• Вход
  • Регистрация
аналитика
8 Августа 2016, 20:00


Атомная энергетика Британии находится в руках Терезы Мэй

1 364 0
Атомная энергетика Британии находится в руках Терезы Мэй Фото: Politrussia.com

Едва заняв кресло британского премьера, Тереза Мэй сделала ряд громких заявлений, что дало повод сравнивать ее с «железной леди» Маргарет Тэтчер. В первую очередь премьер-министр прошлась по теме ядерного оружия. Оказалось, что у страны, столкнувшейся с проблемой выхода из ЕС, глобального пересмотра политических и экономических связей со своим крупнейшим партнером, балансирующей на грани глубокого внутриполитического кризиса, переживающей резкие колебания на финансовых рынках, главными проблемами стали угрозы со стороны России и КНДР и модернизация ядерных арсеналов британской армии. Ну, а после решительной демонстрации готовности наносить превентивные ядерные удары, невзирая на возможные жертвы, Мэй заслужила громкий эпитет «атомной леди».

Стоит заметить, что Маргарет Тэтчер снискала себе славу не только бескомпромиссной внешней, но и принципиальной внутренней политикой и подчас жесткими экономическими реформами. О том, что новый премьер-министр Британии сможет защитить экономику Объединенного Королевства от последствий Brexit, говорить, собственно, рано, а потому сравнение с Тэтчер можно рассматривать скорее как политический аванс.

По истечении первых недель пребывания Терезы Мэй на Даунинг-стрит можно сказать, что ядерная тема оказалась для нее едва ли не самой близкой. Помимо уже сделавших ей популярность заявлений на военную тему, премьер успела вмешаться и в осуществление проекта из области мирного атома.

Вопреки устойчивому мнению о подавляющем технологическом превосходстве западных стран и, в частности, Великобритании над Россией, атомную энергетику Королевства едва ли можно отнести к мировым лидерам. На сегодняшний день в стране действует 15 реакторов, обеспечивших в 2015 году чуть менее 19% общего объема выработанной электроэнергии. При этом последняя АЭС была сооружена в Британии более двадцати лет назад.

Правительство Терезы Мэй отложило до осени принятие решения о строительстве новой АЭС в Хинкли Пойнт, в составе которой должно быть два энергоблока общей мощностью 3,2 ГВт. Комментируя решение кабинета, эксперты и журналисты, как правило, акцентируют внимание на том, что проект имел серьезную поддержку предыдущего премьера Дэвида Кэмерона. Однако идея построить новую атомную станцию пережила не одно правительство и уходит своими корнями в 2006 год.

Десять лет назад Тони Блэр предложил долгосрочную программу развития энергетики, в которой важная роль отводилась именно развитию АЭС. Программа предусматривала два основных направления: создание малых модульных атомных станций и строительство традиционных энергоблоков АЭС.

Малые модульные АЭС должны стать результатом сотрудничества британских и американских компаний и будут обеспечиваться значительной финансовой поддержкой со стороны государства. В строительстве традиционных ядерных реакторов Лондон полностью ориентируется на иностранных производителей. Среди тех, кто претендует на заключение контрактов и реализацию ядерных проектов по строительству АЭС новых типов, главная роль отводится японцам и французам.

Проект ""Хинкли Пойнт Си"" должен был быть реализован французским энергетическим гигантом EDF. Особенностью данного проекта является фиксируемая на начальной стадии цена электроэнергии, которую будет производить АЭС на протяжении 35 лет. Согласно предварительной договоренности французы будут получать 92,5 фунта за киловатт, а это в два раза больше нынешней цены на электроэнергию. С учетом того, что, выйдя на проектную мощность, станция должна обеспечить электроэнергией около 7% населения страны, итоговая сумма платежей становиться довольно существенной.

Переговоры по проекту начались в 2007, и еще тогда один из руководителей EDF обещал, что уже через десять лет рождественскую индейку британцы будут жарить с помощью электричества, произведенного на новой АЭС в Хинкли Пойнт.

Но надеждам французской компании не суждено было сбыться. Постепенно дело затягивалось. Причем причины были разные. То к проекту присоединялись, а потом выходили из него британские частные компании. То защитники природы доказывали опасность будущей станции, на что EDF отвечала не только заверениями в соблюдении экологических норм, но и демонстративными акциями вроде переселения колонии барсуков из зоны будущего строительства. То авария на Фукусиме в 2011 году напугала правительство настолько, что оно потребовало перепроверить безопасность будущей станции, хотя цунами и землетрясения, прямо скажем, не так часты на берегах Ирландского моря по сравнению с восточным побережьем Японии. И опять тратились деньги и время на подтверждение безопасности проекта.

В любом случае реализация проекта откладывалась, а вместе с ней постепенно переносились и сроки запуска. И вот сейчас речь идет уже о 2025 годе, хотя и эта дата не кажется окончательной. Конечно же, параллельно с этим росла и стоимость проекта. Если на начальном этапе стороны говорили о 12 млрд фунтов, то сейчас речь идет о 18 млрд, и эксперты утверждают, что это не окончательная сумма.

Таким образом, проект "Хинкли Пойнт Си" оказался крайне дорогим, но, ввиду его важности для экономики страны, британцы попытались найти дополнительные источники финансирования. Перспективным партнером проекта стал Китай, успешные переговоры с которым были закреплены в ходе визита Си Цзиньпина в Лондон в октябре 2015 года. Поднебесная выразила готовность приобрести треть проекта "Хинкли Пойнт Си" и привлечь к его реализации китайские компании, в частности, государственную China General Nuclear Power Corporation (CGNPC). Тогда Британия выражала свою крайнюю заинтересованность в китайских деньгах и всячески пыталась доказать, что является наиболее привлекательным для инвестиций партнером Пекина на Западе.

Прошло полгода, и ситуация вдруг резко поменялась. Последние заявления высокопоставленных чиновников и членов парламента оставили неприятный осадок как у французской стороны, так и у китайских инвесторов.

Причина недовольства Великобритании просматривается довольно четко. Действуя в рамках правительственной программы и веря тогдашним прогнозам аналитиков энергетического рынка, доказывавших обоснованность постоянного роста цены на углеводороды (напомним, еще два года назад нефть марки Brent стоила более 100 долларов), каждое очередное правительство королевства готово было согласиться с высокой, но фиксированной ценой на электроэнергию. При тех темпах роста нефтяных цен, британцы резонно полагали, что к моменту запуска станции в эксплуатацию где-то к 2020 году стоимость электроэнергии, полученной от традиционного сжигания мазута и природного газа, сравняется, а скорее всего превысит оговоренную с EDF сумму.

Но аналитики и вслед за ними правительство просчитались. При нынешних ценах на нефть и достаточно слабой перспективе их возврата к былым максимумам, проект будет требовать все больше государственных субсидий, которые уже сейчас оценивают в 30 млрд фунтов.

Кроме того, основным конкурентом атомных станций выступают возобновляемые источники энергии. За последние десять лет в развитии этой отрасли также произошли серьезные изменения, позволившие значительно снизить себестоимость вырабатываемых киловатт.

Как же в таких условиях избавиться от столь затратного контракта? Прямой отказ предполагает признание несостоятельности правительства в вопросах реализации стратегически важного и масштабного проекта, и это подрывает доверие иностранных партнеров. Опасаясь такого поворота, власти Уэльса, на территории которого планируется построить еще одну АЭС совместно с Японией, уже забили тревогу и направили в Лондон официальный запрос, с просьбой объяснить возможное влияние остановки проекта "Хинкли Пойнт Си" на строительство станции в валлийском Англси. И правительству пришлось оправдываться, доказывая свою приверженность идее развития атомной энергетики и сохранению планов строительства АЭС в Уэльсе.

Не приняв окончательного решения, Великобритания исподволь развернула кампанию по дискредитации проекта "Хинкли Пойнт Си". Вновь оживились гринписовцы. Политики и СМИ обсуждают бесперспективность и дороговизну АЭС.

Дошло до того, что бывший председатель комитета по энергетике Палаты общин Тим Йео за несколько дней до решения правительства отложить вопрос с "Хинкли Пойнт Си" призвал руководство страны рассмотреть более дешевые предложения России, Китая, Южной Кореи и Японии по строительству АЭС.

Что касается привлечения России, то это выглядит довольно неожиданно и заведомо нереально на фоне антироссийских санкций, заявлений о военной угрозе со стороны Москвы и готовности Терезы Мэй к превентивному ядерному удару. Но и остальным государствам, упомянутым Йео, также будет сложно заменить Францию и EDF в "Хинкли Пойнт Си". Япония практически отпадает, так как ее компании Horizon и NuGen (совместная франко-японская компания) и так задействованы в строительстве ядерных объектов в Великобритании и потянуть еще одну крупномасштабную стройку вряд ли смогут.

Южнокорейская KEPCO, обладающая соответствующими технологиями для строительства АЭС, потенциально может быть приглашена в проект. Однако ясно, что, как и другие претенденты, корейская компания должна будет заново провести разработку проекта. А это снова деньги и время. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что заявивший о более дешевых проектах Тим Йео после завершения своей депутатской карьеры продолжил заниматься энергетикой и сейчас работает в лоббистской компании, по случайному совпадению связанной с KEPCO.

Перспективным до недавнего времени партнером был Китай, который, помимо вхождения в проект "Хинкли Пойнт Си", заявлял о намерении в дальнейшем самостоятельно построить АЭС в Эссексе. Но если раньше Британия пыталась активно привлекать инвестиции из Поднебесной, то сейчас оказывается, что китайские деньги Лондону не нужны.

В адрес Китая неожиданно посыпались обвинения в тайных замыслах, направленных на установление контроля над стратегическими объектами Британии. По мнению ряда политиков и экспертов, участвуя в строительстве АЭС, Китай может получить возможность проведения кибератак и даже самостоятельно отключить станции в будущем. Основная причина подозрений — это то, что участвующая со стороны Китая компания CGNPC является государственной. При этом то, что правительство Франции владеет 85% EDF, критиков не смущает. Сегодняшнюю кампанию по дискредитации китайских инвесторов можно было бы назвать случайной, если бы подобные идеи не высказывал еще в октябре 2015 года советник Терезы Мэй, о премьерстве которой в ту пору никто и не говорил.

Китай достаточно резко отреагировал на подобные обвинения, пригрозив, что в случае срыва соглашения по Хинкли Пойнт откажется и от других инвестиций в инфраструктуру Великобритании, оценив потенциальный объем отзываемых средств в 100 млрд. долларов. Подобные шаги Лондона ставят под угрозу и собственно проект АЭС, и более широкие перспективы сотрудничества с КНР.

Но и это еще не все. Внутри EDF уже давно идут споры о целесообразности участия самих французов в этом проекте. Одновременно с кабинетом Мэй французский энергетический концерн проводил собственное заседание, на котором также рассматривал перспективы своего участия в "Хинкли Пойнт Си". Но эффектного синхронного решения французов и британцев не получилось. Хоть совет директоров EDF и поддержал проект, но без скандалов не обошлось. Прямо на заседании один из членов совета директоров подал в отставку. В марте в знак протеста против проекта АЭС в Хинкли Пойнт также уволился финансовый директор EDF.

За прошедшее десятилетие дела EDF шли не блестящим образом. На сегодняшний день долги компании составляют 66 млрд евро, а стоимость проекта в Англии превышает рыночную капитализацию EDF. Профсоюзы и часть менеджмента компании полагают, что в нынешних условиях компания просто не потянет столь затратный проект.

Глядя на все происходящее, невольно задаешься вопросом, если проект невыгоден большинству участников и прежде всего самой Великобритании, то почему вокруг него столько дискуссий? Ответ прост. Отказ от "Хинкли Пойнт Си" ставит под вопрос будущее британской энергетики.

В период с 2023 по 2035 в Великобритании должны будут закрыться 8 АЭС по причине выработки своего ресурса. Шесть новых АЭС должны были компенсировать эти потери. Но сейчас, когда "Хинкли Пойнт Си" находится в подвешенном состоянии, а вслед за ней и другие атомные проекты оказались под вопросом, Британия может оказаться под угрозой будущего дефицита энергии.

Кроме того, программа правительства предусматривает закрытие к 2022 году большинства угольных электростанций по причине борьбы с загрязнением и изменением климата. А это почти 16% британской энергетики.

Конечно, правительство Объединенного Королевства будет стараться увеличить долю возобновляемой энергии, которая уже сейчас обеспечивает четверть всего производства энергии, но пока эта сфера уступает в себестоимости традиционным станциям на углеводородном сырье. Ну, и осуществление крупных проектов, как, например, оффшорные ветряные станции в Северном море, также требует значительных финансовых вложений и определенного периода на реализацию.

Наиболее простым может показаться развитие энергогенерирующих мощностей на природном газе. Но и здесь у Великобритании есть проблемы. За последнее время доля газовых станций в общем объеме производства электроэнергии постепенно росла и достигла почти 38%. Но при этом Великобритании уже давно не хватает собственной добычи. 60% газа импортируется, в том числе и из России.

А тут в дело вмешивается геополитика. Пример с китайскими инвестициями может быть распространен и на российский газ, ставя под вопрос не надежность российского поставщика (о чем так любят говорить на Западе), а принципиальность британского покупателя.

С учетом нынешней агрессивной политики США на газовом рынке Европы можно предположить, что Америка постарается склонить своего стратегического партнера к покупке политически мотивированного, хоть и дорогого газа из США. Еще один газовый поставщик - Катар, также сможет спать спокойно, не боясь, что Британия, зависящая от поставок его сжиженного газа, решится на противодействие катарскому вмешательству в дела других стран и обвинения в спонсировании Дохой религиозных экстремистов.

Таким образом, задержка в решении вопроса о Хинкли Пойнт становится не только банальной попыткой выторговать скидки от французов и сэкономить государственные средства, но и лакмусовой бумажкой, показывающей истинные настроения в кабинете Мэй. Основной идеей сторонников Brexit`а было желание вернуть Британии ее суверенитет, пострадавший в рамках Европейского Союза. Теперь британцам стоит задуматься: «А есть ли он у них в принципе?».

Если раньше Британия могла играть роль моста между Вашингтоном и Брюсселем, то после разрыва с ЕС эта возможность пропадает. Заявления Мэй о превентивном ядерном ударе и России в качестве основного врага Британии сводят на нет перспективу нормализации отношений с Москвой. Обвинения Китая в коварных замыслах в отношении британской безопасности могут привести не только к снижению инвестиций из Поднебесной, но и к охлаждению политических связей.

С учетом этих фактов единственным сильным союзником и партнером Британии остаются США. Но говорить о равноправии в отношениях Лондона и Вашингтона не приходится. Планы модернизировать ядерный военный потенциал Великобритании за счет американских ракет «Трайдент», антироссийская и антикитайская риторика четко показывают будущее направление британской политики.

У Британии еще остается около месяца, чтобы принять окончательное решение по "Хинкли Пойнт Си", и это решение станет показателем того, готова ли Британия обеспечить собственную энергетическую независимость, пусть даже и по достаточно высокой цене, или спрячет свою несостоятельность за ширмой популистской риторики. В любом случае решение по Хинкли Пойнт на многие годы определит не только ситуацию в энергетике, но и ориентиры во внешней политике Объединенного Королевства.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Andrey Muysky
опять бриттам не повезло, главой островного туалета стала баба, и стала требовать плату за вход с тех кто туда не ходит.
0
Не цензурно
Британцы верны классике своей политики. Морочить голову всем, в надежде урвать самый жирный кусок.
0
Александр Дубинин
А король -то ГОЛЫЙ!!!
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров