• Вход
  • Регистрация
аналитика
29 Сентября 2014, 16:27


Торжество дурновкусия. Рецензия на второй том «История Российского государства» Бориса Акунина

12 654 32

Исторические события 2014 года как-то оставили незамеченным выход второго тома акунинской «Истории». Предыдущую (то бишь первую) часть, изданную накануне Евромайдана—2013, бурно обсуждали в диапазоне от «национал-предательства» до «новый Карамзин явился»; да и я сам, помнится, накропал злобную ватническую рецензию.

А что нынче? С торжественной презентации тома-2 миновал, почитай, целый месяц, однако литературные критики хранят византийское молчание. Тут-то бы и пойти обманчиво-лёгкой дорожкой, объяснив это народно-аристократическое забвение той безоговорочной поддержкой, какую наш пациент за последний год выказал киевской хунте (а также Пусям, Лёше и Ходороше) — навроде того красноярского концерта Макаревича, который был отменён, поскольку продали ровно один (цифрами: 1) билет; но мы-то, чай, люди интеллигентные, простых путей не ищем, и попробуем в новом творчестве Акунина разобраться, пускай даже автор нам лично не симпатичен.

Следует признать, по сравнению с томом Первым, где «у гуннов была какая-то стаеобразная форма полигамии», в томе Втором (посвящённом «Ордынскому периоду», 1223–1462) такого рода комической отсебятины значительно меньше — вероятно, благодаря участию в подготовке текста профессиональных историков:

Слева направо: том 1, том 2 — отыщи отличие

Помнится, при тоталитарном совке любая претендующая на научность публикация обязательно проходила сквозь сито внешнего доцента-рецензента; похвально, что Григорий Шалвович к сей практике всё-таки вернулся.

Впрочем, это не снимает главную проблему акунинской летописи: на каждой — нет, прописью: НА КАЖДОЙ её странице можно отыскать или исторический ляп, или логическую нестыковку, или стилистическую ошибку.

Не верите? Думаете, преувеличиваю?

Страница 381, о российском самодержавии: «В пятнадцатом и шестнадцатом веках во многих европейских странах шли централизованные процессы и укреплялась власть монархов, но нигде авторитаризм не достиг такой совершенной степени» — да, видимо, когда Генрих Восьмой основывает Англиканскую церковь и главой оной объявляет себя; когда десятки тысяч английских крестьян сгоняются со своих земель из-за «огораживания» и превращаются в бродяг, притом, что за бродяжничество применяется казнь; и когда за все годы его царствования отправлены на плаху 72 тысячи подданных, то это лишь — так, плюгавенький такой авторитаризмик, по сравнению с расейским — несовершенный вовсе.

Страница 382, об империи Чингисхана: «Общество в целом представляет собой некую жёсткую пирамиду, поднимающуюся к одной  вершине» — конечно, не «жёсткую», а «иерархическую», и не «к одной вершине», а просто «к вершине» (вершина у пирамиды заведомо одна).

Страница та же: «Крепостное право, которое продержится до середины XX века» — подразумеваемая автором советская колхозная система, конечно, тоже не сахар, но ставить её на одну полку с крепостным строем — слишком уж лихое обобщение.

Страница 383, о «главной проблеме» России: «неукоренённость европейской концепции о верховенстве закона над исполнительной властью» — идея о верховенстве закона, то есть легизм, зародилась не в Европе, а в Древнем Китае эпохи Враждующих царств (востоковеду Акунину ли не знать), однако, сей факт, конечно, нарушает его концепцию, основанную на примитивной дихотомии «европейские ценности — азиатский тоталитаризм» (на чём мы ещё остановимся).

Наверное, вы по-прежнему думаете, будто, когда я говорю, что на каждой странице (ну ладно, через страницу) акунинского нарратива можно найти историческую, логическую или стилистическую ошибку — это фигура речи?

Мужайтесь, братья. Отточим карандаш, пробежим первые 50 листов:

«Подсчитывать численность больших армий в те времена то ли не умели, то ли ленились (?!)» (стр. 14).

«Когда я говорю, что Русь после Калки вернулась к обычному существованию, это значит, что вновь начались бесконечные дрязги с соседями» (стр. 22).

«Паневразийская империя» (стр. 28) — на самом деле, конечно, «панъевразийская», с твёрдым знаком.

«У монголов почти полностью (?!) отсутствовало представление о гигиене» (стр. 32) — право, зря ватники клянут Акунина русофобом — написание «Истории» явно пробудило в нём дотоле дремлющего и монголофоба: «Чингисхан же поднялся из ничтожества (?!) и вытянул за собой к вершинам могущества один из наиболее отсталых (?!) и слабых (?!) народов тогдашнего мира» (стр. 37).

И далее, «Чингисхан — мегаломаньяк» (стр. 42) — не иначе, Акунин психиатрическое заключение раскопал, видимо, завалялось между страниц Лаврентьевской летописи.

«Ранние годы жизни Темучина напоминали контрастный душ» (стр. 41) — как же так, выше ведь написано, что никакой гигиены монголы не знали.

«Самый прославленный полководец истории Наполеон» (стр. 36) — по какому критерию самый прославленный? Мы-то, деревенщины лапотные, полагали, что это — не потерпевший ни одного поражения Суворов.

«Немецкие фашисты» (стр. 43) — детский сад, господин историк. Фашисты — они в батальоне «Азов» или в муссолиниевской Италии; немецкие — всё-таки национал-социалисты.

Встречаются попытки философствований, правда, несколько натужные: «Все великие завоеватели — злодеи» (стр. 38). Надо думать, злодею Потёмкину не следовало завоёвывать Новороссию?

Об униформе гвардии Чингисхана: В будущем элитные войска диктаторов, от опричников до эсесовцев, будут носить обмундирование того же зловещего цвета (стр. 48) — «В будущем будут» — сильно сказано, да; а вообще, занятно отметить, как изображающий объективность автор сбивается на заезженную либеральную пластинку «Третий Рим — знак равенства — Третий Рейх». Спасибо, сыты по горло.

Но, хватит — как и обещал, только первые 50 страниц. Утомились, наверное? Скажете — придираемся? Скажете — мелочимся? Скажете, недостойно литературного критика — сладострастно выискивать опечатки и мелкие несообразности: у кого их нет?

И вроде бы складно у него всё написано, красивые иллюстрации на итальянской бумаге, но остаётся ощущение гадливости, как после прочтения акунинской беллетристики, где этаким же изящно-игривым стилем бодренько рассказывается, как русский генерал Скобелев помирает на шлюхе; или как русская княжна императорской фамилии, вскоре после похищения и вероятной гибели младшего брата, трахается с Эрастом Фандориным; или как британскому подданному Николасу Фандорину, сошедшему на первой русской станции с поезда Москва-Рига, на вокзале предлагают несовершеннолетнюю проститутку — вроде бы ничего, вроде бы ничего, до только непонятно: как мы только и смогли построить страну от Куршской косы до Командорских островов?

И вроде бы нет ничего такого в словах про «ленивых летописцев», про «дрязги с соседями» как «обычное существование» Руси, про «контрастный душ», который принимал Чингисхан — однако именно так, мазок за мазочком, создаётся картина евразийского государства, которое — по Акунину — непонятно откуда взялось, неведомо как управлялось и вообще чёрт те чем живёт.

Авторская историческая концепция (хотя на стр. 3 в предисловии заверяет, будто никакой концепции у него нет) чрезвычайно проста.

Домонгольская Русь «имела изначально европейскую природу» (том 1, стр. 383), первое русское государство «было совершенно европейским» (том 2, стр. 6). Однако, ордынское иго привнесло в российскую ментальность иной, азиатский элемент, отчего наше государство стало авторитарным и неправовым (стр. 383). Правда, после Югославии, Ливии, Сирии и других примеров западных «гуманитарных бомбардировок» подобные идеалистические сказки о европейской цивилизации, основанной на верховенстве закона, нечитабельны чуть более, чем полностью.

Бог акунинской истории — случайность:

[Монгольское нашествие было вызвано] «двумя совершенно случайными, до нелепости малозначительными обстоятельствами… Всё началось с того, что на Руси жил один скучающий человек, и этому человеку не повезло с тестем» (стр. 12)

«Если рассматривать историю как хаотический процесс, в котором всё случайно, генеалогию московского (с маленькой буквы, да — Э.Ч.) государства вполне можно возвести к тучной кобыле дьякона Дудко».

«Из-за такой же ерунды — скандала в очереди за хлебом — в феврале 1917 года рухнет Российская империя» (стр. 228)

«Дмитрию Ивановичу, будущему Донскому, досталось большое и неразделённое (?!) государство. («Разделённым» может быть народ или территория, а государство — оно или есть, или его нет. — Э.Ч.) Так, по стечению случайных обстоятельств, в фундамент будущего московского (с маленькой буквы, да) царства лёг ещё один камень» (стр. 262)

Ну сказал бы хоть — просто «по стечению обстоятельств». Ан нет. Надо выпятить: «по стечению случайных обстоятельств».

И да, конечно, в следующей фразе автор сразу же уверяет, что были, мол-де, и объективные причины (о которых упоминается неясно и запутанно). Если совсем уже нельзя не сказать, например, о роли Церкви в собирании русских земель вокруг Москвы, псевдо-Карамзин тут же «оговаривается»:

«Всякий раз, когда в жизни церкви (с маленькой буквы, да) земные мотивации начинали преобладать над небесными, добром это не заканчивалось» (стр. 264).

Ага, в этой логике Сергию Радонежскому следовало смиренно молиться, а не отправлять монаха Пересвета на Куликовскую битву.

И да, по Григорию Шалвовичу, никакого Евпатия Коловрата и никакого подвига не было (стр. 96).

Главная беда Акунина в том, что он, кажется, искренне не понимает: история — это не изложение последовательности фактов (которые наш беллетрист более или менее добросовестно пересказывает) — а научно-методический аппарат, позволяющий устанавливать причины и следствия тех или иных событий прошлой, нынешней, будущей жизни страны. Но что прикажете делать, если автор в принципе не способен объективно излагать факты и делать логические выводы? Опять, думаете, я преувеличиваю? Вот пример (не из книги, а из его недавней записи в блоге, но тоже весьма показательный) — печальная иллюстрация запредельно низкого уровня Акунина-историка:

После ужасного немецкого наступления 1915 года, когда Россия лишилась почти всей регулярной армии, военная победа на Восточном фронте стала невозможна – это надо хорошо понимать. (Знаменитое Брусиловское наступление 1916 года, если посмотреть цифры, стоило нам не меньших потерь, чем австрийцам, и в стратегическом плане мало что дало). Монархия привела военную и экономическую систему страны к почти полному коллапсу.

Да. Точно. То есть когда за время Первой мировой войны производство пулемётов в России увеличивается в 25 раз, производство винтовок — в 24 раза; производство орудий на одном только Путиловском заводе в 1915 г. — 997 штук, а в 1916 г. — 2345 (прирост в 2,4 раза) — то это, по Акунину, «коллапс военной и экономической системы страны» (цифры взяты отсюда).

А когда в ходе Брусиловского прорыва русские войска потеряли 500 тыс. человек, а Германия и Австро-Венгрия — 1,5 миллиона, то это — по Акунину — «не меньшие, чем у противника, потери».

А то, что по результатам этой битвы инициатива окончательно перешла к Антанте, и австрийцы до самого конца войны из-за огромных потерь оказались не в состоянии наступать ни на одном из фронтов — это, по Акунину, «в стратегическом плане мало что дало».

Так что — да, ты прав, мой неюный либеральный друг. Мы просто придираемся. Ибо нефиг. Негоже выставлять себя (в ЖЖ и фейсбуке) писателем-совестью-нации; негоже выдавать компиляцию из текстов Карамзина, Ключевского и других прежних популяризаторов истории за свой «литературный проект».

И когда Акунин на странице 385 называет «движение по имперскому сценарию» — «ухабистым маршрутом» (маршрут — какбе линия на карте, ухабистой она быть не может) — то это не русофобия, а просто дурновкусие, которым переполнены все акунинские тексты, также, как и его «История». Слишком обширная — ожидается чуть не 10 томов — и слишком дилетантская, чтобы служить учебником. Слишком бедная для полноценного научного текста — самые поздние отсылки к предыдущим исследователям, упомянутые во втором томе, за редким исключением исчерпываются трудами Костомарова (1817–1885) и Платонова (1860–1933), со времён которых историческая наука всё-таки заметно продвинулась, особенно в части понимания истинной природы сложного тюрко-славянского взаимодействия, однобоко именуемого «ордынским игом».

В общем, стыдно, Григорий Шалвович. Стыдно-с.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Никита Хохлов
Такое ощущение что господин Чесноков изучал историю по комиксам из vkontakte. Жалобы типа "а еще Акунин утверждает что история про Евпатия Коловрата - это миф" ничего кроме, мягко говоря, сильного недоумения не вызывают. Хорошо еще про какие-нибудь славяно-арийско-языческие веды не написал. Вообще конечно, не рецензия, а детский сад, штаны на лямках. Произведение Акунина тоже конечно не шедевр, но читая таких вот чесноковых ( и нижеотписавшихся борцунов с фашизмом, не вполне, на мой взгляд, психически вменяемых) понимаешь что для российской публики Акунин - это просто таки образец исторической объективности и непредвзятости. Увы,с 19 века многое поменялось
1
Аноним
Аноним
Россия, Уфа
очень глупые замечания и придирки...
даже вырванные из текста фразы и предложения Г.Чхартишвили наполнены смыслом, автор статьи его просто не понимает и пытается что-то нагородить...
в целом проект politrussia - поддерживаю!
2
Аноним
Аноним
Россия, Новосибирск
Это рецензия? Заголовок "Торжество дурновкусия" прекрасно характеризует данный текст. И то, что автору (Чеснокову) стыдно за написанное, меня не удивляет.
Рецензия подразумевает некоторый анализ и аргументированное мнение, а это цитирование вырванных из контекста фрагментов со странными замечаниями.
2
Аноним
Аноним
Белоруссия
Спасибо Акунину, за труд. "Рецензию" же осилил только 3 абзаца. Слишком много для объективности яда.
2
Аноним
Аноним
Германия
Эдвард Чесноков, вы дебил? Зачем вы берётесь за материал, в котором ни хрена не смыслите!? Эдвард Чесноков, вы дебил!
2
Аноним
Аноним
Украина, Киев
Очень интересные два тома. Спасибо Акунину!
2
Аноним
Аноним
Россия, Москва
Объяснять г-ну Чеснокову, что его рецензия глупа, видимо напрасный труд, ибо ничтожность его замечаний и предвзятость всей тональности, еще до прочтения труда г-на Акунина вызывает лишь симпатию и сочувствие к последнему. Возможно г-н Чесноков мечтает о работе корректора, или литературного редактора? Ну тогда сия "рецензия" хотя бы приобретает какой - то смысл. Можно лишь предложить г-ну Чеснокову с претенциозным именем Эдвард самому написать что-нибудь полезное об истории государства Российского, а читатель, не беря дурного примера в ловле блох, сам оценит и выберет. Г-ну Акунину спасибо, прекрасный труд, не без изъянов, но об этом автор честно предупреждает в первой части: "Я пишу для людей, плохо знающих Российскую историю и желающих в ней разобраться. Я и сам такой же". Не являясь научным исследованием и не претендуя на это, работа прекрасно восполняет вакуум прекрасно изданной, доступной широкому кругу читателей, хорошо написанной исторической литературы, который образовался с 17г
2
Аноним
Аноним
Белоруссия
"детский сад, господин историк. Фашисты — они в батальоне «Азов» или в муссолиниевской Италии; немецкие — всё-таки национал-социалисты"
Дальше не читал. Если не обращать внимания на похабный стиль, что выдает в рецензенте уровень учителя истории колхоза "Заря", автору рецензии следует хорошенько подучить историю вообще и определение фашизма в частности. Тогда все втанет на свои места.
Еще замечу, что в хороших рецензиях вместо ошибочных тезисов автора рецензент всегда приводит, на его взгляд, верные, и желательно со ссылкой.
2
Аноним
Аноним
Россия, Ковров
прочитала два тома истории с интересом и удовольствием. это взгляд автора на историю своей страны. научитесь писать ярко и выразительно, как Акунин, и у вас не будет проблем с раскруткой. Мосек всегда больше, чем слонов.
2
Аноним
Кроме сравнительно небольшого авторского гонорара, современные "раскрученные" писатели питаются от западных фондов, так называемого, "гражданского общества". Собственно сотрудничество с этими фондами и обеспечивает многим раскрутку. А фонды платят в долларах, по расценкам и в основном за количество упоминаний о "плохой " России и "прекрасном" Западе. Хочешь красиво жить, стать известным - умей "правильно" писать, то есть так, как нужно госдепу, который эти фонды и финансирует. Нехитрая технология манипуляции общественным сознанием. Но замечен в этом не только Акунин. Та же Донцова, поразила меня сентенцией, что "все россияне мечтают жить во Франции". Да не замечаю я такого массового явления. Есть, конечно, отдельные единицы, так они есть и у французов, Депарадье, например.
-1
Аноним
"Хотел было написать ""рецензию на рецензию"", но подумал - зачем? ""Каку вижу каку слышу"" - общий смысл текста этого исторического крити
2
Аноним
чхартишвили залогинься
-2
Аноним
Ещё один Шлёцер помноженный на Миллера.
0
Аноним
Я так почитала, посмотрела. Юный авторята с типа_литературный сайтов, на которых местные "старики" орут за отсутствие логики, отдыхают. И это еще издают...
0
Леонид Ермаков
Честно признаюсь - ни одной книги новоявленного историка не читал, так как жизнь коротка и имеется свой список, который очень хочется успеть почитать. А если размениваться на подобных графоманов никакой жизни не хватит.
-1
Аноним
я как то пробовал, пришлось глаза с мылом мыть
-2
Денис Варшавчик
Я вот никак не пойму почему именно Карамзина лавры? Больше эталонов нет?)
0
Cигизмунд Чеширский
Этот горе писака собирался валить из страны, насколько я помню. Передумал чтоли?
-1
Гриша Распутин
новые гранты решил освоить....
-2
Cигизмунд Чеширский
Или Сибирь)))
-2
Дмитрий Кравченко
Акунин-это бренд,в рекламу которого издатели вложили деньги.И он будет писать этот бред книга,за книгой пока люди будут желать обманываться и неожиданно обнаруживать для себя,что белое-это черное и наоборот.Ведь это так креативно и не банально,а главное познавательно.
-1
Аноним
Да, это вообще один из самых мощных и самых успешных либеральных проектов в современной российской литературе.
-1
Дмитрий Кравченко
Это пожалуй единственный раскрученый либеральный бренд.
-2
Игорь Чудаков
Типичное коверканье истории.Мега субъективный взгляд выданный за истину,естественно рассчитанный на не совсем образованных людей.
0
Игорь Самосудов
Это случайно не ему принадлежит невероятное открытие" Великие Укры-древнейшая раса на Земле. Существовали задолго до возникновения Homo sapiens"?
-1
Аноним
не ему, но в первом томе его "Истории" много ада практически такого же "научного" уровня
-2
Игорь Самосудов
"Талантливый" чудак, что тут добавить!)
0
Аноним
мудак, скорее)
-3
Аноним
Ну какая это рецензия?...
2
Аноним
Это не рецензия, а ангажированность.
2
Аноним
Тут у обоих беда, панимаш... И труд не труд, и рецензия - только самую малость рецензия. Взаимозач
0
Аноним
P.S.: Господин Акунин вообще мастер пустословия. В каждой его книге за красивой обёрткой только чуть кофетки: копнёшь глубже - пусто
-2
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров