• Вход
  • Регистрация
аналитика
18 Октября 2016, 10:59


Возможна ли турецко-американская военная операция в Сирии?

1 383 0
Возможна ли турецко-американская военная операция в Сирии? Фото: Politrussia.com

На фоне очередного обострения ситуации в Сирии, обусловленного как турецкой военной операцией в так называемой зоне безопасности, так и весьма нервной реакцией Соединенных Штатов на успехи сирийской армии при поддержке российских ВКС в районе восточного Алеппо, вновь активизировалось обсуждение турецко-американских отношений и перспектив их совместных боевых действий на севере страны.

Так, в западной и арабской прессе сегодня достаточно активно обсуждается возможность формирования единой турецко-американской коалиции. В частности, многие международные эксперты указывают на то, что Вашингтон и Анкара готовы на время забыть о взаимных претензиях и заключить взаимовыгодное соглашение о координации своих действий на севере Сирии.

Говоря о перспективах формирования американо-турецкой коалиции и возможных совместных боевых действиях в северных провинциях Сирии, необходимо в общих чертах обрисовать интересы обеих сторон.

Почему Штатам нужно турецкое участие в конфликте

Во-первых, Соединенные Штаты за два года существования своей «антитеррористической коалиции» не смогли продемонстрировать миру ощутимых успехов в борьбе с запрещенным в России «Исламским государством». Освобождение нескольких крупных городов в Ираке, штурм которых занял более года, несмотря на то, что контролировались они несколькими сотнями террористов, и десятка населенных пунктов в Сирийском Курдистане, отбитых при весьма сомнительных обстоятельствах, никак не может считаться серьезным успехом для «мирового жандарма», под предводительством которого в коалиции числится 65 участника.

Тут же стоит отметить, что основные задачи, афишируемые американцами с самого начала операции «Непоколебимая решимость», за два прошедших года решены не были: Мосул и Ракка по-прежнему находятся под контролем боевиков «Исламского государства». Это при условии, что взятие Ракки является краеугольным камнем американской стратегии в Сирии после прямого вмешательства в конфликт российских вооруженных сил. Объясняется это тем, что Ракка – столица «Исламского государства», и, как вполне справедливо замечают многие комментаторы, освобождение города в пропагандистском плане сравнимо с освобождением Берлина в 1945 году.

Необходимо отметить, что в самих Соединенных Штатах единства мнений по поводу необходимости освобождения Ракки нет. Американские силовики и военные вполне справедливо отмечают, что установление контроля над городом поставит крест на «Исламском государстве» как структурированной организации, соответственно, необходимость американского военного присутствия в Сирии попросту исчезает, из-за чего операцию придется сворачивать и заниматься исключительно Ираком. Политики же акцентируют внимание своих оппонентов на необходимости что-либо противопоставить русским и показать избирателю, что коалиция там находится не только ради картинки.

Фото: Текущее положение дел в Сирии (кликабельно)

Во-вторых, Соединенные Штаты не обладают полноценным инструментарием, который позволил бы им напрямую контролировать обстановку «на земле». На сегодняшний день американцы предпринимают все возможные попытки сыграть на «сирийской площадке» через сирийских курдов и исламистские группировки. Однако, как мы уже отмечали в прошлом материале, ставка США на обоих участников сирийского конфликта бесперспективна.

Сирийские курды, безусловно, готовы принимать любую помощь от Штатов и остальных членов «антитеррористической коалиции», однако класть головы «верных сынов своего отечества» за освобождение арабских населенных пунктов они совершенно не готовы. Нет у них и ресурсов для участия в операции по освобождению Ракки: количество бойцов строго лимитировано, артиллерийские и механизированные подразделения отсутствуют как класс, штабная культура соответствует исключительно партизанскому формированию, но никак не армии.

Курды действительно готовы соединять свои кантоны, но штурм Ракки в их интересы не входит.

Схожие проблемы связаны и с так называемой «умеренной оппозицией», дипломатическое сопровождение которой оказывают американцы. Проблема заключается в том, что Соединенные Штаты не имеют каких-либо рычагов влияния на боевиков, так как абсолютно все группировки находятся под полным (иногда и частичным) контролем «пула инвесторов», то есть Саудовской Аравии, Турции или Катара. Американцев к рычагам влияния их «верные партнеры» никогда не допускали.

Таким образом, перед Соединенными Штатами стоит вполне конкретная задача — освобождение Ракки. Её выполнение будет означать установление американского контроля над важнейшим узлом транспортной инфраструктуры и крупными нефтеносными полями Сирии. Однако сирийские курды идти в поход на Ракку не готовы, а исламистские группировки отрабатывают интересы своих хозяев, и в списке этих интересов взятие столицы ИГ не числится. В связи с перечисленными обстоятельствами американцы ищут поддержки у Турции, чьи вооруженные силы и боевики при определенных условиях в состоянии отбить Ракку у боевиков ИГ.

Почему Турция начала операцию в Сирии

Во-первых, вопреки расхожему заблуждению, турецкая военная операция на севере Сирии, в так называемой зоне безопасности, направлена против курдов, а не против официального Дамаска. Сирийское руководство втайне даже одобряет турецкую активность на севере страны, так как это в меру остудит боевой пыл излишне амбициозных представителей курдского народа.

Необходимость проведения данной операции без одобрения своих партнеров по блоку НАТО объясняется тем, что Анкара вполне справедливо считает Сирийский Курдистан главной угрозой для безопасности Турции. В случае же обретения курдами широкой автономии или же независимости, турки рано или поздно получили бы свой Чабанмахи и Карамахи.

Точкой бифуркации для турок стал выход сирийских курдов на правый берег Евфрата, где им удалось закрепиться в крупном городе Манбидж. Последовавшая за этим концентрация сил для нанесения удара в сторону Аль-Баба потребовала оперативного вмешательства турок, так как после взятия города в мухафазе Халеб курды оказались бы в шаге от воссоединения двух кантонов, что означало бы ликвидацию основного канала турецкой материально-технической помощи исламистским группировкам на востоке Алеппо. Таким образом, приняв прямое участие в сирийском конфликте, турки частично купировали «курдскую угрозу» и воспрепятствовали объединению двух кантонов.

Фото: Операция турецких ВС на севере Сирии (кликабельно)

Во-вторых, немаловажным фактором, повлиявшим на начало турецкой операции, стал пересмотр со стороны Анкары «партнерской программы» помощи «Исламскому государству». Совокупность ряда событий последних трех месяцев указывает на то, что турки временно отказались от прямой поддержки ДАИШ и, вполне вероятно, поставили крест на этом проекте, который существенным образом подпортил имидж турецкого руководства.

Однако отказ от поддержки «Исламского государства» автоматически выводит на главенствующие роли в Сирии саудовскую «Джебхат ан-Нусру» (запрещенная на территории России террористическая организация). Это требует от Турции корректировки своей политики. Вероятно, в качестве адаптации к новой конфигурации турки решили усилить «Ахрар аш-Шам» и предприняли попытки расколоть «Джебхат ан-Нусру» - это стало возможным после гибели руководителя военного крыла группировки Абу Омара Саракеба. На руках у турок серьезный козырь в виде контроля каналов материально-технической помощи джихадистам и весьма тесных связей с лидером террористов Абу Мухаммедом аль-Джулани.

В рамках пересмотра отношений с «Исламским государством» турки вывели крупные подразделения «Ахрар аш-Шама» из восточного Алеппо в «зону безопасности», где к ним присоединились некоторые части «Джебхат ан-Нусры». Таким образом, Анкара пытается сформировать в «буферной зоне» костяк «умеренной оппозиции», которая займется выдавливанием боевиков ИГ и курдов с севера провинции Алеппо.

Турецкая армия в данном случае призвана легализовать «северных исламистов», которые сегодня действуют в тесной координации с турками.

В-третьих, территории, которые сейчас занимает турецкая армия на севере Сирии, в перспективе станут предметом для торга между Анкарой и Дамаском по принципу «земли в обмен на местное самоуправление»: Анкара выводит из Сирии свои войска, а Дамаск объявляет амнистию для некоторых групп боевиков, действовавших совместно с турецкой армией. Эти же боевики будут инкорпорированы в региональные системы управления, что опять же необходимо рассматривать в рамках предотвращения объединения курдов и сохранения турецкого влияния на политические процессы в Сирии.

О конфликте интересов

Не сложно заметить, что у американцев и турок принципиально разные взгляды не только на будущее сирийского конфликта, но и на положение дел в северной Сирии. Турки на сегодняшний день озабочены исключительно предотвращением образования на своих южных границах курдской автономии. В рамках озабоченности курдским вопросом они пытаются закрепиться в «зоне безопасности», дабы пресечь любые возможности объединения курдских кантонов.

При этом Ракка для них не представляет особого интереса.

Американцы же заинтересованы в сохранении своего военного присутствия в Сирийском Курдистане и в громком медийном событии в рамках «антитеррористической операции», которым должно стать взятие Ракки. Освобождение других населенных пунктов Сирии, контролируемых ныне боевиками ДАИШ, критериям «яркого медийного события» не соответствует.

Однако даже если предположить, что американцы и турки смогут нащупать точки соприкосновения и обосновать друг другу необходимость формирования совместной коалиции, то представляется очевидным, что обе стороны выдвинут ряд условий.

В качестве основного камня преткновения выступает отношение американцев и турок с курдами. Для турок, как уже было сказано выше, сирийские курды – это экзистенциональный противник, реально угрожающий не только безопасности Турции, но и ее территориальной целостности. Для американцев курды – это единственная военно-политическая сила в Сирии, на которую они могут оказывать серьезное влияние. Также сирийские курды – это единственная возможность американцев сохранить в Сирии свое военное присутствие.

В качестве иллюстрации противоречий американцев и турок приведем три говорящие цитаты турецкого президента:

Три дня назад Америка доставила два самолета с оружием в город Кобани. Кому? Партии демократического союза (ПДС) и Отрядам народной самообороны (ОНС). Перед взорами всего мира они совершают большую ошибку. ПДС и ОНС — это отпрыски террористической Рабочей партии Курдистана, действующей в Турции.
Эрдоган Реджеп Тайип
В коалиции 65 стран. Мы предложили вместе победить «Исламское государство». Но если вы начинаете делать различия между террористами, то наносите вред Турции. Нам эти террористические группировки, которые вы поддерживаете, доставляют беспокойство, создают угрозу — помогая им, вы угрожаете нашему будущему.
Эрдоган Реджеп Тайип
Тель-Абъяд – это арабское поселение. Какая задача преследуется, когда его отнимают от ИГ и передают ПДС (курдская «Партия демократического союза» - прим. ред.)? Какова цель всего этого? Соединить его с Африном, чтобы достичь берега Средиземного моря? После взрывов в Газиантепе мы сказали: хватит – и точка. Во время манбиджской операции мы сказали о том, что YPG не должны быть в Манбидже. Манбидж является арабским городом. США же вели себя так, будто Манбидж принадлежит ПДС. Мы сказали им о том, что они действуют неправильно.
Эрдоган Реджеп Тайип

Таким образом, базовое условие турок будет заключаться в полном прекращении поддержки сирийских курдов американцами. Так как это практически неосуществимо и американцы на это попросту не готовы, турками в лучших традициях восточного торга будут снижены ставки. Они потребуют от американцев то, на что они со скрипом, но готовы будут пойти. Это вывод курдских формирований на плацдарм по левую сторону Евфрата. Это будет означать сдачу курдами всех позиций, которые они с большим трудом отбили у исламистов за последние полгода. Теоретически американцы готовы пойти на это, однако вряд ли сами курды будут согласны.

Вызывает также сомнения сама вероятность того, что американцы на переговорах с турками могут давать такие обещания – их влияние на курдов весьма ограничено.

Фото: Северная Сирия (кликабельно)

Следующим условием Анкары почти наверняка станет выдача Штатами главного оппонента Реджепа Эрдогана – беглого общественного и политического деятеля Фетхуллаха Гюлена. Как известно, официальная Анкара обвиняет последнего в организации беспорядков 2013 года и попытке государственного переворота в июле текущего года. Представить, что Вашингтон согласится на данное условие, практически невозможно – американцы активно работают на Ближнем Востоке и в Центральной Азии через многочисленные организации Гюлена. В некоторых странах его структуры являются единственным источником достоверной информации для разведывательного сообщества американцев.

Не менее важным условием турок станет требование от американцев реальных, а не устных гарантий обеспечения их безопасности на севере Сирии в случае расширения «буферной зоны». Анкара вполне справедливо предполагает, что излишняя активность турецких вооруженных сил неизбежно спровоцирует реакцию российских ВКС, ВМФ и РВиА, на что турки, по вполне понятным причинам, пойти не готовы.

В совокупности все требования Анкары сводятся к тому, что Вашингтон должен побить главный козырь турок – гарантии со стороны Москвы. Мы склонны предполагать, что определенного рода обещания Турция получила перед началом своей операции на севере Сирии. Об этом говорит как вялая реакция Москвы и Дамаска на турецкое вмешательство, так и регулярный обмен визитами между представителями турецких и российских ВС. Полное совпадение интересов в рамках данной операции и запуск процесса по возвращению турецкого бизнеса в Сирию также косвенно об этом свидетельствует.

В качестве гарантий, вероятно, выступило обещание Москвы никак не препятствовать образованию «зоны безопасности» на севере Турции, что, как мы уже отмечали выше, направлено против курдов и частично против боевиков «Исламского государства». Зоны турецкого вмешательства, судя по всему, имеют определенные границы: на западе это анклав афринских курдов, на востоке это правый берег Евфрата (что в целом весьма спорно), на юге это линия соприкосновения с сирийской армией. Вероятно, что движение турецких ВС будет ограничено условной линией от Аль-Баба до Тишринской плотины. 

Фото: Вид с позиций ВС Турции на сирийский город Дабик

Подводя итоги

Совокупность заведомо неисполнимых турецких условий к Соединенным Штатам вкупе с отсутствием точек для соприкосновения говорит о том, что вероятность формирования американо-турецкой коалиции маловероятна. Однако даже если турки и американцы придут к определенным соглашениям, успех возможной операции окажется под большим вопросом.

Во-первых, Анкара на текущий момент озабочена решением «курдского вопроса», который отнюдь не ограничен Сирийским Курдистаном – в юго-восточных провинциях Турции уже год идет полноценная гражданская война, и каких-либо существенных успехов турецкой армии добиться не удалось.

Во-вторых, Анкара попросту не «потянет» на себе очередную войсковую операцию. На данный момент турецкие ВС задействованы в «антитеррористической операции» против курдов в юго-восточных провинциях Турции и в операции против сирийских курдов и боевиков ДАИШ на севере Сирии.

В-третьих, турецкая армия сегодня переживает не самые простые времена – после попытки военного переворота официальная Анкара запустила процесс зачистки армейских структур от нелояльного режиму элемента. ВС и силовой блок Турции лишаются ценных кадров и пополняются новобранцами, набранными отнюдь не по профессиональным качествам. Верность «линии партии» в сегодняшней Турции определяет карьеру. 

В-четвертых, любая избыточная активность турецких Вооруженных Сил на севере Сирии (даже при поддержке американцев) неизбежно столкнется с адекватной реакцией российских ВКС, ВМФ и РВиА. Противодействовать этому американцы вряд ли способны и готовы. 

В-пятых, конфигурация сирийского конфликта меняется стремительными темпами, и то, что еще полгода назад казалось невероятным, может стать реальностью в ближайшее время. Так, после исчезновения ДАИШ как структурированной организации, первенство среди оппозиционных сил перейдет к саудовским группировкам, что, по вполне понятным причинам, Анкару не удовлетворит. В таких условиях Москва и Дамаск выступят в качестве противовеса той же «Джебхат ан-Нусре» (если к тому моменту она не перейдет под контроль турок), а Турция наверняка приложит все усилия для того, чтобы минимизировать саудовское влияние на сирийский конфликт.

То есть при определенных обстоятельствах Москва и Анкара могут начать активно сотрудничать по «сирийскому досье». История с турецкой операцией против курдов в данном случае весьма показательна. 

Таким образом, возможность формирования американо-турецкой коалиции для проведения боевых действий на севере Сирии сталкивается с рядом проблем:

1. Отсутствие единства мнений между американцами и турками о будущем Сирии, ДАИШ и курдов;

2. Заведомо невыполнимые условия со стороны Анкары;

3. Негласные соглашения между Москвой и Анкарой, которые вполне удовлетворяют последнюю;

4. Существенные отклонения от заключенных соглашений приведут к боевым столкновениям между турецкими и российскими ВС, на что первые пойти не готовы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
Аноним
Аноним
Россия, Челябинск
Спасибо, Валентин! Все по полочкам.
0
Pol Polit
Pol PolitВетеран
Комментарий заблокирован
-1
Yvette Harris
господи, сколько той сирии-то (в кв.км., в населении, в ВВП? и на тебе - полигон для стольких сильнейших армий, годы войны, грызня за каждый сантиметр...
0
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров