмом, да еще и подогреваемым извне, ни к чему хорошему не приводит.

Географическое соседство с очагами напряженности на Ближнем Востоке, наличие крупных и боеспособных террористических организаций, ведущих полномасштабные боевые действия в соседних с Азербайджаном государствах являются дополнительным источником беспокойства для политического руководства и правоохранительных органов Азербайджана.

Учитывая нынешнюю неэффективность западных методов борьбы с экстремизмом и терроризмом как на Ближнем Востоке, так и в самих странах Запада, Азербайджану стоит внимательнее отнестись к сотрудничеству стран ШОС в вопросах антитеррора. В отличии от европейских государств практически все члены ШОС, большинство из которых испытали на себе действия террористов, выступают за жесткие меры противодействия экстремизму и терроризму. Сближение с ШОС позволит Азербайджану координировать свои усилия с членами ШОС, использовать опыт партнеров, и, наконец, в случае необходимости рассчитывать на реальную помощь в борьбе с террористической угрозой.

Политика

Помимо внешнеполитических вопросов, завязанных на уже упомянутые экономические интересы и стремление вернуть Нагорный Карабах, перед руководством Азербайджана стоит еще одна, пожалуй, главная политическая задача — сохранение нынешнего режима.

Примеры "цветных революций" ясно доказали азербайджанским руководителям, что их политические враги могут воспользоваться такими «революционными» методами смены власти, особенно, если заручатся поддержкой Запада. А в том, что Запад готов с выгодой для себя поддерживать радикальные настроения в среде оппозиции, официальный Баку не сомневается. При чем перепады настроений западных флагманов демократии могут быть столь частыми и резкими, что руководство страны может не поспеть перестроить свою политику под европейского, а главное, заокеанского партнера.

Попытка Запада втянуть Азербайджан в свою сферу влияния пока не увенчалась успехом. Сценарий разыгрывался схожий с другими республиками бывшего СССР, но Баку в отличие от Украины, Молдовы и Грузии устоял перед приманкой в виде европейской ассоциации. Несмотря на призывы оппозиции подписать соглашение руководство Азербайджана не пошло на этот шаг, а министр иностранных дел Мамедъяров по итогам майского саммита «Восточного партнерства» в Риге в 2015 году подтвердил приверженность Азербайджана двусторонним контактам, а не заключению коллективных соглашений.

Такая позиция Баку вкупе с отказом поддержать антироссийские санкции привела к резкому обострению отношений с Западом. С осени 2015 года в США и странах Европы прокатилась кампания по дискредитации руководства и, в первую очередь, лично президента Ильхама Алиева. Правозащитная общественность и политики разного уровня призывали заморозить отношения с авторитарным, недемократическим режимом, грозили санкциями руководителям Азербайджана и членам их семей, хотя еще недавно активно продвигали их позитивный имидж в мировом информпространстве.

В конце зимы 2016 года произошло очередное резкое изменение политики США и Европы в отношении Азербайджана. Занявший сдержанную позицию в отношении российско-турецкого конфликта Азербайджан показался Западу потенциально антироссийским и интерес к сотрудничеству неожиданно вернулся. Этому способствовала и заморозка проекта «Турецкий поток», оживившая дышавшие на ладан проекты энергетических коридоров в обход России.

В этих условиях Азербайджан попытался получить поддержку силовой операции в Нагорном Карабахе, но его надежды оказались тщетными. Ни США, ни лидеры ЕС не предложили серьезной помощи и операция захлебнулась как с военной, так и с политической точки зрения. Опять главным миротворцем стала Москва. Эти события показали азербайджанской власти, что у Запада сейчас нет достаточных сил для оказания реальной помощи, а ввязываться в очередной конфликт с перспективой громкого военного и политического проигрыша Москве ради маленькой далекой страны западные партнеры не хотят.

Другое дело дестабилизация внутриполитической ситуации. Здесь и помощь минимальна, и все проблемы ложатся на саму страну, подвергшуюся внешней демократизации. Сейчас Азербайджан наблюдает за развитием ситуации в Армении. Очередная попытка смены режима в Ереване, как ни странно, несет мало облегчения азербайджанцам, ведь задача этой революции — разрыв связей с Россией, а не улучшение отношений с соседом. Трудно представить, что радикальная армянская оппозиция откажется от столь мощного объединительного элемента как национальная идея. Смогут ли в случае успеха армянские оппозиционеры долго удерживаться у власти, если согласятся на возвращение Карабаха Азербайджану? Наоборот, так как перспективы резкого наступления благоденствия в Армении достаточно сомнительны, то в случае обострения внутриполитической ситуации и действующему режиму, и рвущейся к власти оппозиции война с Азербайджаном будет даже выгодна.

Баку понимает, что при таком развитии событий его положение может сильно ухудшиться. Если маленькая победоносная война в начале экономического кризиса пока у страны еще были деньги не удалась, и союзников, горящих желанием помочь, не нашлось, то что будет дальше? Социальная обстановка в стране накаляется, поступлений от экспорта все меньше, соседние государства активно сближаются. Таким образом, перспектива обострения армяно-азербайджанского конфликта не сулит ничего хорошего.

В этих условиях для Баку естественным было бы заручиться поддержкой незападных лидеров. И если прямые контакты с Россией могут вызывать определенное недовольство антироссийских и националистических сил, то контакты в рамках ШОС снижают потенциал для критики.

Династический вопрос

Как и многие ныне действующие руководители государств с авторитарными, по мнению Запада, методами руководства Ильхам Алиев ищет юридические основания укрепить свою власть и обеспечить преемственность в случае возможных изменений в стране. С этой целью 18 июля президент направил в Конституционный суд проект акта референдума о внесении изменений в конституцию страны. А уже 25 июля высший судебный орган Азербайджана признал предложенные изменения в основной закон страны конституционными.

Нововведения, в частности, предполагают увеличение срока пребывания президента у власти с пяти до семи лет, введение должностей первого вице-президента и вице-президентов Азербайджана, при чем кандидаты на эти должности не избираются, а назначаются самим президентом.

Еще одним предложением Алиева является внесение в конституцию поправки, отменяющей возрастной ценз для кандидатов в президенты. Согласно действующему законодательству президентом республики может быть избран гражданин не моложе 35 лет. В случае, если новые поправки в конституцию пройдут, никаких ограничений по возрасту у кандидатов не будет. Если предположить, что по итогам президентских выборов 2018 года Алиев останется у власти, то с учетом семилетнего срока к 2025 году он при желании сможет передать власть либо одной из дочерей, либо сыну Гейдару, младшему из детей, которому к тому моменту будет всего 28 лет.

Но для того, чтобы спокойно дожить до этих времен президенту Азербайджана надо уже сейчас обеспечить себе максимально устойчивую позицию. В этой связи опора на страны ШОС может способствовать укреплению нынешней власти. Россия в Сирии уже перешла от позиции стороннего наблюдателя, присущей ее внешней политике в 1990-х, к активным действиям по защите своего союзника. Китайско-американские отношения находятся далеко не в лучшем состоянии. Практически все участники ШОС негативно относятся к нарушению суверенитета и вмешательству Запада во внутриполитические процессы независимых государств. При такой ситуации Баку может надеяться, что и в его случае Москва и Пекин могут решиться на поддержку нынешнего президента Азербайджана. А ведь претензии Запада к Алиеву никуда не исчезли. Их лишь отложили до поры, до времени. Даже если Алиев будет стараться не раздражать американских и европейских партнеров и смягчит позицию власти в отношении демократических прав и свобод, как минимум один повод для формального недовольства у Запада сохраняется. Выборы 2018 года будут для Ильхама Гейдар оглы четвертыми, а это само по себе повод для обвинений в авторитаризме.

Таким образом, после получения статуса партнера по диалогу ШОС Азербайджан стоит перед выбором — ускорять сближение с организацией или воздержаться от полноценного членства. В сложившихся условиях Баку выгоднее не тормозить интеграционный процесс. Своим сближением с ШОС Азербайджан может решить несколько стратегических задач:

  • получить возможность стимулировать собственную экономику за счет несырьевого сектора;

  • не дать возможность Армении приобрести преимущество от более глубокой интеграции в ЕАЭС и ШОС;

  • укрепить собственную позицию на переговорах по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, а в дальнейшем постараться привлечь на свою сторону авторитетных членов ШОС (Россию, Китай, Индию);

  • заручиться поддержкой членов ШОС в вопросе противодействия внешнему вмешательству во внутриполитическую ситуацию в Азербайджане и тем самым обеспечить устойчивость нынешнего режима;

  • использовать опыт и помощь партнеров по ШОС в борьбе с проявлениями терроризма и экстремизма.

При этом Баку постарается не демонстрировать чересчур открыто своей заинтересованности в сближении с Россией или Китаем в ущерб другим направлениям внешней политики. С присущей нынешнему президенту восточной гибкостью во внешней политике Алиеву необходимо в случае вступления в ШОС избежать открытой конфронтации с западными партнерами. То, что их собственные интересы в любой момент могут перечеркнуть любые обещания и союзнические заверения руководитель Азербайджана уже убедился. И если политический опыт подсказывает, что нельзя хранить все яйца в одной корзине, то почему бы одной из этих корзин не стать ШОС?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Andrey Muysky
главный леймотив статьи сохранение династии Алиевых на троне
0
Yvette Harris
не люблю придираться, но "главный леймотив" - это тавтология, ибо "лейтмотив" и переводится, как "ведущий мотив" -))
а по сути, ну да, главное сохранить династию. А для этого надо быть успешными в карабахе, в экономике етс.
и это вполне нормально. династии есть везде: в ремесле, искусстве, цирке (Кио), спорте (в формуле 1 сейчас половина гонщиков - 2го поколегия), в политике (скажете, что Буши и Клинтоны - не династии?)
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров