аналитика
28 Августа, 16:40


Мирное развитие

0 0
Мирное развитие

Посмотрите на это фото.

Фото: Владивосток


Это Владивосток. Город, открывающий России ворота в тихоокеанский регион, крупный экономический и культурный центр. В последнее время население города вынуждено жить в постоянном напряжении, ведь всего в нескольких десятках километров к югу от него происходят события, которые могут повергнуть в хаос весь азиатско-тихоокеанский регион, а возможно и весь мир.

Речь идет о испытаниях Северной Кореи ракетоносителей, которые уже способны преодолевать расстояние до трех тысяч километров. Если ракетная программа КНДР будет развиваться теми же темпами, уже в ближайшей перспективе у Ким Чен Ына появится возможность поразить ядерным оружием не только соседние Южную Корею и Японию, но и американскую базу на Гуаме. А в перспективе - нанести удар по восточному побережью США. 


Фото: Куда долетят ракеты КНДР

Население и политики России осознают масштаб угрозы наличия ядерного оружия у КНДР. Как осознает это и Китай, совместную позицию по этому вопросу страны не раз высказывали с трибуны ООН. Пекин и Москва так же вместе выступают за то, чтобы конфликт вокруг Корейского полуострова должен быть решен без применения военной силы, с максимально широким привлечением международного сообщества. В этой ситуации логично обратиться к опыту ООН по разрешению конфликтов.

***

В мае 2018 года исполняется ровно 70 лет операциям по поддержанию мира Организации Объединенных Наций. За свою 70-летнюю историю миротворческие силы ООН провели более 70 успешных операций, только в данный момент на земном шаре реализуется 15 проектов по поддержанию мира. Старейшей и самой перовой операцией считается Орган ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия в Арабо-Израильском конфликте. И роль ООН как структуры решающей внутренние государственные и международные конфликты с каждым годом только возрастает. Так, если в первые 40 лет ООН провело только 15 операций, то с 1989 года организация присутствовала в 55 горячих точках.

Во сколько обходится обеспечение мира? Согласно официальной информации с сайта ООН на миротворческие силы ежегодно выделяются значительные средства стран участниц Организации Объединенных Наций, это следует из 17 пункта устава организации. На период с 1 июля 2016 года по 30 июня 2017 года было выделено 7,87 млрд. долл. США. Если бы миротворческие силы ООН можно было бы считать военным ведомством национального государства, то, по военным расходам ООН занял бы уверенное 29 место в мире, обходя такие государства как Мексика, Индонезия, Египет и ЮАР. И это без учета предоставляемой многими странами безвозмездной поддержки в виде технического обеспечения и инфраструктуры. Насколько эффективно расходуется этот бюджет?


Фото: Во сколько обходится обеспечение мира?

Главной декларируемой задачей миротворческих сил ООН является предотвращение конфликтов или урегулирование уже существующих противоречий, перешедших в фазу горячего противостояния. Можно уверенно сказать, ООН справляется с такой задачей. Согласно данным сухой статистики, успешно завершенными операциями можно считать 52 компании по поддержанию мира из 70.

***

К сожалению, ООН не может применить свой богатый опыт по урегулированию конфликтных ситуаций в Северной Корее. У организации есть право действовать только в рамках уже разгоревшихся конфликтов: гражданской войны, вторжения агрессора, геноцида. Инструментария для купирования противоречий и конфликтов на ранней стадии их зарождения практически нет. Но ведь самый эффективный способ избавиться от болезни – это предотвратить ее. Вмешательство миротворческих сил ООН в конфликт на ранней стадии стало бы самым успешным методом борьбы с насилием и человеческими жертвами. К сожалению, таких примеров в истории ООН очень мало. По сути, повлиять на стороны конфликта до начала горячей фазы ООН может только посредством санкций. Как показывает практика, это не дает результата.

Экономические санкции не предотвратили вторжение режима Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году, и вряд ли можно представить, что с помощью торгового эмбарго можно воздействовать на террористические организации типа ИГИЛ или Боко Харам. Хотя именно такие структуры довольно часто являются предвестниками гражданских войн. Участие Исламского государства привело Сирию к применению оружия. Йемен пришел к гражданской войне не из-за действий правительства, а из-за организованных на его территории парамилитаристских организаций.

ООН просто необходимо разработать новые инструменты борьбы за мир, которые можно было бы применить в только зарождающихся точках конфликта.

***

Конфликт вокруг Северной Кореи очень запутанный. США, совместно со своими союзниками в Южной Корее и Японии, обвиняют КНДР в желании применить против себя ядерное оружие. Ким Чен Ын заявляет о желании США завоевать и уничтожить его страну. Ситуация выглядит практически безнадежной, чтобы решить ее исключительно дипломатическим методом. Чтобы разобраться, давайте попробуем понять позиции и мотивы основных участников противостояния.

Ким Чен Ын понимает, что его страна не может в одиночку противостоять военной мощи США и их союзникам. Рассчитывать на безоговорочную поддержку Китая он не может. Тоесть, если конфликт дойдет до открытого военного противостояния, Северная Корея перестанет существовать в ее нынешнем виде, а сам Ким будет, скорее всего осужден и казнен. Это самый плохой вариант развития событий для КНДР, где вся власть сосредоточена в руках у Ким Чен Ына. Он должен любой ценой не допустить войны.

Так почему же он уже давно разрабатывает ядерную программу, постоянно усовершенствует ракеты и держит в полной боевой готовности миллионы своих граждан? У него перед глазами примеры других стран, которые на международном уровне так же считались недемократичными, тоталитарными и несоблюдающими международные соглашения. Афганистан, Ирак, Ливия – все эти страны в определенный момент пошли на уступки во время обострения конфликтов вокруг них, но ни одна из этих стран не смогла сохранить свой суверенитет и форму правления.

Практика международных соглашений показывает, что заведомо более сильная сторона не готова вести здоровый диалог с более слабой страной даже если та готова на серьезные уступки. Если одна сторона конфликта может решить вопрос силой без какого-либо серьезного ущерба для себя – она выбирает этот путь. Именно поэтому Ким Чен Ын любой ценой наращивает свой военный потенциал, в первую очередь – ядерное оружие.

Во времена холодной войны именно ядерное оружие сдерживания двух сверхдержав США и СССР исключало возможность глобальной войны и прямого столкновения. Аналогично КНДР разрабатывает ядерное оружие для возможности нанести непоправимый удар любому агрессору. Северную Корею уже много десятилетий называют страной-изгоем, многие мировые лидеры позволяют себе говорить о потенциальном военном вмешательстве в дела этой страны. Вполне логично, что Ким Чен Ын рассматривает для себя только один эффективный способ защитить себя и свою страну. Он разрабатывает ядерное оружие как сдерживающий фактор от агрессии.

***

Логично предположить, что КНДР добровольно откажется от применения ядерного оружия только в случае предоставления гарантий невмешательства в ее внутренние дела. Что это за гарантии, если на протяжении истории безопасность страны в конфликтных ситуациях обеспечивали только посредством ядерного оружия сдерживания? Такие гарантии готовы предоставить только другие страны-обладатели ядерного оружия. 


Фото: Ядерное вооружение мира

Участие России, как арбитра в посредника в переговорах по контролю за ядерной программой Ирана и между враждующими группировками гражданского противостояния в Сирии позволило в первом случае обойтись вообще без вооруженного конфликта, а во втором случае ограничить боевые действия территориями, занятыми террористами.  

Правительства Ирана и Сирии по понятным причинам не доверяют США и не рассматривают площадку ООН как эффективную для решения противоречий, потому что одну из ведущих ролей в ООН как раз играет США. Подобным переговорам всегда необходим посредник, который был бы независимым (не преследовал бы интересы только одной из сторон) и мог бы дать гарантию более слабому участнику гарантию невоенного решения проблемы. Так как должны выглядеть эти гарантии?

На наш взгляд, такие гарантии могут дать только нахождение на территории конфликта миротворческого контингента, представленного коалицией, во главе которой стоит страна-обладатель ядерного оружия и которой доверяют обе стороны конфликта.

В случае Северной Кореи, в регион мог бы войти контингент из Китая или России. Такой ход заставил бы США и союзников отказаться от планов военной интервенции и перейти к дипломатическому диалогу.

***

Подобный миротворческий контингент, конечно, не должен формироваться по инициативе двусторонних соглашений стран. Процесс формирования такого подразделения должен происходить под эгидой ООН, подчиняться контролю со стороны ООН, соблюдать все необходимые нормы и правила. Решение о его формировании должно приниматься по инициативе одного из членов организации, с одобрения совета безопасности.

Здесь мы подходим к проблеме неспособности выработки единого мнения в совете безопасности ООН. Любая резолюция, в том числе и решение о введении миротворческого контингента как гарантии неприменения силы, может быть заблокировано решением любой заинтересованной стороны. Право вето – основополагающий принцип работы ООН как организации, пренебрегать или игнорировать его недопустимо ни в коем случае.

Но в то же время, для обеспечения безопасности, в международном праве есть пункт, позволяющий иностранным военным силам находиться на территории стран по приглашению легитимного правительства этой страны. Подобный прецедент произошел в Сирии, когда в 2015 году президент Сирии Башар Асад пригласил на территорию своей страны ограниченный контингент российской армии. Вооруженные силы России помогли сохранить государственность Сирии и выполняют полицейскую функцию в подконтрольных зонах безопасности. 


Фото: Введение миротворческого контингента

К сожалению, для мирового сообщества, Россия действует в Сирии на основании двухсторонних соглашений с Сирией, и недостаточно открыта и подконтрольна для международного контроля (например, ООН) в зонах боевых действий. Если бы Россия действовала в Сирии на основании мандата ООН и по приглашению правительства Сирии, военные силы России должны были бы подчиняться нормам и правилам, согласованными с профильными комитетами ООН. 

***

Актуальность такого механизма можно частично доказать тем, что фактически он уже создается на базе Шанхайской организации сотрудничества. Территория, которую занимают входящие в нее государства, составляет 60 процентов Евразии, кроме того, организация постоянно развивается, принимая в свой состав новых партнеров. Основным направлением деятельности ШОС, помимо экономического сотрудничества является борьба с терроризмом и укрепление безопасности. Важным пунктом считается и борьба с последствиями стихийных бедствий. Все это отвечает основным направлениям деятельности ООН, и именно по этой причине в марте 2010 года была подписана Совместная декларация о сотрудничестве между секретариатами ШОС и ООН, в которой подчеркивается важность взаимодействия по вопросам, касающимся международного мира и безопасности.

Фото: Шанхайская организация сотрудничества

Развитие собственных миротворческих сил ШОС становится приоритетной задачей, так как оно является лучшей возможностью по предотвращению и урегулированию конфликтов в регионе. Воинский контингент ШОС в теории мог бы решить гарантий неприменения военной силы в Северной Корее, перевести конфликт в дипломатическую плоскость и сосредоточиться на переговорах о ядерном разоружении полуострова.

Но что делать, если подобная ситуация случится в Африке или Южной Америке? ООН необходимо разработать универсальный подход, способный формировать миротворческий контингент из стран-членов, пользующихся доверием конфликтующих сторон и способных дать гарантии мирного урегулирования.





Have a look at this photo.

Фото: 1

This is Vladivostok. It is Russia’s gate to the Asia-Pacific region, a major economic hub and cultural center. However, lately, the city’s life appears to be quite stressful, as the developments taking place in as little as few dozen kilometers to the south can cause chaos in the world, let alone the Pacific Rim.

We are talking about missile tests held by North Korea. These missiles are already able to travel up to 3,000 km. If North Korean nuclear program keeps progressing that fast, Kim Jong-un could be capable of delivering a nuclear strike not only to the neighboring South Korea and Japan, but also to the US military base on Guam anytime soon. And later – to the Eastern coast of the US.

Фото: 2

Russian people and political figures realize the threat that North Korean nuclear weapons pose. So does China, who repeatedly voiced this opinion together with Russia in the UN. Beijing and Moscow also stand for peaceful resolution of the Korean Peninsula tension, involving global community as broadly as possible. Referring to the UN experience in resolving conflicts would seem to be the obvious decision.

***

May 2018 will see the 70th anniversary of UN peacekeeping operations. Over its 70-year history, the UN Peacekeeping Forces have successfully carried out more than 70 operations, 15 peacekeeping projects alone being implemented currently. Maintaining ceasefire in the Arab-Israeli conflict is considered to be the first such operation by the UN. And the UN impact in resolving national internal and international conflicts is increasing every year. For instance, while in the first 40 years the UN had carried out only 15 operations, the Organization’s presence since 1989 amounts to 55 flashpoints.

How much does peacekeeping cost? According to the UN official website, every year considerable funds are allocated for peacekeeping by the UN members, which is stipulated by Article 17 of the UN Charter. Within the period from July 1, 2016 to June 30, 2017, $ 7.87 bn was granted. If the UN peacekeeping forces were a military authority of a single country, it would easily rank 29th in the global list, outgoing nations like Mexico, Indonesia, Egypt, and South Africa. Moreover, there are technical support and infrastructure provided by many countries free of charge. How efficiently are these funds spent?

Фото: 3

The UN peacekeeping forces declare its key mission to prevent conflicts and resolve existing disputes that have escalated into shooting war. The UN is certainly meeting this challenge. The pallid statistics says that 52 out of 70 peacekeeping operations can be deemed pulled off.

***

Unfortunately, it is not possible for the UN to use its experience of conflict solving in North Korea. The UN can take action only if a conflict – a civil war, a foreign aggression, a genocide - is already happening. There are virtually no tools to stop tensions and conflicts at early stages of their development. However, we all know that prevention is the best treatment. Intervention by the UN peacekeeping forces at early stages of a conflict would be the most effective way to prevent violence and loss of life. Unfortunately, there are very few such cases in the UN’s history. In reality, before the tensions boil over onto the “hot” stage, the UN can influence the parties of the conflict only through sanctions. Experience has proven that way to be largely ineffective.

Economic sanctions did not prevent Saddam Hussein’s Invasion of Kuwait, and it’s hard to imagine how a trade embargo can trouble terror groups like ISIS or Boko Haram, although structures like these often serve as precursors to civil wars. Action of the Islamic State made the Syrian government use their armed forces. Yemen is now in the state of a civil war not due to the actions of its government, but thanks to paramilitary organizations operating on its territory.

It’s vitally important to the UN to develop new peacekeeping tools which can be used in regions, where conflicts are still in their early stages.

***

The current situation around North Korea is extremely complicated. The USA, as well as their allies in South Korea and Japan, accuses the DPRK of the intent to use nuclear weapons against them. Kim Jong-un, in turn, says that the USA wants to invade and destroy his country. The situation looks like there’s almost no hope to solve the conflict through diplomacy. Let’s try and understand the motives and positions of the main conflicting parties to get a better grasp of the situation.

Kim Jong-un understands that his country alone cannot hope to withstand the military might of the US and its allies. China’s unconditional support is not guaranteed. In other words, if open armed conflict breaks out, North Korea will cease to exist in its present state, and Kim himself will be most likely condemned and executed. That would be the worst scenario from North Korea’s point of view, as Kim Jong-un has all the power over the country. He must do everything in his power to prevent a war.

So why has he been developing his nuclear program for so long, constantly upgrading his missiles and keeping millions of his people on full military alert? There are examples of other countries that he could see clearly, the countries, which were deemed undemocratic, totalitarian and in breach of international treaties. Afghanistan, Iraq, Libya – all of them made concessions at certain points in time, when internal conflicts were on the rise, but none could preserve their sovereignty and government structure.

The practice of international diplomacy demonstrates that the stronger parties are not interested in dialogue with the weaker ones, even if the weaker parties are ready to make significant concessions. If one of the conflicting parties can solve the conflict through force without suffering any serious damage, it would do exactly that. That’s why Kim Jong-un is building up his military – and, first of all, nuclear – potential by any means necessary.

During the Cold War, the nuclear weapons served as the key deterrent for the two superpowers – the USA and the USSR, and prevented direct military conflict between them, and a global war, from happening. Similarly, the DPRK is developing its nuclear missiles to make it possible for them to inflict unacceptable losses on any aggressor. For many decades already, North Korea has been called a “rogue state”, and many world leaders consider it acceptable to discuss a potential military intervention in their affairs. Therefore, it is logical for Kim Jong-un to go with the only way to defend himself and his country that has proven itself effective. He develops nuclear weapons as a deterrent against aggression.

***

It is therefore safe to assume that North Korea would refrain from using its nuclear weapons only if it could get guarantees of non-intervention in its internal affairs. What guarantees could those be, if throughout its history the country’s safety from conflict could only be assured by a nuclear deterrent? The only countries able to provide such guarantees are other nuclear powers.

Фото: 4

Russia’s participation as an arbitrator and a mediator in negotiations related to control over Iran’s nuclear program, as well as in interactions between various conflict groups of Syrian civil war, ensured that in the former case there was no armed conflict at all, and in the latter case the military action was contained to the territories already occupied by terror groups.  

Due to obvious reasons, the governments of Iran and Syria neither trust the USA, nor think that the UN forum can solve conflicts effectively, precisely because the USA plays one of the leading roles in the UN. Negotiations such as those always need an independent mediator (not biased towards the interests of one of the parties), who can give the weaker party guarantees that the problem will not be solved by simple military might. So how would those guarantees look like?

In our opinion, only a peacekeeping force representing a coalition headed by a nuclear power, trusted by both conflicting parties and present at the territory where the conflict is developing, can offer such guarantees.

In North Korea’s case, a force deployed by Russia or China could enter the region. Move like that would force the USA and its allies to forego the military intervention course and seek a diplomatic solution.

***

Of course, a peacekeeping force like that should not be deployed on the basis of bilateral agreements. It should be formed under the UN’s aegis, controlled by the UN and bound by all applicable rules and regulations. A resolution to form it should be proposed by one of the UN member countries and approved by the Security Council.

And here we come to the problem of the UN Security Council’s inability to form a shared opinion. Any resolution, including a resolution to deploy a peacekeeping force as a guarantee from military intervention, may be vetoed by any interested party. The veto right is the cornerstone of the UN as an organization, and under no circumstances can it be ignored or disregarded.

At the same time, international law provides that to ensure safety, foreign military forces may be allowed in the territory of any country at an invitation from that country’s legitimate government. That was the case in Syria, when in 2015 President Bashar al-Assad invited a limited Russian military force to his country. The Russian Armed Forces helped preserve the Syrian statehood and now act as police in the safety zones controlled by the government.

Фото: 5

Unfortunately for the international community, Russia’s activities in Syria are governed by bilateral agreements, and therefore they are not sufficiently open and transparent for international (for example, the UN’s) supervision in combat zones. If Russian forces acted in Syria on the grounds of an UN mandate and an invitation from the Syrian government, they would be bound by rules and regulations approved by the UN’s dedicated committees.

***

The urgent need for development of tools mentioned above is partially supported by the fact that they are already being established under the aegis of the Shanghai Cooperation Organization, the member states of which own 60 per cent of Eurasian territory. Besides, the Organization is constantly expanding, admitting new partners. Beside economic cooperation, one of the main directions of the SCO’s activities is fight against terrorism and promotion of security. Disaster response is also an important vector. All of the above is in line with the main areas of the UN’s activities, and that is why in March 2010, the respective Secretariats of the SCO and the UN signed a Joint Declaration on cooperation, highlighting the importance of mutual action on issues related to world peace and security.

Фото: 6

Development of SCO’s own peacekeeping forces is becoming a priority, because they are the best tool to prevent and settle conflicts in the region. Theoretically, SCO armed forces could guarantee non-intervention by military force in North Korea and steer the conflict toward a diplomatic solution, focused on negotiations related to nuclear disarmament of the Korean Peninsula.

What is there to be done, however, if a conflict such as that takes place in Africa or South America? The UN must develop a universal approach enabling it to form a peacekeeping force from the armed forces of its member states, which are trusted by the conflicting parties and are able to guarantee non-violent resolution.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
Видео
Реклама
Новости партнеров