• Вход
  • Регистрация
Рекомендуем
4 Сентября 2016, 14:45


Моногорода при постиндустриализме: как их спасают в разных странах мира?

1 798 0
Моногорода при постиндустриализме: как их спасают в разных странах мира? Фото: Politrussia.com

Немецкая провинция оказалась на пороге серьёзного кризиса вслед за убытками концерна Volkswagen. Так, власти Баден-Вюртемберга в этом году планируют получить налоговые отчисления от Porsche в размере 1,5 млн евро. Это при том, что в прошлом году завод принёс 40 млн евро. Он является главным предприятием города, а значит у региона начинаются финансовые трудности.

Та же история происходит во всех небольших автогородах Германии, которые построены вокруг предприятий концерна VW. В Вольфсбурге, где расположен центральный завод, налоговые отчисления в прошлом году сократились на 80%. Если в 2014 году власти получили в казну 253 млн евро, то в 2015 отчисления уже составили 52 млн евро.

Сложившаяся ситуация в Германии в очередной раз обращает внимание на сложности моногородов, с которыми сталкивались промышленные страны по всему миру. Основная проблема моногородов заключается в их жёсткой зависимости от градообразующего предприятия. Любые проблемы производства автоматически перебрасываются на население города. В нынешних условиях моногорода страдают от двух факторов: от роста сферы услуг и от проблем той или иной индустрии. В Германии, к слову, сработал второй фактор: проблемы начались вслед за спадом производства в автомобильной отрасли. Тем не менее, таких случаев множество, а универсального средства решения этой проблемы до сих пор нет.

Фото: reuters

Главный завод концерна Volkswagen в Вольфсбурге, Германия

Помимо этого, стоит помнить, что моногорода – это крупнейшие промышленные центры. А значит, ещё одной важной проблемой, о которой говорят не так много, является ухудшение экологии.

Wellness-центр в химическом треугольнике

Помимо автомобильной промышленности, центральное место в немецкой экономике занимает химическая отрасль. Множество химических предприятий так же, как и автомобильных, располагается в моногородах. Между городами Халле, Мерзербург и Биттерфельд существует даже отдельный район, получивший название «химический треугольник». При этом Биттерфельд и Вольфен стали химическими центрами ещё в конце XIX века. Эта местность была выбрана производителями из-за низких цен на землю, удобного железнодорожного сообщения и близости сырья и энергоносителей.

«Химия даёт хлеб, благосостояние и красоту», - такой лозунг был распространён в ГДР. Однако с процветанием химической промышленности в регион пришла экологическая катастрофа.

В 80-е годы прошлого века распространённым явлением здесь были кислотные дожди, в результате которых происходила массовая гибель лесов. Очевидно, что в подобных условиях страдало и население городов.

Хотя перед объединением ГДР и ФРГ в отрасли начался масштабный кризис, химическая промышленность выжила и остаётся ключевым элементом немецкой экономики. Спасти такие моногорода удалось благодаря приватизации предприятий, а также ремонта и обновления устаревшего оборудования.

Более того, эти территории удалось сделать одним из центров внутреннего туризма. Так, например, расположенный в зоне «химического треугольника» город Шкопау стал популярным направлением, куда население приезжает на wellness-выходные. Если раньше из-за экологической катастрофы эта местность представляла собой жалкое зрелище, то сейчас немцы приезжают сюда отдыхать. По словам журналиста Frantfurter Allgemeine, воздух в Шкопау чистый, а в городах «треугольника» есть масса достопримечательностей, на которые стоит посмотреть.

Опыт Германии: диверсификация или расселение

Мало кому известно, что город Рур в Германии раньше был монопромышленным. Вся его экономика строилась на базе угледобывающего производства до 1980 года. С экономическим упадком отрасли Рур стал депрессивным моногородом на грани коллапса. Тогда было принято решение провести план диверсификации, в рамках которого на территории города появились новые производства в сфере электротехники, высокоточной механики и автомобилестроения. До 1995 года также действовал налог «угольный пфеннинг», средства от которого использовались на покупку угля у местных производителей, несмотря на то, что иностранное сырьё было дешевле.

Вместе с этим изменился профиль сферы образования Рурской области. В результате этого всего за 20 лет депрессивный район стал современным постиндустриальным городом.

Однако, диверсификация – это не единственный метод, используемый в Германии. Например, с кризисом моногорода Айзенхюттештадта, который был построен вокруг предприятия сталелитейной промышленности, боролись иными методами. В плане его модернизации было два направления: поэтапное переселение семей, которые не были заняты в производстве, и повышение технологичности производства с помощью автоматизации и компьютеризации. Параллельно с этим проводилась программа по оздоровлению экологии города.

При этом важно, что в Германии программами по модернизации моногородов занимаются консалтинговые компании. Они не только разрабатывают комплекс мер, который утверждается правительством, но и контролируют его реализацию.

Канада: сжатие и мобильность

В Канаде так же, как и в Германии, существует множество моногородов. Причём канадцы делят их на города «одной компании», которые являются закрытыми сообществами и управляются промышленным работодателем, и города «одной промышленности». Особенно они распространены в деревообрабатывающей и рыболовной отрасли, а также в сфере добыче ресурсов. Так, например, рыбная отрасль только в 80-е пережила два кризиса. Первый был связан с общей экономической рецессией и коснулся моногородов всех типов и отраслей. Тогда правительство помогло преодолеть негативное влияние кризиса с помощью рефинансирования и реструктуризации.

Второй кризис уже был связан конкретно с рыбной отраслью. Снижение цен на рыбу привело к массовым увольнениям. В этом случае правительство изменило политику. На осуществление пятилетней программы поддержки Atlantic Fisheries Adjustment было выделено 584 млн долларов, 15% из которых пошли на диверсификацию и созданию альтернативных рабочих мест.

В шахтёрских моногородах использовался принципиально иной подход. Здесь все средства были потрачены на улучшение технологической составляющей.

Позже канадцы стали использовать ещё один подход, который получил название «управляемого сжатия». Его суть заключается в том, что жилая территория города сокращается за счёт переезда жителей в другие регионы. Для этого канадские власти выкупали дома у населения, часть из которых реконструировали и продавали по низким ценам всем желающим, например, тем, кто не хотел уезжать из региона. При этом в городе улучшалась инфраструктура. Таким образом, властям удалось избежать феномена покинутых «городов-призраков». Этот подход наиболее удачно подходит именно для малых городов, у которых сохраняется более или менее стабильное производство, но нет потенциала диверсификации, как в случае с немецким городом Рур.

Столица мёртвых моторов

С проблемой моногородов столкнулись и США. Пожалуй, самый известный случай упадка моногородов – это Детройт и другие города «ржавого пояса» (Кливленд, Питтсбург, Ньюкасл, Филадельфия). В своё время они были фактически «локомотивом» американской промышленности, однако с 80-х годов они пришли в упадок. В поиске лучших условий крупнейшие автомобильные производства стали переносить свои производства в другие страны, что привело эти города в запустение. Так, в 2008 году Детройт оказался самым неблагополучным городом США по уровню преступности, безграмотности населения, безработицы и экологии. За 50 лет население города сократилось более чем в 2 раза.

Фото: shutterstock.com

Бывшие корпуса заводов в Детройте, США

Одной из стратегий, которые недавно стали воплощаться в Штатах, стала программа Дэна Килди «Сокращения ради выживания». Она предполагает снос беднейших городов и возвращение территории природе. Программа уже коснулась города Флинта, который находится недалеко от Детройта, где отдельные малозаселённые районы сравняли с землёй и создали на их территории парк.

Другой вариант сокращения убытков сводится к сокращению числа муниципалитетов, что позволяет увеличить налоговые доходы и сократить траты на полицию, пожарную охрану и электроснабжение.

Некоторые штаты используют противоположный подход, создавая на территории бывших моногородов зоны предпринимательства, где компании получают налоговые льготы и субсидии. Также рост ряда территорий поддерживается за счёт создания туристических центров, где строят торговые и развлекательные центры, парки развлечений или казино.

«Город нижнего белья» в Китае

В индустриальном Китае моногородов, которые обеспечивают не только страну, но и весь мир дешёвыми товарами, также немало. При этом, китайские моногорода не обязательно построены вокруг одного производства – это может быть целый комплекс фабрик одной отрасли.

Известным примером является моногород Гурао, который благодаря своей специализации называют «городом нижнего белья». Вдоль восточного побережья страны расположено около 500 подобных городов, фабрики которых заточены на производство того или иного продукта на экспорт. В эти города постоянно приезжают трудовые мигранты из центральных провинций, что подпитывает экспорт. Однако в последнее время у моногородов начались проблемы.

Основная проблема заключается в том, что расходы на сырьё растут, но клиенты не желают платить больше. В прошлом году, к примеру, из того же Гурао сбежало несколько производителей, которые оставили немалые долги и не выплатили зарплаты рабочим.

Помимо экономических проблем город страдает от экологических последствий сконцентрированного в одном месте производства. В 2010 году организация Greenpeace обнаружила, что воды района загрязнены красителями ткани, что делает их непригодными для питья.

Однако, как пишет The Economist, производители больше обеспокоены иностранной конкуренцией, чем предупреждениями «иностранных эко-воинов».

В отрасли производства нижнего белья сейчас происходит настоящая битва среди таких азиатских стран, как Таиланд, Вьетнам, Мьянма и Камбоджа. Так, в Таиланде и Вьетнаме производят бельё для мировых брендов Victoria’s Secret и La Senza, а Китай теряет свои преимущества дешевизны из-за роста зарплат рабочих. Единственное преимущество, которое держит тот же Гурао на плаву – отлаженные и удобные цепи поставок.

Тем не менее, подобным моногородам в Китае грозит запустение и экологическая катастрофа, если производители не изменят своего подхода. Вместо того, чтобы модернизировать свои технологии? руководители фабрик продолжают привлекать людей из центральных районов. Чиновники региона настоятельно рекомендуют механизировать производство и привлекать капиталы.

Неизвестно, получится ли у них изменить ситуацию. Аналитики уверены, что если всё оставить так, как есть, то трудовые мигранты вновь вернутся в свои дома центральных провинций, где будут заниматься сельским хозяйством. В таком случае на карте Китая может появится немалое количество городов-призраков.

Советское наследие

В России и странах СНГ, как и в Китае, эффективного решения проблемы моногородов до сих пор не нашли. С распадом СССР и упадком промышленного производства множество городов в бывших республиках пришли в запустение. Так, например, Узбекистан в 1991 году пережил волну массового закрытия предприятий. В результате этого кризиса страна столкнулась с огромными потоками внутренней и внешней миграции, которая привела ряд городов в запустение. В оставшихся моногородах наблюдается нехватка рабочих мест и фактическое отсутствие инфраструктуры.

Согласно прошлогоднему отчёту узбекского парламента, «необходимо определить путь развития для каждого отдельного города». Власти предполагают создать на их месте промышленные, туристические или сельскохозяйственные центры. Для этого планируется привлечь инвесторов, которые будут участвовать в развитии городов. Кроме того, рассматривается возможность перевести в малые города административные здания и университеты. Однако эксперты сомневаются в реальности этого плана.

Бывший аналитик министерства экономики страны Шохруххон Назаров утверждает:

Мне кажется, что этот план не жизнеспособен без серьёзных реформ в экономике Узбекистана. Депутаты ждут, что произойдёт чудо и «ангелы-инвесторы» начнут вкладывать свои деньги. Узбекский бизнес-реалии слишком жесткие: любое долгосрочное планирование невозможно. Таким образом, предприниматели не хотят вкладывать средства в инфраструктурные проекты, которые окупятся только через десятилетия.
Шохруххон Назаров

С той же проблемой сталкиваются белорусские моногорода. Так, Минфин Белоруссии недавно опубликовал данные о том, что Белорусский цементный завод потерял 16,5 млн долларов в 2015 году. Эти цифры – проблема для страны, но ещё большую опасность они представляют для моногорода Костюковичи, который существует за счёт этого завода.

Схожие процессы происходят практически во всех моногородах Белоруссии. Например, "Кричевцементшифер" понёс ещё большие убытки в прошлом году. Проблемы наблюдаются на градообразующих предприятиях Красносельского, Березовки и Оболя. Убыточные предприятия при худших раскладах закрываются, а это ведёт к деградации городов, забота о которых ложится на плечи властей.

Единственным положительным примером среди белорусских моногородов является Солигорск, на территории которого функционирует самое прибыльное предприятие страны "Беларуськалий". Компания сохраняет свою прибыльность, благодаря чему город остаётся функциональным. Однако это скорее исключение из правил.

Фото: reuters

Благополучный в социальном плане Солигорск, Белоруссия

Главный исследователь аналитического центра CASE Belarus Владимир Валетко считает, что одним из выходов для таких моногородов является повышение мобильности населения. По его словам, уже существуют положительные примеры. Так, он отмечает, что ситуация с работой в Березовке улучшилась благодаря частным автоперевозчикам, открывших новые маршруты в районы проживания людей, работающих в Березовке.

Множество проблемных моногородов сохраняется и в России. В своё время ситуация в Пикалево облетела СМИ и вновь возродила дискуссию о моногородах. Тогда расположенные в городе предприятия не работали полгода из-за того, что собственники не могли договориться о ценах на сырьё. Безработица и задержки зарплаты привели к массовым забастовкам. В итоге для разрешения ситуации пришлось вмешаться Владимиру Путину, который тогда занимал пост премьер-министра.

Фото: lenoblinform.ru

Как писал в 2009 году американский Forbes, Россия переживает настоящий коллапс моногородов:

«По разным оценкам, свыше 25 млн человек проживает в этих городах, построенных в советскую эру для использования местных минеральных и металлических ресурсов. Советские плановики не нуждались в диверсификации местных экономик, поэтому такие города совершенно неподготовлены к колебаниям цен на их продукт».
"Форбс"6 декабря 2009 года

Тем не менее, мировой опыт, в частности американский, показывает, что «советское наследие» – далеко не единственная причина упадка моногородов. Более того, ни одна даже самая удачная программа спасения таких территорий не гарантирует успеха.

В условиях перехода к постиндустриальному обществу проблема моногородов будет только нарастать. А это значит, что так или иначе, придётся искать подходящие методы их спасения. Мировая практика показывает, что вариантов много. Однако для каждого конкретного случая нужно подбирать индивидуальный комплекс мер. Без модернизации или диверсификации экономики такие города ждёт либо запустение и в конечном счёте исчезновение, либо искусственная поддержка и огромные финансовые вливания со стороны властей. И неизвестно, что из этого хуже.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помочь проекту


Новости партнеров
Реклама
ОБСУЖДЕНИЕ
Чтобы оставить комментарий, необходимо
зарегистрироваться или авторизоваться
или вы можете оставить анонимный
комментарий без регистрации.
vants
vantsС нами!20 комментариев
Я уже к какой-то статье писал комментарий о моногороде Чусовой, что у нас в Пермском крае загибается. Металлургический завод, построенный в середине прошлого века, не модернизировался ни разу, поэтому скоро ему кирдык. И город просто обезлюдеет. Владельцы чесались построить новую линию горячекатанных труб, но в прошлом году от этой идеи отказались по причине скачков курса рубля. И вот недавно я стал свидетелем хороших новостей: 22 августа как партнер консалтинговой фирмы был на встрече с руководством питерской компании "Промышленная целлюлоза". Эта компания запустила проект частичного перепрофилирования территории металлургического завода под своё производство. У этих людей глаза светятся, они верят в свои возможности. И это вселяет в меня надежду в лучшие времена для нашей страны.
0
Andrey Muysky
сама по себе проблема моно городов это проблема эксплуатации рабочего класса в ограниченных масштабах, без перспективного планирования, Я сам вырос в таком городе, где при ссср его заваливали почетными грамотами и знаменами, а при Бориске ушлые евреи его перепродавали с жителями неоднократно, периодически убивая русских директоров. Потом вроде устаканилось жиды поделили власть. Но город обезлюдел, и я думаю что когда они опять начнут добывать сырье, к ним никто не придет.
0
Мартын Александров
Интересно и познавательно.., немного печально. Выходом, как я думаю, станет роботизация с возможностью глубокой консервации.
1
Артур Сулейманов
Невозможно вечно выпускать одну и ту же продукцию, не меняя модельный ряд, не делая никаких вливаний в отрасль и не усовершенствуя производство. При этом надеяться, что конкуренты не будут пытаться вас вытурить с рынков сбыта. Такая ситуация произошла с тракторным заводом в Волгограде (он же Сталинград). Была разнарядка уничтожить производство, ибо оно тупо не рентабельно, дешевле закупить те же Белорусские тракторы, чем вливать миллиарды в то, что уже умерло. И тут не помогут никакие шапкозакидательные крики о том, что Путин слил и т.д. У нас в экономике балом правит махровая кудрявщина, "рука рынка" и ФРС сга. Эта ситуация складывалась медленно и поступательно в направлении уничтожения. Убить такой гигантский завод, это дело не одного года. Мастодонт обгладывался постепенно. Мы сами отдали экономический суверенитет ФРС сга и квоту на производство "билетов" вместо денег, нам выдает именно он. Так что господа, кто еще не понял- велком ту аур парадайз.
2
Артур Сулейманов
Приведенный ниже ролик наши злопыхатели преподносят как итог правления нашего президента. Хочу заметить, что подобная агитпропаганда играет на руку людям, стремящимся раскачать власть. И не особо мыслящие и разбирающиеся люди, действительно могут поверить в то, что завод был разрушен лично по приказу Путина. Гос. собственность разворовывалась и распиливалась всеми, кто это мог сделать. Люди наблюдающие угасание этого завода так же виновны в том, что произошло и сваливать на одного человека все свои проблемы, это мягко скажем-не правильно. Были забастовки? Были крики о помощи и толпы людей с транспарантами? Где были эти люди? Они были заняты местичковым воровством и растаскиванием комплектующих с этого самого завода, дабы перепродать сворованное на черном рынке. Вспомните, так и уничтожалась промышленность СССР. Бабки у дорог с новенькими глушителями, коими выдавали зарплату рабочим. Все это "рука рынка" и бесконечная тупая вера в неё.
https://www.youtube.com/watch?v=q9_WJaIIl
3
наши услуги
Видео
Реклама
Новости партнеров